Мусорное амбре

392  0
Елена Воронина

Соскучившись по весеннему, немного прохладному воздуху, я решила распахнуть окна, чтобы сделать тот самый первый утренний глоток живительного и сладкого газа, что дает нам жить. Недолго думая, резко дернула оконную раму на себя, даже дыхание задержала, чтобы прочувствовать кайф от свежести, проникающей в легкие, и, высунув голову наружу, вдохнула полной грудью…

Кашель перехватил горло, глаза заслезились, меня согнуло пополам, как от сильного удара. Обида заполнила сознание. Прокашлявшись, закрыла злополучное окно и в расстроенных чувствах поплелась на кухню.

Сидя на кухонном уголке, прихлебывая полуостывший чай и все обижаясь на предавшее меня утро, решила все же не отчаиваться и прогуляться по городу в надежде, что сегодня не всем срочно приспичило сжечь весь скопившийся за зиму мусор и где-то все же можно будет вдохнуть, не опасаясь паралича легких.

Подъезд "порадовал" амбре, идущим от мусоропровода. Вот же люди, умудряются выкидывать мусор даже в запаянные люки давно забившейся трубы. Пропихивают же как-то свои мусорные пакеты через щель, оставшуюся сбоку. Это же сколько усилий нужно приложить, или каждую кожурку-бумажку отдельно закидывать? Упорные!

Но запах от этого приятнее не стал, и я опрометью кинулась из подъезда на улицу. Миновав двор с горящей мусорной кучей (можно было бы и потушить эту пакость, но дворник строго следил за исполнением приговора, вынесенного мусору в это утро и обжалованию не подлежащего), я пошла на так любимую многими горожанами аллею.

Высокие старые дубы с набухшими на ветвях почками обступили меня и, подумав о том, что вот здесь, среди деревьев, можно подышать, я совершила вторую за день ошибку и опять вдохнула глубоко. Грабли - это, конечно, хороший инструмент, но когда на них наступаешь второй раз за час, это уже совсем неприятно. В нос ударило зловоние, доносящееся со стороны кафе и стройки.

Запах цемента, строительной пыли и каких-то лакокрасочных изделий смешался с запахом сгоревшего (судя по всему, дотла) мяса не первой свежести и еще чего-то съестного с плесенью.

Тошнота подступила к горлу и, стараясь больше глубоко не вдыхать, помчалась подальше от этого места. По дорогам вовсю разъезжали мусорщики "Тазалыка", собирая пакеты и прочий мусор, оставленный гражданами не только в надлежащих контейнерах, но и на каждом углу, наиболее приглянувшемся для создания арт-объектов с нетривиальным названием "Мусорный ветер" или "Мой город - моя свалка". Видимо, таких "вольных художников" у нас каждый второй.

И не может горстка людей, пусть даже в позитивно-зеленой форме, справляться с двухмиллионным городом, в котором каждый норовит то бумажку кинуть на пол, то шкурку от банана, про плевки и прочие выделения вообще уже молчу. С этим злом бороться уже кажется бесполезным.

Так, шла я по улицам, сочувствуя и тем, у кого мусорные баки за тридевять земель, что и не доберешься до них. И тем, кто все это вынужден убирать, и себе, поскольку, пройдя пять кварталов, так и не смогла найти хотя бы сотни метров, где не пахло бы каким-нибудь мусором или чем-то еще более резким и неприятным.

В раздумьях вышла на площадь к памятнику Матери Победы. Здесь-то уж дворники поработали на славу, все было чистенько, приглядно. Села на одну из многочисленных скамеечек, обрамляющих площадь, и расслабилась. Зря!

Тут же почувствовала запах, доносившейся со стороны газона. Насыщенный и резкий запах обычных экскрементов. Пришлось ретироваться, ибо вдыхать "ароматы" оставленных какой-то собачкой или, может, человеком оправлений мне как-то не улыбалось.

У одного из старейших супермаркетов города меня настиг запах прогорклого масла. Проходя мимо овощного базарчика, я получила весь спектр запахов гнили. У университетов одинаково пахло самсами (судя по запаху, не очень вкусными). Возле дорог воздух отсутствовал напрочь и был вытеснен углекислым газом и прочими результатами горения топлива. Говорить про район ТЭЦ не приходится вовсе, там запах мазута был повсюду, и даже осаживался на светлую одежду вполне материальными черными хлопьями.

Солнышко стало припекать, и смрад всеобщего разложения усилился. Я металась по всему городу, но нигде не находила места, где можно было бы просто подышать. Запах скручивался в тугие жгуты и овивал меня со всех сторон. Устав от тщетных попыток и поисков, вернулась домой. Прижалась носом к свежевыстиранной простыне, еще хранящей запах стирального порошка, и немного успокоилась. Какой невкусный у нас все-таки город, подумала я, но потом отвлеклась на совершенно другие занятия. Только до сих пор стараюсь глубоко не вдыхать…

Комментарии
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД