Перспективы Ирана в Центральной Азии и фактор ШОС

455  0
www

Центральная Азия, наряду с Кавказом, Балканами и Ближним Востоком является одним из тех евразийских регионов, где отчетливо выступают принципиальные расхождения в подходах глобальных участников мировой системы международных отношений к самому широкому спектру международных проблем. Тем не менее, применительно к этому региону можно говорить, например, об отсутствии каких-либо подвижек в стремлении США и их европейско-арабских союзников подвергнуть Иран максимальной внешней изоляции. Политика вынуждена считаться с географией. Не говоря уже об экономике.

В основе современных тактических ориентиров иранского подхода к сотрудничеству с центральноазиатскими странами лежат, прежде всего, прагматические интересы, на пресловутый "экспорт исламской революции" здесь нет и намека.

Одной из перспективных сфер сотрудничества в рамках иранской региональной политики является добыча, переработка и транспортировка энергоносителей. Этим и обусловлена одна из главных целей Ирана в регионе – обеспечение доступа к новым проектам по разработке газовых и нефтяных месторождений, а также разворот основного экспортного потока энергоносителей из Центральной Азии через Иран (возможно, и в обход России на Украину и в страны Европы). Хотя последнее, исходя из реальностей, представляется наименее вероятным.

Наибольших успехов в регионе Тегеран добился во взаимоотношениях с Туркменистаном, Казахстаном и Таджикистаном, с которыми реализован или реализуется ряд взаимовыгодных экономических, энергетических и транспортных проектов, но, необходимо подчеркнуть, Иран при этом избегает демонстрации каких-либо устремлений к региональному лидерству. В целом, можно отметить положительную динамику торгово-экономических и финансовых связей Ирана со всеми странами Центральной Азии, значительное укрепление его позиций в экономике региона вкупе с другими крупными игроками. Иранское проникновение в экономику региона не носит столь масштабного характера, как китайское, не столь громко декларируемо и политизировано, как западное, но оно неизменно поступательное и последовательное.

Одним из механизмов, посредством которого Иран был бы склонен активизироваться в регионе, в иранских экспертных и политических кругах видится Шанхайская организация сотрудничества. Особенно очевиден этот интерес в период 2008-2010 гг., последующий спад связан, на наш взгляд, с наступившей позже определенной стагнацией самой ШОС.

Тем не менее, иранское руководство видит в ШОС огромный, пусть и пока слабо используемый, потенциал экономического сотрудничества. Иранский взгляд в значительной степени совпадает в этом вопросе с китайским, да и на практике Иран заинтересован прежде всего в китайском рынке, для которого он является одним из основных поставщиков энергоресурсов (не менее важно развитие отношений с Россией, в том числе и в ядерной сфере, но здесь включаются уже и серьезные политические факторы, представляющие предмет отдельных обширных дискуссий).

В любом случае, пусть и вдостаточно общем виде, но необходимо отметить совпадение взглядов Ирана на ШОС с Китаем и Россией, которые воспринимают организацию как форму противостояния проникновению влияния США в регион. Иран солидарен с главными игроками ШОС – КНР и Россией – в том, что регион должен самостоятельно обеспечивать свою стабильность и безопасность без вмешательства внешних сил. Как нам представляется, эти точки соприкосновения создают хорошие предпосылки для взаимодействия, а статус полноценного члена ШОС позволил бы Ирану в полной мере использовать членство в организации для обозначения своих принципиальных подходов к формированию в ЦА региональной системы безопасности.

Вряд ли есть основания оспаривать тот факт, что доминирующим в сфере рисков и угроз для региона является афганский вектор. В этом направлении значимость Ирана вряд ли оспорима. Тегеран имеет в Афганистане два главных канала влияния. Во-первых, это шиитская ирредента, включающая этнических хазарейцев и небольшое количество других этнических меньшинств. Их размещение на территории страны имеет свою специфику. Хазарейцы живут компактно в провинции Бамиан в центре страны, дисперсно большие группы рассредоточены в Балхе, Баглане, Фарохе, Кандагаре и Кабульской провинции. Потенциально эти шиитской общины могут быть легко мобилизованы иранской стороной на религиозной основе. Второй канал влияния Ирана в Афганистане распространяется на таджикское население, в 1990-е годы именно Тегеран и Москва были главными союзниками Северного альянса, и большое число связей афганских таджикских политиков с иранскими соответствующими структурами сохраняется и в настоящее время.

Вступление Ирана в ШОС на фоне спорадических обострений ситуации вокруг иранской ядерной программы может позиционировать ШОС как блоковое объединение и стать причиной ухудшения отношений с Европой и США, сотрудничеством с которыми так или иначе дорожат Китай, Казахстан и Узбекистан, а также (из числа наблюдателей) Индия. Но именно иранский вопрос – один из тех, что тормозят сегодня принятие решения о расширении организации, и, главное, о наполнении ее деятельности конкретным содержанием. Неполноценно охватывая задействованные в региональной геополитике страны, ШОС обречена оставаться диалоговой площадкой, но не эффективным инструментом региональной безопасности. Вопрос же о ядерном досье Ирана решается путем взятия ШОС под свою ответственность вопросов ядерного контроля в регионе, тем более, что МАГАТЭ эту функцию давно уже в реальности не выполняет. Если же ядерная программа Ирана будет поставлена под контроль ШОС, эта надуманная проблема будет решаться региональным сообществом безо всякой конфронтации. В этом случае и поведение Ирана для стран региона станет более предсказуемым, что может только способствовать безопасности региона в целом. Такой сценарий, по нашему мнению, объективно может быть альтернативой тому, что сегодня безуспешно пытается сделать в отношении Ирана в ядерном вопросе Запад через инструменты ООН.

Некоторые западные исследователи подчеркивают очевидное противостояние ШОС странам НАТО, в частности США, так, по мнению бывшего министра обороны США Дональда Рамсфельда, сотрудничество Ирана с ШОС нелогично, вследствие того, что последний воспринимается как "ведущий спонсор террора в мире". Пропагандистская риторика чужда политической реальности. США не нравится сама вероятность расширения роли ШОС, так как пути решения многих региональных и международных проблем этой организацией не вписываются в рамки проводимой американской администрацией политики в регионе.

Население Ирана и его экономическая мощь превосходят суммарную численность населения стран Центральной Азии и их совокупный экономический потенциал. Из тройки мусульманских государств, стремящихся к расширению своего влияния в регионе, Иран уже сейчас во многом опережает Турцию и Пакистан. Практика изоляционизма, проводимая США по отношению к Ирану при сугубо прагматичном подходе, присущем, как правило, руководителям стран региона, не способна компенсировать странам Центральной Азии тех потенциальных дивидендов, которые они могли бы получить от сотрудничества, обусловленного реальным геоэкономическим и геополитическим весом Ирана, в том числе – и используя механизмы ШОС.

Комментарии
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД