"Мекен Шейиттери": Каптагаев нам никто, чтобы заставлять выходить на митинги

858  0
Асель Шабданова

Из-за недавно образовавшейся шумихи вокруг организации "Мекен Шейиттери", разоблачающей все внутренние распри и финансовые махинации, бывший и нынешний председатели решили рассказать свою правду о распрях в созданных после 7 апреля структурах. Своим мнением с интернет-редакцией "ВБ" поделились: основатель "Мекен Шейиттери" Арстан Сагындыков, возглавлявший Государственное агентство по производству и реализации спирта и спиртосодержащих напитков, и нынешний председатель Осумбек Жамансариев. Оба решили не на шутку взяться за сотрудничество со СМИ.

Ранее интернет-редакция "ВБ" сообщала об истории бывшего члена организации, которого в "Мекен Шейиттери" своим не признают. Мать погибшего 7 апреля Эрлана Омуралиева Жаныл Иманкулова обвиняла "Мекен Шейиттери" в следующих грехах: якобы некоторые родственники членов организации не были митингующими и погибли не на площади под пулями снайперов и вообще революционерами не являлись. Раскритиковала женщина и финансовую деятельность постапрельской организации. Мол, не было отчета о доходах и расходах "Мекен Шейиттери". И вообще, из-за раздачи сертификатов на квартиры, которые выдало государство пострадавшим в апрельских событиях, внутри семей возникли разногласия. В общем, все по-булгаковски: всех испортил квартирный вопрос. Кроме того, Иманкулова заявила, что временное правительство и особенно руководитель аппарата президента Эмилбек Каптагаев буквально заставляли пострадавших родственников выходить на митинги.

Руководители "Мекен Шейиттери" решили тоже высказать свою точку зрения, придя в редакцию с финансовыми отчетами.

"Кто такой Каптагаев, чтобы заставлять нас выходить на митинги? Он нам никто!" - начал беседу основатель организации Арстан Сагындыков. Он подробно рассказал свою историю событий после 7 апреля, подчеркнув, что активная гражданская позиция "Мекен Шейиттери" объясняется тем, что дети членов организации отдали свои жизни для установления справедливости в стране. Кстати, сына Сагындыкова на самом деле убил снайпер, но погибший совсем не был митингующим. Мужчина стоял недалеко от "Белого дома" у входа в один из салонов красоты, находящихся на ул. Логвиненко. Видимо, снайперам дали задание устранять тех, кто может быть похож на организаторов беспорядков. А такими могли оказаться прилично одетые мужчины, разговаривающие по мобильнику. К сожалению, сын Сагындыкова, идущий к авто в деловом костюме и разговаривающий по телефону, напомнил убийцам зачинщика акции протеста. Необходимо отметить, что сын Сагындыкова был крестным сыном покойного руководителя бакиевской администрации Медета Садыркулова, и у него были претензии к экс-президенту.

"Мы всегда будем выходить на митинги, если заметим несправедливость. И продолжим следить за властями, ведь мы их предупреждали", - заявил Сагындыков.

Вообще, к словам Иманкуловой он посоветовал не прислушиваться, поскольку считает, что у матери после потери сына не все в порядке с головой. Кстати, о месте смерти ее сына две стороны сходятся во мнении: молодой человек с раной, нанесенной тупым предметом, попал в больницу Сокулука, однако потом его перевезли в Бишкек, где он и скончался. Обратили внимание гости редакции и на противоречивые заявления Иманкуловой. Та, конечно, себя невменяемой не признает.

Обвинения в финансовых хищениях общественных денег Сагындыков признал даже не имеющими права на существование.

"Я человек состоятельный. На протяжении 12 лет у меня было предприятие по производству вина. Когда Бакиевы стали прессовать меня, создал другую компанию. Я свою семью и детей обеспечил машинами, недвижимостью и всем необходимым задолго до создания "Мекен Шейиттери". Так что брать и воровать несколько тысяч сомов из организации, которую я же и создал, мне просто не нужно. Ни тыйына из перечисленных денег я себе не присвоил. Наоборот, из своих личных средств немало отдал в помощь членам общества, отдавал просто из своего кармана нуждающимся, просил состоятельных друзей перечислить на счет организации", - подчеркнул он.

Согласно отчету, в 2010 году на счет "Мекен Шейиттери" поступило 316 700 сомов, в основном от фирм, чьи владельцы знакомы с Сагындыковым. В 2011 году перечислено 520 тыс. сомов. В отчете прописано, что зарплату в общественной организации получают только три человека, занимающиеся административно-техническими вопросами. В статье расходов также указано, что "Мекен Шейиттери" тратила деньги на матпомощь погибшим, проведение поминок, пресс-конференцию, оплату телефонных счетов, покупку компьютеров, оргтехники и телефонных аппаратов, канцтовары, нотариальные услуги и съемки видеоклипа о погибших 7 апреля, а также на изготовление удостоверений. Итого использовали 525,29 тыс. сомов.

Что касается распределения недвижимости, то Сагындыков также уверенно заявил, что сертификаты на квартиры раздавал не он, а госкомиссия по координации социальной поддержки родственников погибших и пострадавших 6-7 апреля 2010 года. "Ее председателем был Эмилбек Каптагаев, я тоже входил в эту комиссию, однако потом отказался от членства в ней и ушел", - добавил основатель "Мекен Шейиттери".

Он признал, что, действительно, сертификаты выдавались каждому близкому родственнику погибшего для того, чтобы обеспечить равные права каждому. "Хочет семья жить вместе, пусть живет, а если хочет продать свою долю и получить деньги, пусть продает", - высказал свое мнение Сагындыков.

Он отметил, что никаких обещаний о 5 млн сомах за участие на митингах не было. У председателя была инициатива подать иск на семью Бакиевых с требованием компенсации в размере 5 млн сомов для семей пострадавших.

По его мнению, в данное время проводится кампания по расколу апрельско-революционного сообщества, поскольку организация не выгодна властям или стала теперь ненужной. Возможно, сказал Сагындыков, во главе этой силы стоят определенные заинтересованные лица, в их числе и сотрудники спецназа "Альфа", сидящие на скамье подсудимых.

"После того, как мне предложили должность в Госалко, так как я много лет проработал в этой отрасли, я должен был оставить общественную деятельность. Сказал об этом на собрании. Только с третьего раза мне удалось уговорить членов отпустить меня, и я предложил на свою должность одного из самых грамотных представителей организации Осумбека Жамансариева", - объяснил причину ухода из "Мекен Шейиттери" Сагындыков.

Жамансариев тоже ответил на обвинения Иманкуловой. "Методом голосования меня избрали председателем организации. А до этого я долгое время работал в мэрии Бишкека. Не знаю откуда у не очень здоровой психически Иманкуловой информация о моем аферистическом прошлом во время работы в муниципалитете", - рассказал глава организации, являющийся также адвокатом потерпевших на суде по апрельским событиям.

Дом стоимостью в $200 тыс., о котором заявляла Иманкулова, по словам Жамансариева, совершенно ему не знаком. "У меня есть территория около 10 соток и дом. И я его получил через судебные органы", - заявил он. Хотя следившие за Жамансариевым люди не раз видели его заходившим и выходившим из особняка в районе "Киргизия-1".

Подозрения Сагындыкова о внешнем вмешательстве в дела организации Жамансариев подкрепил тем, что представитель фонда "Единство силовых структур" Чынгыз Шаршебаев, защищающший альфовцев, не раз предлагал ему сделки, но он отказывался.

"В данное время мы хотим, чтобы суд по апрельским событиям прошел справедливо", - подчеркнул он.

Председатели отметили, что случай с якобы избиением Иманкуловой раздут ею. "Она выступала перед членами организации и начала говорить о том, что жена экс-премьера Данияра Усенова Динара Исаева предлагает по 5 тыс. сомов и приглашает в кафе, где она накрыла стол. Конечно, родственники были возмущены таким предложением и ее выпроводили несколько членов, но никакого избияния не было", - рассказал Жамансариев.

В "Мекен Шейиттери" сходятся во мнении, что одним из достижений организации является объединение пострадавших. Однако говорить об объединении особо не приходится. Руководители согласны с мнением о том, что среди 1,5 тыс. носителей такого громкого, и, казалось бы, почетного звания как "Герой 7 апреля", есть случайные лица. Среди них они особенно выделяют Иманкулову и еще родственников восьмерых человек, которых на площади вообще в тот день не было или которые не являлись революционерами. Но получили квартиру и компенсации от правительства. "У нее ничего святого не осталась. Она давно продалась. Мы сейчас хотим оспорить "геройство" ее сына", - говорят о Жаныл Иманкуловой. Она же в свою очередь, отзывается о них не самыми приятными словами.

От собственных источников, связанных с участниками апрельских беспорядков, стало известно, что в "геройских" кругах на самом деле ходит мнение, будто Осумбек Жамансариев поправил свое финансовое положение, возглавив организацию. И сами ищут доказательства его нечистоплотности. Однако признают, что на праздники основатель организации Сагындыков раздавал членам "Мекен Шейиттери" подарки за счет собственного кармана, и к нему повадились обращаться по любому поводу, чтобы попросить матпомощь. Сам Сагындыков официально об этом не заявляет.

В целом, можно признать, что постапрельские организации сами во многом дискредитировали себя некорректными высказываниями, митингами, от которых устали все горожане, политическими спекуляциями и просто шантажом. А также высказыванием своих оценок по поводу происходящих в стране событий. Прошедшие в ночь с 7 на 8 апреля грабежи тоже отложили в памяти граждан свой отпечаток. Уже без разбору всех, связанных с апрельскими митингами, называют мародерами. Тем, чьих близких родственников убила снайперская пуля, конечно же, больно и пережить смерть, и слышать неприятные отклики и обвинения в мародерстве.

Что скрывать, власти тоже старались построить собственный пиар за счет жертв 7 апреля. И теперь уже сложно сказать, кто на самом деле пострадавший, а кто пытается за счет звания апрельского героя извлечь политические и иные дивиденды. Однако можно отметить и то, что в "Мекен Шейиттери" собрались близкие родственники погибших при смене власти в стране. Многие из них уже сами жалеют, что появилось звание "Герой 7 апреля", так как некоторые так называемые пострадавшие от "кровавого бакиевского режима" изрядно подпортили имидж организации. Кстати, более неоднозначное мнение ходит вокруг "Айкол Ала-Тоо" - организации, куда вошли раненные 7 апреля. Именно о ее членах отзываются как об очень неорганизованном сборище людей, где нет единого мнения, но много амбиций и корыстных целей. Но это уже совсем другая история.

Комментарии
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД