Стенограмма интервью Алмазбека Атамбаева радиостанции "Эхо Москвы" (часть 1)

522  0
www

А. ВЕНЕДИКТОВ – 10.08 минут в Москве. Всем доброе утро. У микрофона Алексей Венедиктов, в Москве сейчас 10 часов. Господин президент, а сколько сейчас в Бишкеке?

А. АТАМБАЕВ - В Бишкеке 8, ой, 12.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это вам ответил президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев. Наш гость. Доброе утро. Тем не менее, все равно там утро. Ольга Бычкова и Татьяна Фельгенгауэр. Татьяна.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Господин президент, вы встречались с Дмитрием Анатольевичем, как нашли президента, который вот-вот уже уходит со своего поста?

А. АТАМБАЕВ - Знаете, что бы про него ни говорили и ни думали, мне с каждой встрече Дмитрий Анатольевич Медведев нравится все больше. Честно скажу. Это человек по-современному думающий, очень порядочный. Знающий ситуацию и иногда я вот смотрю, жертвующий своими амбициями, может быть даже именем во имя порядочности. Это большая редкость все-таки.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - А уверенность во взгляде, твердость в словах.

А. АТАМБАЕВ - Этого ему не надо. Потому что, во всяком случае, со мной, потому что мы вчера например, разговаривали около двух часов. Есть нам, о чем поговорить. Мне очень нравится этот человек. На самом деле. Вот когда я его не знал, а больше слышал о нем в разных передачах, в том числе не буду скрывать я очень люблю "Эхо Москвы", смотрю по RTVi, правда, и у меня было другое мнение. Но когда два раза мы с ним очень скажем так, особенно вчера пообщались, впечатление совсем другое. Это довольно сильный, глубокий человек. Который адекватно все воспринимает, понимает ситуацию в стране, понимает необходимость перемен. Но в своем отечестве пророков нет.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Господин президент, вы встречались с премьер-министром вчера Владимиром Путиным. А в чем принципиальная разница между нашим президентом и премьером, как вам показалось?

А. АТАМБАЕВ - Вы знаете, все-таки, если мы вспомним, сам человек homo sapiens выживает благодаря тому, что быстро забывает плохое. Вот в России очень быстро забыли, что России просто могло не быть. И то, что сегодня демократия, люди начинают говорить про свободу и так далее, ведь буквально вспомните 1998 год, дефолт, были годы, когда думали про кусок хлеба. И что бы ни говорили про Путина, но то, что сегодня люди уже говорят не о том, что надо выжить и где-то кусок хлеба найти, а говорят про свободу, демократию, это тоже результат работы Путина. Нравится вам это или нет. Ведь в то время, когда Россия была на грани распада, вот со стороны поверьте мне, я думал, России не будет. Потому что уже создавали Уральскую республику, я уж не говорю про Чечню. Если такая держава как Россия не дай бог распадется ядерная, не дай бог, в то время я все-таки думаю, придет время, когда люди, россияне оценят то, что сделал Путин и то, что делает. Но еще раз повторяю, в своем отечестве пророка конечно нет. И может быть это и хорошо, что как вы сказали, это работа журналиста, на то и щука, чтобы карась не дремал. Но в этом и разница, что было такое время, когда если после Бориса Николаевича пришел бы еще один Борис Николаевич, то просто не было бы России.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы сейчас говорили о Путине, но мы знаем, что Владимир Владимирович сильно не любит разного рода революции и революционеров. Но вы дважды участвовали в революциях, дважды свергали существующий строй. То есть вы в глазах Путина, на мой взгляд, страшный "оранжевый" человек.

А. АТАМБАЕВ - Мы много разговаривали об обеих революциях, кстати, вторая революция ее практически сам бывший президент организовал. Он организовал ее тем, что просто всех оппозиционеров посадил в тюрьму. В том числе и меня посадили в тюрьму. Мне дали обвинение, что тебе полагается 25 лет тюрьмы. Фактически за инакомыслие. И люди поднялись. Я, кстати предупреждал, что, ребята, зря вы сажаете, например, меня и других в тюрьму. Люди другие поднимутся. И поверьте мне, вот первая революция, у нас тоже была такая же задача, что лишь бы не Акаев. Вот сейчас я смотрю ваши передачи, и в основном приходят люди многие, которые говорят: лишь бы не Путин. Это не лозунг. Вот мы пошли тем путем, я помню, когда мы в 2005 году свергли Акаева, он убежал просто и я там, например, месяцев 8 праздновал, ни на какую должность, на работу не пошел. Хотя меня занесли, сказали, наш президент Атамбаев я помню. Нет, говорю, мне этого не надо, не говорю главное, что Акаев ушел, теперь жизнь наладится. Но получилось намного хуже. Намного страшнее. Потому что последняя власть, это не мои слова, один швед написал докторскую диссертацию, и пишет о том, что последняя власть при ней коррупция уже была не явлением, а методом государственного управления. И было фактически сращивание организованной преступности и власти. Вот яркий пример, когда бывшего главу администрации генералитет вместе с криминалом убивал. Причем после пыток. Поэтому вот этот лозунг, мы это прошли – лишь бы не Акаев. Мы получили намного страшнее власть. И сейчас, когда говорят "лишь бы не Путин", не дай бог, вы же можете получить намного страшнее. А Путин вы поверьте мне, он понимает необходимость перемен и Медведев понимает необходимость перемен. Просто надо немножко терпения. Мне кажется главное то, что народ поменялся и то, что и власть в России, я не говорю про министров, мне многие ваши министры не нравятся. Но я вижу, что и президент, и премьер-министр понимают, что пришло время перемен. И для этого не надо революций, потому что поверьте мне…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это говорит бывший революционер, дважды революционер.

А. АТАМБАЕВ - … который прошел две революции, да, поверьте мне, что всегда надо все-таки идти эволюционным путем. Тем более вот у вас есть возможность для этого. Но люди поменялись, сама власть уже поменялась. Вот последний пример. Ведь президент России я знаю, недавно встречался и с системной оппозицией и несистемной оппозицией. Более того, я, когда с ними разговаривал, вчера с Медведевым, позавчера с Путиным, оба говорят о том, что надо вести диалог и надо уже ставить не на человека, а саму систему сделать так, чтобы система работала. И вы знаете, меня это поразило. Нам не повезло. Вам я считаю все-таки, дай бог, у вас будет совсем другая дорога, без революций и эволюционным путем. Ваша власть понимает, что нужны изменения. Глубочайшие. Демократические.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я напоминаю, что у нас в гостях в прямом эфире Алмазбек Атамбаев, президент Кыргызстана. Татьяна.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - В добивочку все-таки вы как опытный революционер…

А. АТАМБАЕВ - В добивочку. Красивая фраза. Мне нравится.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Дайте тогда совет людям, которые выходят на улицы с протестами, лозунгами "Только не Путин", на что заменить, какой лозунг?

А. АТАМБАЕВ - Вы же знаете, сейчас уже ничего не надо менять, просто я посоветую, не доходите до крайности, потому что сейчас и Путин и Медведев они оба понимают, что нужны большие изменения, демократические изменения. В том числе будут и кадровые изменения. Я вчера не буду скрывать и позавчера об этом разговаривал. Тем более мне есть, что сказать такого негативного в адрес многих членов правительства России и поверьте мне, что и президент и премьер-министр это понимают. И когда многие вещи вы обсуждаете, во внешней политике, в других делах, есть вещи, о которых, к сожалению, любой популист может заявить здесь, а президент России или премьер не может сказать. Потому что есть государственная тайна, есть интересы государства. И совсем другая ситуация. На самом деле. Во многих вопросах.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Ольга Бычкова.

О. БЫЧКОВА – Вы вчера встречались не только с Медведевым и Путиным, вы встречались также с представителями киргизской диаспоры. Причем не только тех, кто живет в Москве, но и по-моему, в 40 с лишним…

А. АТАМБАЕВ - 42 региона России.

О. БЫЧКОВА – Да, в других местах. Очень жаловались они на российскую демократию и на то, как им тут живется?

А. АТАМБАЕВ - Вы знаете, они в основном говорили, есть такие моменты шовинизма, есть моменты национализма, когда люди говорят, например, к сожалению, многие политики говорят российские видные, что Россия для русских, азиаты нужны только, чтобы подметать дворы. Это страшно слушать. Потому что сила России всегда была в том, что Россия делала любого человека ярким представителем защитников интересов России. Самой величайшей царицей России была Екатерина Вторая. Кто она по национальности? Первый писатель Россия – Фонвизин. В конце концов, вот Путин говорил про Бородино, кто Кутузов? Кутузов это потомок Кутуза, азиата, тюрка. И об этом забыть, тогда возьмите Пушкина, Лермонтова, Тургенева – потомок Тургана. Есенина. Вы же знаете, это страшно. Это люди, которые об этом говорят, они хотят развалить Россию. Потому что Россия, сила России только в единстве вот этих национальностей, которые населяют Россию. Даже возьмите город Москву, это же не мононациональный город, и тот человек, который говорит, что Россия для русских, он фактически делает все для того, чтобы России не было. Поверьте мне. Это то же самое у нас, если у нас кто-то говорит, что Кыргызстан для киргизов, киргизы первый сорт, а остальные второй, или Кыргызстаном должны управлять чистокровные киргизы, это беда для Кыргызстана. У нас общая беда. Потому что и у нас общенациональная страна.

О. БЫЧКОВА – А можно вернуться к тем киргизам…

А. АТАМБАЕВ - В добивочку?

О. БЫЧКОВА – Нет. В продолжение. К тем киргизам, которые живут и работают сейчас в России. В России принято считать, что их очень много. А сколько на самом деле, у вас есть данные?

А. АТАМБАЕВ - Где-то было более полумиллиона человек. Но я одно хочу сказать, если кто-то думает, что очень много, поверьте мне, Россия без рабочих рук уже не обойдется. И мы бог даст, поднимаемся на ноги, мы будем разворачивать строительство ГЭС, различных заводов, фабрик. Киргизы будут уезжать. Но свято место пусто не бывает. Хотя это место не святое. Место дворника или строителя. Приедут китайцы или другие. Поверьте мне. Это будет совсем другая ситуэйшен. Потому что вот киргизы, если взять по большому счету, вот я вчера открыл памятник Манасу, нашему легендарному предку, создателю киргизского каганата, вы знаете, что Манас это для киргизов и Ветхий Завет и Новый Завет, и талмуд как говорится. Манас – выходец с Алтайского края России. Это этнический россиянин. У нас общие корни. Для любого киргиза Россия для меня лично возьмите, я учился я в Москве. Мой отец воевал за Россию. И когда какой-то москвич унижает киргиза, я хотел бы напомнить, что в 1941 году защитила Москву Панфиловская дивизия. Которая была создана в городе Фрунзе Киргизской ССР. И названа Панфиловской по фамилии комиссара военного Киргизской ССР. Генерала Панфилова. Киргизы защитили в 1941 году Москву. И когда теперь мне киргизы жалуются на некоторых вот этих ксенофобов, вы же знаете, обидно просто. Надо помнить историю, есть прекрасная фраза, что если ты стреляешь в прошлое из пистолета, то в тебя будущее шарахнет из пушки.

О. БЫЧКОВА – Но вы обсуждали эту ситуацию с Медведевым. С Путиным?

А. АТАМБАЕВ - Конечно, обсуждал. Выход все-таки простой. Все-таки мы выход видим в том, чтобы мы были в едином экономическом пространстве. Кыргызстан должен быть в одном едином экономическом пространстве с Россией.

О. БЫЧКОВА – Национализма это не отменит?

А. АТАМБАЕВ - Национализм в любой стране был и будет, потому что вы же знаете, есть такая фраза, национализм это последнее убежище для негодяев. Это не моя фраза, это фраза Л. Н. Толстого. Это не мои слова.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вдогонку.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Вдобивочку. Господин президент, понятно, жаловались на ксенофобов, а например, на главного санитарного врача не жаловались?

О. БЫЧКОВА – Вот когда господин Онищенко говорит, что слишком много инфицированных иностранных рабочих, и вообще его ведомство не доверяет справкам и здоровью, которые выдают медицинские службы центрально-азиатских стран, отправляющихся…

А. АТАМБАЕВ - Какие-то факты есть у того же Онищенко, но все равно хотелось бы, чтобы когда человек такого ранга говорил, он все-таки немножко думал о том, что говорит, наверное, тоже. Это относится не только к Онищенко. Есть политики намного более высокого ранга, которые заявляют вообще, я думаю, и этот человек хочет стать президентом России. Страшно, не дай бог.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я вернулся бы к вашей встрече с киргизской диаспорой. Господин президент, когда люди жалуются на отношение соседей рядовых или заявления какие-то, это понятно. Но вот, например, последнее время очень много депортаций таджиков. Нелегальных. Вы обсуждали с президентом или премьером, как легализовать тех ваших соотечественников, которые приехали нелегально сюда, но хотят работать легально.

А. АТАМБАЕВ - Конечно же, потому что все-таки здесь вина именно правительства Кыргызстана. То, что люди были вынуждены уехать по разным странам. В Россию, Казахстан, вплоть до Америки. Везде работают. Но дело в том, что это вина правительства Кыргызстана. Если бы 20 лет прошедшие Кыргызстаном руководили бы нормальные власти, то ведь можно было бы, одних ГЭС только было запроектировано еще при советской власти 28 проектов. Это миллионы рабочих мест. Бог даст, мы начнем эти проекты осуществлять. Конечно, мы это обсуждали. Но выход все-таки кардинальный один – все-таки, если мы войдем в единое экономическое пространство, которое раньше и до этого называлось Таможенным Союзом. Только один выход. Мы должны быть в одном экономическом пространстве.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А какой календарь тогда?

А. АТАМБАЕВ - Вот тогда смотрите. Тогда права наших мигрантов в России будут такие же, как у граждан России, кроме права выбирать и быть избранным. То есть ему не нужно будет уже разрешение на работу и так далее. Хотя я конечно же мечтаю о том, чтобы мы бог даст, начали побыстрее строить эти ГЭС, заводы, фабрики и чтобы многие ребята вернулись. У нас бог даст, строители тоже будут нужны. Но пока кардинальный выход такой, к сожалению, график календарный определяем уже не мы. Мы бросили, как говорится свой шар, мы сказали, мы хотим вступить в Таможенный союз, теперь это единое экономическое пространство, создана комиссия и представители уже трех стран – России, Казахстана и Белоруссии будут решать, когда нас принять. Мы готовы конечно же, с учетом интересов Кыргызстана хоть сегодня вступать. С учетом интересов Кыргызстана, потому что вы знаете, когда Россия вступала в ВТО, Россия тоже взяла по некоторым пунктам отсрочку на 2, на 5, на 7 лет. Мы тоже по некоторым пунктам просим такой отсрочки.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Каким?

А. АТАМБАЕВ - Ну например, чтобы нам разрешили завозить сырье для производства швейных изделий в Кыргызстан. Потому что очень развита швейная промышленность, мы не хотим ее угробить. Там 200 тысяч человек работает.

О. БЫЧКОВА – Завозить из России?

А. АТАМБАЕВ - Из любой страны. Можно из России, если Иваново, например, заработает.

А. ВЕНЕДИКТОВ – И вы нашли понимание у премьера и президента, что, вступая в Таможенный союз, нужны отсрочки по некоторым пунктам.

А. АТАМБАЕВ - Если посмотреть из дальних геостратегических интересов России, это нужно России.

А. ВЕНЕДИКТОВ – То есть вы не нашли понимания?

А. АТАМБАЕВ - Я нашел понимание. Я понимание нашел. Вот Россия нас будет в этом поддерживать.

О. БЫЧКОВА – А в чем не нашли понимание?

А. АТАМБАЕВ - Ну вы знаете, решать-то будут три страны. Как отреагируют две другие, еще тоже… Я не пророк, я боюсь давать прогнозы, но я надеюсь, что Нурсултан Абишевич Назарбаев и Александр Григорьевич Лукашенко поддержат тоже. Я надеюсь на это. Потому что если какое-то экономическое пространство создается, то чем оно будет больше и крепче, тем оно будет сильнее это пространство. Это закон рынка.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Но все равно, если говорить о горизонте вступления, календаре, дороге, движении, вы рассчитываете три года, пять лет?

А. АТАМБАЕВ – Например, мы хотели бы до конца этого года. Но видите, хотеть-то не вредно. Но мечты, мечты, где ваша сладость. Как решат уже представители Таможенного союза, единого экономического пространства.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Но Кыргызстан член ВТО.

А. АТАМБАЕВ - Но и Россия, бог даст, в конце года будет членом ВТО. И Казахстан будет, и я думаю когда-то, и Беларусь будет со временем. Поэтому это уже одно другому не мешает.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы считаете, что то, что скажем, Белоруссия не является членом ВТО, не помешает Киргизии, которая член ВТО создать с Белоруссией общее пространство.

А. АТАМБАЕВ - Нет, потому что главный из этой тройки наиболее экономически мощный партнер это Россия. Самая мощная экономика. И эта самая мощная экономика и вторая казахстанская они в этом году я думаю, до конца года и Россия и Казахстан будут членами ВТО. Погоду-то будут делать эти две страны. В экономике.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я понимаю. Вы знаете, в Москве с неким пристальным вниманием следят за связями Кыргызстана и еще с двумя партнерами. С Турцией и Китаем. Вы обсуждали этот вопрос с премьером и президентом, высказывали они вам свои озабоченности, скажем, дипломатичные. Я имею в виду экономические.

А. АТАМБАЕВ - Я бы сказал так, что мы обсуждали все-таки отношения между Кыргызстаном и Россией. Уже, слава богу, и премьер-министр и президент понимают, что Кыргызстан это все-таки независимая страна и президент Кыргызстана это независимый человек. Со своим мнением очень, наверное, неудобный часто…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Дважды революционер, конечно.

А. АТАМБАЕВ - К сожалению.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - А что раньше президент и премьер не понимали этого?

А. АТАМБАЕВ - Нет, просто раньше были другие президенты, которые могли позволить даже ложками по голове им стучать.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Были в Киргизии другие президенты.

А. ВЕНЕДИКТОВ – В этой связи есть…

А. АТАМБАЕВ - Как-то пытались угодить, а потом пытались обмануть, всякое бывало. Надеюсь, что бог меня милует от той участи, и я все-таки не подведу свой народ.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вопрос, который пришел к нам не знаю откуда. Но, тем не менее, вот такой: господин президент, бывший президент Киргизии Курманбек Бакиев недавно получил из рук диктатора Лукашенко белорусский паспорт. Это видимо, вопрос из Киргизии. Просите ли вы депортации господина Бакиева в Киргизию. Какие существуют меры для того, чтобы он был судим в Киргизии?

А. АТАМБАЕВ - Все-таки это право президента Белоруссии, кому выдавать паспорт. Мы просим выдать не только бывшего президента, но там есть еще страшный человек брат президента, который именно руководил расстрелом демонстрантов. Причем была дана команда стрелять только в голову и грудь. Целиться. Нужно же было стрелять по ногам хотя бы. Поэтому было убито 87 человек только 7 апреля, и до сих пор каждую неделю-две один человек из раненых умирает. Потому что и ранено было несколько тысяч человек. К сожалению. Толпа просто стояла на площади, и требовала, но потом вы это видели на примере арабских стран. Как сказал Путин, все эти арабские дела, арабская весна началась, конечно, у нас в Кыргызстане. Люди просто показали, что иногда свобода бывает дороже жизни.

А. ВЕНЕДИКТОВ – И вы просите от президента Лукашенко выдать Бакиева и его брата? У вас есть запрос?

А. АТАМБАЕВ - Не только брата, мы и других, всех, кто замешан в таких кровавых…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Господин президент, к Москве вы обращаетесь с такими требованиями?

А. АТАМБАЕВ - Скажем, не только к Москве, во все страны мира. Например, один из этих тоже семейного клана прячется в Лондоне. И когда мы говорим, у нас был серьезный разговор с представителями, например, некоторых западных стран, США о том, что слушайте, хорошо, Каддафи плохой. Деньги вы его арестовали, Ливии выдаете, а чем лучше наш. Тем, что убил в десять раз меньше людей. Но если ты убил сто человек, оказывается это можно, а если убил больше тысячи уже нельзя. Двойные стандарты, поэтому эти неприятные вопросы и вопросы о выдаче преступников мы ведем эти переговоры со всеми странами мира. Конечно, в том числе и с Россией. Если мы какую-то информацию имеем, мы просим выдать таких людей нам.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я напоминаю, что в прямом эфире "Эхо Москвы" Алмазбек Атамбаев - президент Кыргызстана. После новостей мы вернемся в студию.

Комментарии
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД