В бумажном царстве парламента: один день в шкуре помощника депутата

859  0
Анна Яловкина

Мы так много пишем и читаем про депутатов. Про то, что они делают или ничего не делают, про их законотворчество, общественную и личную жизнь и драки между собой. Гораздо реже речь заходит об их помощниках - невидимых, но незаменимых. Собственно, именно поэтому мне стало интересно примерить на себя профессию ассистента одного из наших законотворцев, а заодно посмотреть на парламент изнутри.

На мою просьбу побыть своей помощницей сразу откликнулся член фракции "Ар-Намыс" Дастан Бекешев. В силу своих физических возможностей, у Бекешева три помощника - Ахмадхон, Адиля и Айжана. Причем функции их достаточно четко разграничены. Ахмадхон - правая рука Бекешева во всем, что касается депутатской деятельности. Он в курсе всего - от деловых встреч и законопроектов до сути жалоб каждого гражданина, записавшегося к нардепу. Ему доверено принимать некоторые решения самому, общаться с прессой и гражданами. Вторая помощница - Адиля. Ее задача - выполнять все, что касается непосредственно исполнения. Айжана - опора Бекешева. Она ведет его под руку, присутствует с ним на парламентских заседаниях и встречах, подает ему ручку или пододвигает ему тарелку с супом... В общем, всегда находится рядом.

В тот день я успела побывать в шкуре всех трех ассистентов. Мой рабочий день начался, как и у большинства бишкекчан, в 9 утра. Помощники работают в небольшой приемной с 3-4 столами. Кабинет светлый, но небольшой, особенно, когда туда забьется куча людей, которые пришли просить и жаловаться. Итак, первым делом я принимаюсь за оформление пропусков для посетителей.

Каждый пропуск нужно относить в кабинет одного из отделов парламента для печати, а потом нести его в другой - для заверения подписью. Если пропуск "списочный", то есть сразу на несколько человек, то процедура удлиняется аж в два раза - обойти нужно уже четыре кабинета на разных этажах. Вообще, что в парламенте сразу бросается в глаза, так это безграничная бюрократия. Здесь у всего есть специальный кабинет - даже у ксерокопии.

Чтобы сделать копию декларации о доходах депутата, например, мне пришлось добираться сначала до специального отдела (названия многочисленных отделов я так и не запомнила), куда накануне сдали декларацию, а затем дойти до специального кабинета для ксерокопии на другом этаже, заполнить бланк и ждать. Пробежалась по этажам, заверив пропуски, сделав копию декларации и отправив письмо в парламентский комитет. Эту часть работы можно назвать "фитнес".

После пробежки по этажам мне вкратце объясняют историю каждого посетителя, которым я только что оформила пропуски. Они придут после обеда с визитом к депутату. Дело в том, что по вторникам у Бекешева приемный день - с 15.00 он принимает простых граждан с их проблемами, а мне предстоит их встречать.

При выписывании пропуска необходимо в обязательном порядке указывать место работы посетителя. Так вот, большинство визитеров - безработные и пенсионеры. В тот день я написала "временно безработный" напротив всех имен просителей. Ахмадхон пояснил: приходят только те, у кого много свободного времени, занятые работающие люди в приемной встречаются редко.

"Чаще всего к нам обращаются вообще не по адресу. У кого-то что-то украли, отключили отопление или электричество, не выдают зарплату или не хватает денег на лечение. Мы стараемся помочь всем, но, естественно, приходится многих отсеивать", - рассказывает Ахмадхон.

Отсев идет по принципу адекватности просьбы, возможности решения проблемы и хотя бы какой-никакой уместности обращения именно к депутату. Бекешев сетует на то, что граждане в большинстве случаев приходят с жалобами, но абсолютно без каких-либо идей, как можно себе помочь.

Приходится ассистентам парламентария думать, каким способом можно решить проблему человека. Чаще всего просьбы и жалобы прихожан никак не связаны ни с профильным комитетом нардепа, ни с полномочиями парламентария вообще. То же касается и писем от граждан - как бумажных, так и электронных, где пользователи Интернета обращаются к нардепу через соцсети. В таких случаях ассистент пишет официальное письмо в соответствующее проблеме ведомство с просьбой решить ту или иную трудность просителя. Именно написанием таких документов я позже и занялась.

По словам моих коллег Ахмадхона и Адили, результаты такой работы есть. Конечно, не всегда профильные ведомства решают проблему, но, по крайней мере, проясняют. Так, жители одного из районов Бишкека обратились по Интернету с жалобой на то, что у них несколько месяцев нет горячей воды. Направив письмо в мэрию к сроку, указанному в письме, они получили ответ - у жителей района огромная задолженность.

Еще в социальной сети Facebook депутату написала женщина. В сообщении она без подробностей написала о нехватке питьевой воды в селе. Почему нет воды - осталось неясным. Я написала письмо в Министерство сельского хозяйства и мелиорации и в Чуйскую госдминистрацию с просьбой прояснить ситуацию, решить проблему и прислать ответ не позже, чем через 30 дней. А после опять занялась "парламентским фитнесом", снова совершив пробежку по отделам.

Мне запомнились два отдела - общий и внутренний, два соседних, но абсолютно разных кабинета. В общем отделе, своеобразном почтамте, связывающим парламент с другими ветвями власти и простыми людьми, работники, видимо, больше соприкасаются с внешним миром, а посему очень общительные и улыбчивые женщины, чего не скажешь об отделе внутреннем. В последнем меня спросили, кто я такая, а получив ответ, женщина очень долго и подозрительно смотрела на меня недобрым глазом, да так, что захотелось больше никогда туда не заходить. Ну, это понять можно: отдел занимается регистрацией, отправкой и получением внутренней корреспонденции парламента - контакта с внешним миром никакого, вот и приходится вариться в парламентском соку.

Тем временем у Бекешева началось заседание комитета. Здесь помощник может расслабиться, сесть с блокнотом и делать умный вид. Или в носу ковыряться. Главное, не упустить момент, когда депутату делегируют чем-нибудь заняться или он сам чего-нибудь пообещает своим коллегам. Тогда в блокнотике следует сделать записи, чтобы нардепу потом напомнить. В тот день Бекешев ничего не обещал и ему ничего не делегировали, но я на всякий случай иногда записывала его реплики.

После обеда сопровождала парламентария на телевизионную передачу, где он рассказывал об одном из своих законопроектов. Здесь помощнику тоже ничего делать не надо было. Но можно послушать шефа и бороться параллельно с послеобеденным сном.

После телепередачи, вернувшись в парламент, обнаружила, что время визитов вот-вот начнется. Первые посетители опоздали и с возмущением вошли в приемную. Короче, бюрократия надоедает не только помощникам. Громоздкая система получения этих злополучных пропусков работает неслаженно: то и дело неправильно запишут фамилию или, вообще, на контрольно-пропускной пункт забудут отправить имена визитеров. Ахмадхон предельно вежливо успокоил недовольных, а я не вмешивалась, хотя и хотелось.

Недовольными оказались двое представителей Федерации шахмат в Кыргызстане. Думаю, мой "шеф" согласился встретиться с ними и заняться их проблемой, потому что сам большой любитель шахмат. Один из пришедших, оказалось, даже встречался с Бекешевым на одном из турниров. Защитники шахматного спорта настаивали на установлении дня шахмат, просили всестороннюю поддержку федерации, помощь в проведении турниров и создании шахматной академии.

Как раз в тот день Бекешев предложил свой проект постановления, посочувствовав шахматистам. Но его коллегам-депутатам сильно не понравилась идея с днем шахмат. Да и дело с развитием этого интеллектуального вида спорта показалось нардепам вовсе не срочным и не требующим немедленного решения. А вот инициатива создать академию пришлась по нраву. "Пусть правительство выделит средства", - быстро отреагировал один из депутатов.

Следующей была женщина, переживающая страшную трагедию - ее дочка попала под грузовик и потеряла обе руки. По словам матери, девочке требуется операция, которую можно сделать только в Германии. Бекешев во время своей грядущей командировки в Швецию пообещал ей попросить денег на помощь девочки у одного швейцарского фонда.

Адиля рассказала мне, что к Бекешеву очень часто приходят люди с проблемами со здоровьем, лица с ограниченными возможностями, почему-то находящиеся в абсолютной уверенности, что только он способен им помочь. Помощники стараются как могут - договариваются с авиакомпаниями, чтобы те предоставили бесплатные билеты в другую страну, если лечение или операция возможны только за границей, а также помогают депутату с законопроектами, облегчающими жизнь инвалидам. Но есть и те, которым невозможно помочь без их собственного стремления.

Следующим посетителем оказался молодой парень, у которого большая проблема со зрением. Он уже не первый раз в кабинете у депутата - молодой человек жалуется, что его не берут на работу из-за болезни глаз. Он просит - ни много ни мало - работать на парламентария. Ну, или хотя бы, подсобить ему с работой. Парень хвалится экономическим и юридическим образованием. Но депутат уже, видимо, не первый раз говорит, что помочь ничем не может. Мне стало интересно почему.

"Ко мне часто приходят люди, которые ничего не хотят делать, они просто просят или даже требуют. Таким людям я ничем не могу помочь. Я считаю что, у людей не может быть физических препятствий для собственного развития. Если есть стремление, любой человек может добиться успеха", - поделился со мной Бекешев.

Депутат увидел, что безработный на самом деле некомпетентный и ничего не делает, чтобы самостоятельно найти работу.

Очередной постоянный клиент - престарелый дедушка, в свое время обманутый вкладчик финансовой пирамиды "Renton group". Здесь депутат оставил меня наедине с пенсионером. Дедушка был из того разряда, кому важнее, чтобы его слушали. Работа им была проделана немалая - толстенная папка документов, уведомлений, ответов со всевозможных инстанций, ведомств и учреждений. Среди ответов на его письма были пожелтевшие листы с ответами от администрации Розы Отунбаевой, от аппарата президента Российской Федерации и посольства, от бывшего премьера и нынешнего президента Алмазбека Атамбаева и экс-спикера Ахматбека Келдибекова. Ответы были двух типов: "это не к нам, вы не по адресу, ничем помочь не можем" (в большинстве случаев) и "разберемся, поручим, включим в повестку дня". Одно осталось непонятным - чего же он хочет. Логично, что вернуть деньги, но каким образом и причем тут депутат и я, его помощница, понять так и не удалось. Впрочем, ему было уже приятно от того, что кто-то выслушал обо всех его попытках добиться справедливости.

После дедушки пришли студенты, которые мне понравились больше всех. Ребята пришли не просто с проблемой, но и с довольно простым решением. Учащиеся недовольны повышением стоимости контрактов в вузах, независимо от того, на какую сумму контракт был заключен изначально. Парни проделали большую работу - создали инициативную группу и сделали небольшое исследование, в каких вузах и насколько повысили контракт за последние несколько лет. Оказалось, например, в КНУ, КРСУ и КТУ студенты каждый год вынуждены платить все больше и больше. Решение очевидно - законодательно ограничить повышение суммы контракта для учащихся. Нечестно повышать цену для тех, кто соглашался учиться в вузе на других условиях.

Тут мы пошли в гости к депутату Наталье Никитенко, члену комитета по образованию, науке, культуре и спорту. Здесь уже студенты договаривались с ней, какую еще информацию стоит предоставить для основания законопроекта. А я тем временем уже не могла быть молчаливой помощницей и бороться со своей дурной привычкой встревать в разговоры, потому как тема студентов меня чрезвычайно волнует.

День закончился разбором входящей документации. За день образовалась толстенная папка под названием Inbox с документами, запросами, уведомлениями, приглашениями, письмами, обращениями и всем тем, что можно напечатать на бумаге и прислать депутату. А я сижу три четверти часа, зачитываю и сортирую все это по категориям - "срочно", "отложить", "отказ", "согласен", "переслать" и так далее...

Семь часов вечера. День был чрезвычайно насыщенным и бурным, и я, наконец, свободна. В голове много мыслей.

Например, задаюсь вопросом, что стало бы с парламентом, не будь у наших законотворцев ассистентов?

Комментарии
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД