Попытки против пытки?

492  0
Марина Мирошник

А также жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинства человека обращения. Тренинг инициирован и организован в рамках программы "Независимая медико-психологическая экспертиза" общественного объединения "Молодежная правозащитная группа" при поддержке Фридом Хауз (Вашингтон, США), Института открытого общества и фонда "Сорос-Кыргызстан". Интернет-редакция "ВБ" поговорила о тренинге с руководителем независимой медико-психологической экспертизы Еленой Халитовой.

- Елена, есть ли необходимость в проведении подобных тренингов? Насколько масштабно обстоит дело с применением пыток в стране?

- В Кыргызстане до настоящего времени никто не задумывался над обучением врачей навыкам эффективного медицинского документирования пыток. Необходимо обучать врачей международным стандартам по документированию фактов пыток и жестокого обращения, так как, несмотря на то что международные нормы в области прав человека запрещают применение пыток при любых обстоятельствах, пытки и жестокое обращение практикуются. Как таковой статистики по пыткам нет, так как нет их официальной регистрации, и о случаях пыток надо говорить тогда, когда уже имеется судебное дело именно по данной статье.

- То есть подобная статья в законодательстве существует?

- В УК КР есть статья 305-1, но она не отвечает в полной мере международным стандартам эффективной криминализации пыток, и в настоящее время она пересматривается, изменения данной статьи позволят ужесточить санкции за пытки. На практике дела, которые возбуждались после медицинских заключений по фактам применения пыток, затем переквалифицировались как превышение должностных полномочий. С 2011 года между омбудсменом КР, Центром ОБСЕ в Бишкеке и несколькими неправительственными организациями, такими, как "Кылым Шамы", "Голос Свободы", "Независимая правозащитная группа", и другими подписан меморандум о сотрудничестве для проведения мониторинга ИВС УВД КР с целью предупреждения пыток в местах содержания под стражей, в том числе в ИВС ОВД КР.

Когда я шла в ИВС, то не ставила себе целью прийти и выявить именно пытки в закрытых учреждениях. Я, как врач, входящий в состав мониторинговой группы, смотрела на условия содержания заключенных в ИВС, на то, соответствует ли питание заявленным нормам, какие вообще нормы питания существуют и так далее. Мы исследовали условия содержания, определяли площадь камер и численность содержащихся в них лиц, смотрели наличие постельных принадлежностей и постельного белья, коэффициент освещения, размер окон. Не ставилась задача выявить именно пытки, но во время наблюдения люди, содержащиеся в ИВС, признавались, что они нуждаются в медицинской помощи, кто-то просил о помощи для сокамерника, который сам боялся заявлять об этом. Когда я спрашивала, что случилось, то водворенные в ИВС говорили, что они избиты на этапе следствия. В качестве причины избиения называли выбивание признательных показаний.

- Какого рода телесные повреждения вы обнаруживали на водворенных в ИВС? .

- В июле 2011 года один из подозреваемых был избит сотрудниками ОУР УВД Чуйской области с целью принуждения к даче показаний. Его избивали резиновой дубинкой, кулаками, ногами по спине, голове, пяткам, ребрам, а двое других сотрудников в это время держали его за ноги. После избиения он несколько раз терял сознание. Били по щекам, чтобы привести в чувство. Затем несколько раз надевали на голову пакет и подвергали удушению до потери сознания. Один человек сел на живот и наносил удары резиновой дубинкой в область живота. После этого пристегнули наручниками к стулу и оставили в таком положении до утра. Ночью периодически подходили сотрудники милиции и били кулаками по ушам и шее. На следующее утро сотрудники милиции, взяв резиновую дубинку, обернутую целлофановым пакетом, стали угрожать, что, если он не признается в преступлении, они его изнасилуют. Этот подозреваемый, с его слов, в тот момент подписал все документы. Врач областной больницы, который проводил медицинское освидетельствование, несмотря на выраженные телесные повреждения, написал: "Телесных повреждений нет, может содержаться в ИВС". При нашем посещении данного ИВС я обнаружила у этого подозреваемого множественные кровоподтеки, перелом ребер и т.д. И это, к сожалению, не единственный пример.

- Вернемся к моменту водворения этого человека в ИВС. Почему же его водворили в ИВС, если повреждения так ярко выражены?

- В большинстве случаев медицинское освидетельствование проводят сами сотрудники ИВС. Иногда они вынуждены это делать самостоятельно, без привлечения медицинского работника. Если условно взять и нарисовать пирог, то его четвертая часть – это случаи, когда медицинское освидетельствование проводится врачом или же работником медицинского учреждения, в остальных случаях это делают сотрудники ИВС. В настоящее время нет единой формы медицинского освидетельствования для фиксирования состояния здоровья и наличия телесных повреждений у заключенных на момент поступления в ИВС, а также при доставлении их обратно после выведения из ИВС для производства следственных действий. Врачи, допустим, пишут такие справки: "Телесных повреждений нет, может содержаться в ИВС". На основании этих двух предложений человек может водворяться в ИВС. 27 февраля ОФ "Голос Свободы" и несколькими неправительственными организациями совместно с Общественным наблюдательным советом при ГСИН при поддержке Центра ОБСЕ в Бишкеке и других международных организаций проведен первый семинар для врачей Государственной службы исполнения наказаний, одной из целей данного семинара была разработка единого бланка медицинского освидетельствования заключенных. На семинаре у врачей возникало множество вопросов по поводу этого бланка: от его заполнения до необходимости… Я объясняла, что данный бланк нужен и для их защиты в том числе. Ведь он должен содержать данные о том, в каком состоянии поступил человек, на что он жаловался, какие данные о его здоровье содержатся в сопроводительных документах. Все должно быть подробно описано, должны стоять дата, фамилия и разборчивая подпись врача. В документах, которые мне приходилось видеть ранее, иногда стояла просто неразборчивая подпись без четкого указания фамилии, имени, отчества медицинского работника.. В ИВС, если задержанный не предъявляет жалоб, медицинское освидетельствование может не проводиться. Так как нет стандартного бланка, врачи могут оставить такого рода запись: "Телесных повреждений нет, может содержаться в ИВС". В настоящее время заполняется только стандартная форма медицинского освидетельствования для установления состояния опьянения или употребления психоактивных веществ.

- Как определить, когда человек симулирует? Бывает ли, что его избивают сокамерники, а не следователи?

- Бывает, что человека избивают сокамерники. Бывают и симулянты. Здесь нужно очень внимательно сопоставлять всю информацию, анализировать ее. Для этого медицинский работник должен владеть определенными знаниями и навыками в области судебной медицины, чтобы понять, где человек говорит правду, где может симулировать, что-то придумывать, необходимо анализировать информацию.

- Почему сотрудники сами вынуждены проводить освидетельствование? Как обстоит дело с медициной в ИВС, СИЗО и других закрытых учреждениях?

- Это проблема нашей медицины в целом. Нет квалифицированных специалистов, если есть специалисты, не всегда есть возможность провести обследование из-за отсутствия необходимого оборудования и аппаратуры (рентгенаппаратов, ЭКГ и т.д.). Не все врачи обучены и хотят правильно документировать телесные повреждения. Но и это не главное, по моему мнению, врач, работающий в системе спецучреждений МВД, должен иметь независимый взгляд и собственное мнение, а также такое качество, как смелость. О коррупции в данной системе не говорил только ленивый. Проблему надо рассматривать шире. В ИВС содержатся 12 человек. Не всегда выгодно для такого количества человек выделять ставку врача. Хотя само нахождение в учреждении врача уже будет кое-кого останавливать и предупреждать пытки. Не всегда это возможно. В сельских условиях зачастую людей в медицинских учреждениях не хватает. Хорошо, если больница находится рядом, и тогда освидетельствование и лечение могут проводиться в больнице.

- Каковы у независимой судебной медико-психологической экспертизы планы на будущее?

- С марта начинается новый проект, направленный на взаимодействие гражданской системы здравоохранения и медицинской службы СИЗО, ИВС. Планируется обучить врачей СИЗО, ИВС, колоний навыкам эффективного медицинского документирования фактов пыток. Первая задача – разработать и внедрить единую форму медицинского освидетельствования в ИВС, колониях, СИЗО. Далее - активная работа по предупреждению пыток и внедрению полученных знаний в практическую работу наших врачей и психологов, и наша организация надеется, что наше общество готово принять эти знания.

Комментарии
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД