Один день из жизни реализатора

2396  0
Марина Мирошник

Как раз в суровые морозные дни, когда в голове стыли даже мысли, потянуло меня на эксперименты. И потянуло почему-то в сторону рынка "Дордой". Не за покупками, а для того чтобы на своей шкуре познать нелегкую жизнь ушедших в торговлю учителей и врачей, а также других людей с двумя-тремя высшими образованиями или же даже без среднего. Тех, кто составляет эту разношерстную, в совокупности, массу.

Благо, там работает много знакомых. У одной из них, торгующей обувью, выпросила на денек возможность заменить ее в контейнере. Однако лишь под ее чутким присмотром. Правда, в процесс знакомая обещала вмешиваться лишь в случае крайней необходимости, так что все идет по плану.

Выходим из дома рано утром. Еще темно. Едва высунув нос из дому становится понятно, что день обещает быть веселым, с танцами и согревающими напитками. Подходим к самому рынку. Раскинулся. Не рынок, а целый мегаполис, живущий своей жизнью и по своим законам. Наш пункт назначения – обувные ряды.

По пути вспоминаешь, что "Дордой" - это не только покупки, но и полоса различных препятствий. Бывшие грязные лужи на неровном асфальте превратились в "чудесные" мини-катки, да и само дорожное покрытие между контейнерами обледенело и стало представлять угрозу для целостности конечностей. Вообще местами на подходе к самому рынку, там, где крыши нет, это такое царство грязного льда.

Внутри под крышей, к счастью, сухо. Рано утром нет пока и толпы бегущих людей, вызывающих ассоциации с фильмами по каналу "Дискавери" о диких просторах африканского континента. Мимо пробегают лишь грузчики и перевозчики товаров, которых в народе прозвали тачкистами по аналогии с используемым "инструментом" для перевозки. Наблюдать за их работой очень тяжело. Когда-то на заре появления рынка конкуренции в среде как таковой не было, а потому они относительно прилично зарабатывали. Почувствовав это, количество желающих освоить эту профессию росло с геометрической прогрессией. Таким образом снизились "заработные платы" старожилов, и деньги стали зарабатываться такие, чтобы можно было только выжить. В ответ старожилы обзавелись простенькими моделями сотовых телефонов и стали давать номера, так сказать, постоянным клиентам. А так как к тому времени не один продавец обжегся на том, что по дороге часть товара "немножко терялась", то есть доезжал до пункта назначения не весь товар, то проверенные и неворующие тачкисты стали цениться. Возрастной состав тачкистов - от 15 до 60-65 лет. Нагружая товаром, на их возраст никто не смотрит.

Из экономии средств бедняг иногда нагружают так, что груз с первого раза сдвинуть с места сложно. В будущем все это грозит грыжей и другими неприятными заболеваниями, ну а что делать – производства в стране практически нет, стать всем разом бизнесменами – тоже не получается. А жить на что-то надо.

Итак, мы на месте. На примерзший замок нужного контейнера, чтобы открыть, пришлось подышать – не помогло. Тогда пришлось применить более действенный способ – обогреть замерзшее ласковыми руками. А затем прыгать вокруг двери, пытаясь ее хоть на миллиметр сдвинуть – петли-то тоже замерзли.

Несмотря на крепчающие морозы, стали подтягиваться первые посетители рынка. Сначала шумными стайками, потом потоками бросились они между рядов. Было странным видеть множество беременных на последних сроках и мамаш с маленькими детьми. Какая нелегкая их занесла сюда? Неужели не понимают, что это не супермаркет, и они рискуют застудить своих чад или себя? Помимо нелетной погоды, большие скопления людей – это и различные вирусные инфекции. Однако зевающие женщины с блуждающим рассеянным взглядом, похоже, пришли на "Дордой" как на экскурсию…

Вскоре подтянулись и "индивидуальные предприниматели" - продавцы-лоточники, которые предлагают различные мелкие товары: от шоколадок и жвачек до набора для маникюра, мази от потливости стоп, газет и журналов (последние делятся на две категории: свежие – подороже – для тех, у кого торговля пошла, и месячной давности – дешевые – у кого день с точки зрения продаж скучный). Мелкой торговлей промышляют, в основном, пенсионеры и дети всех возрастов.

Давно на рынке мальчуган по имени Адилет, в своем 10-летнем возрасте он не ходит в школу, а продает на базаре семечки. Ходит между рядами и кричит что-то вроде "семИчка". Адилет почти не умеет читать, зато прекрасно считает. Иногда в свою пользу, но это простительно – опять-таки жизнь заставила.

Почти с пятилетнего возраста дети на рынке начинают промышлять сбором мешков из-под товара и картонными коробками. Картон сдается в конце дня в специально приезжающую за ним грузовую машину, которая отвозит собранное детьми в филиал картонной фабрики поселка Гидростроитель. По внешнему виду детишек понимаешь – не на конфеты и газированную воду они так деньги зарабатывают. Подбегая к контейнеру, они бойко спрашивают: "Картон надо?". Ответишь отрицательно – моргнуть глазом не успеешь, как все пустые картонные коробки, нужные и ненужные, исчезают вместе с детишками.

Покупатели обуви – это категория тоже интересная. Уже к обеду голос становится как у женщины бальзаковского возраста с солидным стажем курения. И не потому, что приходится каждый раз рассказывать о ценах и производителях. А потому что приходится просить покупателей "не нюхать обувь на предмет материала изготовления", "не поджигать ее в этих же целях", "не бросать ее на грязный асфальт, чтобы тут же померить", "не натягивать на сороковой размер ноги сапожки тридцать пятого".

К обеду у всех возникает потребность в еде, которую возят в бывших детских колясках женщины. А зимой – в небольшой порции коньяка в чай, так сказать, "для сугреву". Алкоголь дает ложное ощущение согревания организма, но когда ты уже исполнил все известные тебе танцы на ледяном полу железного контейнера, исключая нижний брейк, а ноги никак не сообщают о своем наличии, коньяк жизненно необходим. Одним глазом надо следить за обувью, хотя на витрине лишь один сапог. Но и тот могут украсть. Для чего - никто объяснить не может. По словам продавцов, коробки с обувью, сотовые телефоны воруют просто виртуозно.

К коляске с чаем подтягиваются соседи по контейнеру. Известное дело: знакомимся, разговорились. Одна из них – Айсалкын – преподает экономику и менеджмент в одном из вузов страны. Другая – Ольга – в прошлом врач-реаниматолог родильного дома. Айсалкын летает в Китай за товаром сама, Ольга же работает реализатором, то есть получает ровно столько, сколько накинет на обувь сверх цены ее хозяина. Прибыль нестабильная.

С Ольгой в прошлом году случилась неприятная история - торговля была хорошей, однако перед самой сдачей выручки хозяину ее обокрали. Вспоминать об этом по понятным причинам она не любит – страшно и больно. Но тут сработал коньяк и "эффект попутчика", когда незнакомому человеку можно и исповедаться. Оказывается, легко и запросто часто мелькавший до этого рядом с контейнером работник одной из бесчисленных на рынке столовых зашел в контейнер как будто поговорить, незаметно достал нож и "попросил" взаймы всю выручку. "Будешь кричать – убью всю твою семью", - поведал ублюдок и в деталях описал ее дом и улицу. Пришлось "подыграть" и шума не поднимать. Ничего не подозревающие соседи так ничего и не заметили. В милиции заявление при отсутствии свидетелей не приняли. Шеф на то время был в командировке в Москве.

Мало того, что Ольга не знала, как она будет возвращать деньги, она еще и стала бояться ходить на работу. Потому что преступник тем временем спокойно расхаживал безнаказанным и обещал еще раз зайти, что грозило перерасти в систематические наезды.

В отчаянии женщина обратилась к давно не жившему с ней бывшему мужу за помощью. Тот вспомнил, что его старинный приятель как-то связан с ОПГ.

Все деньги, что откладывались на покупку компьютера, пришлось отдать за обеспечение собственной безопасности. В ответ через пару дней ей предоставили видеозапись, где обидчику старым древним и очень действенным способом при помощи кулака объяснили, кого трогать не стоит и что деньги надо бы вернуть. Для верности ему сломали обе руки.

"Конечно, деньги никто не вернул. Пришлось около 60 тыс. сомов больше полугода отрабатывать, то есть работать бесплатно и жить на мамину пенсию", - в конце горестного рассказа делится Ольга.

Разумеется, возникает вопрос, как же она нашла силы в себе вернуться к прежней работе.

"Сынишка маленький подрастает, да мама – пенсионерка, - с трудом подбирая слова морщится от воспоминаний Ольга. – Вот как в жизни бывает. А всем кажется, что мы тут жируем. Торговли почти не стало в последнее время, говорят, что рынок загибается, так еще и такие истории происходят".

Так день и пролетел. Возвращаюсь домой с тяжелым сердцем. Утро следующего дня – это борьба с простудой и тяжелыми воспоминаниями.

Комментарии
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД