Токон Мамытов: Коррупцию в верхах можно победить за 15 дней

338  0

- Уже месяц прошел с того дня, когда президент объявил о начале бескомпромиссной борьбы против коррупции. По-вашему мнению, уже можно говорить о каких-то результатах?

- Пока говорить о весомых результатах преждевременно. Дело в том, что ничего бросающегося в глаза пока не сделано. Кроме дела "Мегакома", значительных фактов, которые мы можем представить народу в области борьбы с коррупцией, нет. Меня тоже интересует, почему эта работа немного затянулась. Я боюсь, как бы это не превратилось в очередную кампанейщину. Однако я до сих пор под впечатлением решений Совета обороны, которые были вынесены 30 января. Почему? Президент открыто, обращаясь к руководителям ГКНБ, сказал, что результат антикоррупционной работы будет оценен по итогам квартала. А если работа будет неудовлетворительной, то антикоррупционные органы не должны рассчитывать на поблажки и на то, что президент мягко с одного кресла в другое пересадит. Глава государства обещал за неудовлетворительную работу освободить глав антикоррупционных ведомств. Я долго работал в структуре правоохранительных органов и возглавлял Совет безопасности, но ни первый, ни второй президент не ставили требования так жестко. Это демонстрация политической воли в борьбе против коррупции. Президент намерен идти до конца. Мы, парламент, тоже его поддерживаем. Но наша задача - законодательно обеспечить антикоррупционную работу, то есть мы должны принять законы, которые помогут успешно бороться с коррупцией.

- Помогает ли в этой борьбе правительство?

- Правительство тоже создало антикоррупционную комиссию. Это говорит о том, что наконец-то высшее руководство страны в лице президента, парламента и правительства проявило политическую волю. Это не просто лозунг. Такая политическая воля не была проявлена ни при первом президенте, ни при втором. Тогда все наши меры и действия против коррупции не имели результатов.

- В чем причина безрезультатной антикоррупционной работы при прежних президентах?

- Первый антикоррупционный документ был принят в 1997 году - это трехлетняя государственная программа по борьбе с коррупцией. Потом, в 2000 году, она была продлена еще на три года. Почему? Потому что мы за первые три года не успели ничего сделать и мероприятия, которые были заложены, не выполнили. Продление программы позволило нам в 2003 году подписать Международную конвенцию ООН по борьбе с коррупцией. В 2005 году, в августе, парламент ее ратифицировал. В этом же году мы приняли Национальную стратегию борьбы с коррупцией, потом, в 2009-м, - еще одну стратегию. Но от этого не было никаких результатов. Причина в том, что не была соответствующим образом организована работа в этом направлении.

- Не может ли так случиться, что и на этот раз борьбе с коррупцией что-то или кто-то помешает?

- Анализируя работу антикоррупционных ведомств с 1997 года по 2010 год и далее, до 2012-го, я вижу большие различия. Раньше было отвечающее требованиям того времени законодательство, но не было политической воли руководства страны. Тогда просто ограничивались поверхностной работой. Сейчас же все с точностью до наоборот. В 2012 году продемонстрирована политическая воля, но отсутствуют соответствующие кадры, которые смогли бы организовать уголовное преследование коррупционеров. Кроме этого, и законы уже не отвечают сегодняшним реалиям. Сейчас необходимо вносить изменения.

- Какие изменения в законодательстве помогут эффективно бороться с коррупцией в верхах?

- На заседании Совета обороны я внес предложение о том, чтобы правительство срочно инициировало уголовную ответственность за незаконное обогащение. Внесение подобных изменений должно стать первостепенной задачей. Люди возмущаются тем, что по всем бухгалтерским документам чиновник получает 15-20 тыс. сомов, а живет как американский миллионер – покупает виллы, дачи, дорогие автомобили. Второе изменение должно касаться уголовной ответственности за сокрытие имущества, полученного коррупционным путем. Также необходимо внести изменения в законы, касающиеся уголовной ответственности юридических лиц. Некоторые как зарубежные, так и местные организации выстраивают с нашими чиновниками коррупционные схемы. Мы иногда не успеваем их отследить. О коррупционных схемах становится известно только после того, как они "выстреливают". Это было в случаях с золоторудными месторождениями и "Мегакомом". Парламент ждет от правительства пакета документов, направленных на борьбу с коррупцией на всех уровнях. Спикер Асилбек Жээнбеков уже неоднократно обращался в кабинет министров с просьбой ускорить разработку законопроектов. Народ ждет.

- На первом этапе работы в сети антикоррупционных ведомств попадается только "мелкая рыба". Нет ли у вас опасений, что высокопоставленные коррупционеры так и останутся безнаказанными?

- Сейчас люди уже жалуются на то, что хорошее дело превращается в кампанейщину - ловятся только "чебачки", а "акулы" и "киты" уплывают. Разве это борьба с коррупцией? С одной стороны, я согласен с людьми. Думаю, задержание какого-то контролера, директора школы или айыл окмоту – не есть борьба с коррупцией. В уголовном кодексе в отношении них не применяется 303 статья ("Коррупционная деятельность". - vb.kg). Действия тех, кого сейчас ловят, подпадают под признаки других статей УК – вымогательство, злоупотребление должностным положением, служебный подлог, халатность. Это не коррупция. С учетом этого что бы я рекомендовал своим коллегам из ГКНБ, прокуратуры, финансовой полиции? Я не советую им открывать Америку или изобретать велосипед, у нас нет времени. Президент поставил задачу на один квартал, и за это время мы должны показать свою работу. Никаких оправданий не должно быть. За оставшееся время срочно надо организовать оперативно-следственную работу.

- Сколько времени надо ГКНБ, прокуратуре и финполиции, чтобы показать какие-то ощутимые результаты?

- На все это уйдет 15 дней. Что они должны сделать? За пять дней проанализировать опубликованные в СМИ материалы по злоупотреблениям и коррупции. Журналисты уже давно написали про коррупцию в сфере распределения природных ресурсов, лицензий, про нарушения в энергокомплексе. Причем все это подтверждается конкретными фактами и документами. Раскрыты преступления в банковской сфере – от ячеек до разворованных бюджетных денег. СМИ даже расписали, какие чиновники, какие министерства и ведомства причастны к тем или иным фактам коррупции. Все эти материалы мои коллеги должны взять и за пять дней изучить. Потом они должны вынести постановление, получить санкции у прокурора и возбудить уголовные дела. За остальные пять дней надо задержать всех подозреваемых и допросить. На 16-й день уже можно доложить президенту о проделанной работе. Сегодня мы должны сажать всех воров. Только тогда народ поверит в то, что силовые структуры действительно работают. В ходе расследования таких дел выяснятся все виновные лица - заказчики, кто принимал соответствующие постановления, кто издавал указы в парламенте и т. д.

- Некоторые политики из числа оппозиции сегодня уже называют борьбу против коррупции очередной "охотой на ведьм". Как вы считаете, есть ли предпосылки делать подобные заявления?

- Считаю, что привязывать меры по борьбе с коррупцией одному человеку, по меньшей мере, неправильно. Надо исходить из того, что кем бы ты ни был – премьер-министром, депутатом или губернатором, если ты не в ладах с законом, то должен явиться к следователю и дать показания. Потом суд скажет, преступник ты или нет. Сегодня любой может сказать, что это "охота на ведьм". Но любой политический деятель должен быть сам заинтересован в том, чтобы его правота была доказана в суде. А сразу же бежать и давать интервью с громкими заявлениями – неправильно.

- Как вы думаете, всем коррупционным материалам дадут ход?

- У Генеральной прокуратуры есть сейчас ряд очень серьезных материалов, которые пока изучаются. После этого генпрокурором будет принято соответствующее решение. Мы в ближайшее время об этом услышим. А касаются эти материалы не мелких "рыбешек", а "акул". Я также знаю отдельные направления работы ГКНБ против коррупции. Там хоть и со скрипом, но движение началось. Им просто сейчас не хватает профессионализма и кадров. Гончаров и ремесленников там много, но нет ювелиров. А ведь борьба против коррупции - тонкая работа, и там нужны настоящие профессионалы.

Комментарии
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД