Наталья Любезнова: В людях отсутствует любопытство

936  0
Анна Яловкина

- В чем функция гражданской журналистики и в чем ее отличие от профессиональной?

- Задача гражданской или, как еще ее называют, социальной журналистики заключается в том, чтобы помогать обществу решать проблемы. И функции ее в том, чтобы не обозначать существующие проблемы, как это делает традиционная журналистика. Гражданская журналистика вместе с обществом должна предлагать идею, апеллируя к властям, к группам принятия решений.

То есть гражданский журналист - не наблюдатель событий, а его соучастник. Вот в чем принципиальная разница. Важно, чтобы человек осознавал ответственность за то место и время, в котором он живет, вместе с обществом пытался подсказать ответы и обращался к соответствующим структурам, а, может быть, и решал проблемы вместе с самим сообществом.

- Это хобби или работа?

- Лично у меня это другая часть моей работы, другая грань моей профессиональной деятельности. Я больше работаю в традиционных СМИ, которые зациклены на деятельности власти и государства. А гражданская журналистика сейчас стала второй и такой же родной для меня профессией, потому что мы, к сожалению, очень мало внимания обращаем на жизнь вокруг себя. И мне бы хотелось расширить взгляд молодых людей на то, что происходит. Это сейчас и есть моя вторая профессия.

- У нас насколько развита эта сфера?

- У нас нет гражданских медиа. Мы же все время говорим о том, что наша деятельность всегда сопряжена с нашей профессией. И есть такое понятие, как гражданский репортер и гражданский журналист, работающий в социальных медиа. То есть получается, что это профессия. Но у нас нет тех СМИ, которые предоставляли бы возможность зарабатывать таким образом деньги. Получается, что для многих журналистов это все-таки хобби и та часть деятельности, которая не приносит тебе дохода.

- Должны ли гражданские журналисты получать деньги за свои материалы?

- Если ты, например, просто активист и используешь возможности, условно говоря, мобильных репортеров (что есть почти везде - даже в ВВС) - это одно. Но когда ты профессионально занимаешься этой деятельностью, то это, конечно, работа, за которую ты получаешь деньги. В общем, типа нашего общественного телевидения. Общество платит тебе за то, что ты помогаешь ему. Мне кажется, это абсолютно нормально.

- Насколько вообще совместимы гражданская журналистика, материальное вознаграждение и отношение к этому как к работе?

- Зависит от того, на кого ты работаешь, какие задачи ставит перед тобой твой работодатель и от твоей гражданской позиции. Направление зародилось в Америке. Там социально ориентированных медиа гораздо больше, чем у нас. И даже по уровню освещаемых проблем видно, что они от традиционной журналистики больше ушли к общественной. И в США, получается, такая деятельность приносит доход. В Кыргызстане, конечно, ситуация иная. Чтобы получать доход, нужно искать спонсоров и заинтересованных в развитии гражданских СМИ. У нас же, по большей части, в этом заинтересованы только грантодатели.

В гражданских медиа высвечиваются проблемы, которые требуют решения. У них большая аудитория, хорошая читаемость. Если сделать правильный маркетинг и грамотно администрировать деятельность социальных медиа, то это может стать высокодоходным бизнесом и у нас.

- Как обстоят дела с гражданскими журналистами в Кыргызстане?

- У нас очень активно развиваются социальные сети. Это ведь тоже один из видов проявления гражданственности. Другое дело, что, высказываясь относительно той или иной ситуации, мы больше пишем эмоции. Если мы говорим о гражданской журналистике, то она, в любом случае, построена на факте. Мы, как правило, берем готовый факт и выражаем к нему свое отношение. У нас нет гражданских медиа, которые бы совмещали эмоции с фактами и при этом рождали бы решение. Сейчас гражданскую журналистику у нас подменяют социальные медиа. А возможностей очень много. У нас же масса интернет-редакций, где есть площадка для тех же блогеров. Кстати, это тоже большой вопрос: такие интернет-пользователи выступают как гражданские журналисты или как блогеры. Мне кажется, это очень тонкая грань. Думаю, что у нас это такое зарождающееся движение, и в нашей стране оно может стать очень популярным.

- Основная проблема - это нехватка информационных площадок. С какими еще проблемами сталкиваются гражданские журналисты в Кыргызстане?

- Вот мы работали в регионах. Там вообще есть некая пассивность среди молодежи. Как будто люди не верят в то, что они смогут на что-то повлиять. Развитию социальных медиа мешает наша политизированность. Мы настолько "варимся" в политике и знаем больше про жизнь наших чиновников, чем про то, как живет наш соседний двор. Вдруг нас перестали интересовать вещи, которые касаются каждого из нас. То есть люди перестают быть социально активными, и это большая проблема.

И потом, такое ощущение, все у нас сопрягается с ответственностью. Кажется, со времен Советского Союза осталась эта боязнь раскрыть себя, опасения стать слишком узнаваемым. Еще я замечаю отсутствие любопытства. И мне это непонятно. Когда ты приезжаешь в тот же Ош и видишь, что город просто погряз в проблемах - мусор, бездомные собаки, недостроенные дома. Но люди этого не видят и не апеллируют к своему сообществу. И вокруг себя они аудиторию не создают, а обсуждают это лишь между собой, надеясь, что таким способом проблему можно решить. А ведь именно решением таких вопросов должны заниматься студенты и гражданские активисты.

Но мы не умеем создавать эти площадки и информационные поводы. Потому что привыкли больше к традиционной журналистике, где все просто, есть ответы на стандартные вопросы: Что? Где? Когда? Как?

- А с чем же связано то, что наши активисты норовят залезть в политику?

- На мой взгляд, это проще. Проблемы политические решить проще, чем социальные. Потому что социальные проблемы требуют конкретных действий. А политические требуют каких-то предложений.

- Какой идеальный механизм взаимодействия гражданского журналиста и СМИ? Если активисту, например, есть что сказать, то как редакции должны предоставлять ему площадку?

- Есть разные виды донесения информации. Сейчас очень много редакций создают разделы типа "Гражданский репортер". И это один из способов. Такие рубрики популярны во многих интернет-изданиях. Еще есть такие площадки, которые мы пытаемся создать, как, например, проект Strana.kg, и объединить вокруг него молодежь. Конечно же, должны быть инициативы и желание молодежи писать.

Кроме того, есть еще блоги и социальные сети. Потому что сегодня социальные сети, в частности, Facebook, становятся источником информации. Это означает, что есть взаимодействие, сопереживание, желание соучастия и контактные лица, через которые ты можешь донести информацию.

- Должны ли быть какие-то жанры у гражданской журналистики?

- Считаю, что разные: могут быть и большие материалы, и новостные заметки. Нам кажется, что гражданская журналистика - что-то такое большое и глобальное. Но на самом деле она проявляется даже в просто выложенном факте с комментариями, описание которого даже, может быть, не отличается от материалов традиционных СМИ. Мне кажется, любые способы выражения позиции могут быть реализованы. Но в нашем проекте мы ставили за основу создавать все-таки большие материалы.

- А высока ли потребность в гражданской журналистике в Кыргызстане, если учитывать перечисленные проблемы с ее развитием?

- За эти годы мы настолько отвыкли от того, что мы можем смотреть на проблемы друг друга, настолько привыкли жить чужой жизнью! Но если отметить активность даже в социальных сетях, то она же невероятная! Это означает, что людям интересно. Интересно то, что касается их, а не кого-то другого...

Но СМИ построены по традиционному способу. Я не говорю, что традиционные СМИ не нужны, но социальные медиа, как одно из проявлений гражданственности, должны развиваться. И думаю, что это очень перспективно.

- В вашем проекте, кажется, ребята сначала загорелись, а потом погасли...

- Были и всплески, и падения. У молодых активистов должна быть заинтересованность в решении проблем. Когда ты видишь количество кликов и лайков на твоем материале в соцсетях и видишь, что за тебя голосуют, - это одно. Но когда есть обратная связь - это другое. Может быть, именно ее им и не хватило. А ведь обратная связь - это и есть залог гражданской журналистики.

Комментарии
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД