Улан Мухамед: Мы бы не стали брать проблемные проекты

1005  0
Сабина Рейнгольд

В Кыргызстане появилось SMM-агентство Like, которое ставит своей целью содействие развитию экономики Кыргызстана, формируя онлайн-коммуникации бизнеса. Мы побеседовали с директором агентства о рынке маркетинга в социальных медиа (SMM. – vb.kg) в Кыргызстане и о том, как агентство будет решать поставленные перед ним задачи.

- Добрый день, Улан. Расскажите, пожалуйста, как вы оцениваете рынок SMM в Кыргызстане.

- Если я скажу, что его нет, то, скорее всего, буду прав процентов на 90. Потому что само понятие "рынок" предполагает некую площадку, где есть спрос, предложение и есть адекватная цена за это предложение. Говорить ни о спросе, ни о предложении мы сейчас пока не можем. Пока речь идет о некоем навязывании идеи лучшей и эффективной реализации коммуникационной политики компании в Интернете. Таким образом через объяснение и обучение мы приходим к клиенту и рассказываем, как это можно сделать.

- Как, на ваш взгляд, можно развивать этот рынок?

- Я расскажу, как мы делаем это. Прежде чем предложить человеку какую-то услугу, я объясняю клиенту разницу между стандартным видом коммуникаций и коммуникаций через SMM. К примеру, возьмем наружную рекламу. Все знают, что это такое, ее адекватную рыночную цену, которая уже падает, и вопросов к этому виду не возникает. У нас в Бишкеке около 2 500 носителей наружной рекламы. Она неэффективна просто потому, что ее очень много, ее неэффективно используют. Представленный дизайн и контент уже реже привлекает внимание. Это навязывание. А вот в Интернете продвижение продукта происходит другим образом. Например, твой друг тебе говорит: "Я тут попробовал этот чай, классный продукт". И говорит это именно твой друг, а не компания-производитель. Вот это и есть эффект SMM. Это когда образуется общество потребителей, которые друг другу что-то рекомендуют.

- А разве такой маркетинг нельзя назвать тем же самым навязыванием? Скажем, ваши специалисты создают страницы в социальных сетях, где побуждают купить продукт, вами рекламируемый…

- Нет. Мы так говорим клиенту: мы никого не просим лайкнуть, мы никого не заставляем входить в группу либо насильно на его стене не пишем рекламный текст. Мы создаем уникальный контент для определенной таргетированной аудитории. У каждого товара есть целевая группа так называемых "послов бренда", которые сами среди своих друзей распространяют информацию о своем продукте. И путем концентрации таких людей в одной группе эта информация распространяется, как вирус. Это некий маркетинг третьего уровня.

- Какие услуги вы предоставляете?

- Если говорить об услугах именно в SMM-терминологии, то их более 14. Это можно объяснить только самому SMM-специалисту. Но так как наши клиенты – те, кто не знает, что такое SMM, то мы их разделили на четыре категории: продвижение компании, товара или услуги, персоны и продвижение какого-либо мероприятия. При этом в каждой категории мы предлагаем свойственный ей набор инструментов. К примеру, перед тем, как приступать к SMM-посеву, мы очень много времени проводим над анализом бренда, над его позиционированием, над определением жизненного цикла товара. И только потом выстраиваем коммуникационную стратегию.

- А сколько у вас SMM-специалистов?

- У нас два специалиста, один - SMM-менеджер, который будет нам строить отдел, а второй работает удаленно. То есть у нас есть маркетинговый отдел, который проделывает огромную работу по анализу бренда, выявлению его особенностей, потом прописывает медиаплан, в который входит и PR, кстати, не только в Интернете. Вот этот готовый медиаплан передается SMM-супервайзеру, у которого есть шесть или семь SMM-агентов. Они всегда работают удаленно и выполняют чисто техническую работу. То есть копируют и размещают контент в нужное время в нужном месте. Таким образом, мы - маркетинговое агентство, которое занимается полным продвижением в социальных медиа. Мы не рекламное агентство, которое занимается просто размещением контента.

- В этот бизнес вы вкладывали свои средства или вам помогли инвесторы?

- Мы начали свою работу в конце прошлого месяца. Нашли человека, который согласился инвестировать в наш проект. Это местный бизнесмен, который очень хорошо зарекомендовал себя в определенной области. Его бизнесу уже 10 лет. И он заинтересован в продвижении в интернет-сфере.

- Вы работаете всего несколько недель. Знаю, что у вас уже есть первые клиенты. Расскажите, пожалуйста, о ваших первых кейсах.

- Мы для себя определили, что в первый год наша зарплата не будет зависеть от количества заказов. Стратегия такова, что мы должны выстраивать политику нашего агентства таким образом, чтобы нашими клиентами были топовые компании Кыргызстана. Соответственно, мы не ориентированы на мелкий бизнес вроде каких-то небольших кафе. Мы не будем обслуживать клиента меньше, чем за тысячу долларов. При этом сумма не привязана ко времени. Поставленную задачу мы можем решить за 10 дней, за несколько недель или в течение месяца. Сейчас у нас уже около 11 крупных клиентов, из которых двое уже подписали с нами контракт. Семь из них на стадии подписания. Среди них банк, производственная крупная компания, консалтинговые фирмы, один из самых крупных развлекательных комплексов. При этом у нас уже есть два клиента, которые сами к нам обратились. Это казахстанский интернет-проект и местная политическая партия. От последнего заказа мы, скорее всего, откажемся. Просто не хотим связываться с этой сферой.

- Получается, что вы будете работать не только с местными заказами, но и с клиентами из других стран?

- По той стратегии на три года, которую мы для себя определили, на центральноазиатский рынок мы должны были выйти только в 2013 году. Будучи уже полноценной маркетинговой компанией именно в digital-продвижении. Но вышло так, что из Казахстана к нам уже сами обращаются.

- Говоря о кейсах, представим такой случай: ваш клиент – крупный банк, про которого в Интернете стали распространять информацию о том, что председатель правления якобы отмывает деньги. При этом выложили документы, из которых следует, что крупные суммы были переведены на счета оффшорных компаний. Как бы вы, как специалисты в области PR в том числе, поступили в такой кризисной ситуации?

- Это нестандартный случай и, скорее всего, мы бы за такой заказ не взялись, потому что параллельно работать с силовыми структурами, которые сразу в это дело вмешаются, так как это уже приравнивается к преступлению, не хотелось бы. Поэтому мы такие проблемные проекты брать не стали бы. К примеру, мы отказались от одной партии, которая хотела стать нашим клиентом. Скоро выборы в городской кенеш, а нам бы не хотелось влезать в межпартийные дела. Мы агентство, заточенное на бизнес-клиентах, которое занимается повышением лояльности и узнаваемости бренда. Если кто-то из топ-менеджеров погряз в каких-то коррупционных схемах, то это уже дело для пиар-службы, которая будет полностью осуществлять работу оффлайн. Я бы не стал заниматься таким проектом.

- Еще о кейсах. Возьмем такую ситуацию. На основе анализа бренда вы выяснили, что соотношение негативных и положительных отзывов в Интернете об этой компании 30% к 70%, причем 70% – негативная информация. Как вы будете работать над тем, чтобы сделать перевес в сторону положительных отзывов?

- Есть один банк, который известен в Кыргызстане уже около 10 лет. Как раз вокруг него сложилось негативное впечатление. Отвечая на ваш вопрос, во-первых, нужно определить позиционирование этого бренда. Проанализировать и понять, чем эта компания отличается от других. При этом мы рассматриваем через такую же призму и другие банки. У нас есть карта позиционирования, где видно, какое место какой банк занимает по определенным критериям. Если мы увидим среди этих критериев пустую нишу, то мы говорим клиенту: вот пустая ниша, давайте ее займем. Например, молодежный банк. У нас такого еще нет. Мы предлагаем репозиционировать банк. Чем доказывать кому-то, что мы хорошие, лучше провести ребрендинг и сказать: да, мы были плохие, мы это признаем, извините. Но теперь у нас, к примеру, правление изменилось, и мы работаем по-новому. Или у нас новый надежный партнер. То есть за этим стоит очень большая информационная работа.

- Вы назвали свое агентство Like. Почему именно так и кому пришла эта идея в голову?

- Я понимаю, что работников "Вечерки" это сильно возмутило, потому что ранее у вас появилась рубрика с таким же названием…

- Мы не SMM-агентство, нас это немного удивило, но возмущений не было.

- Мне очень понравился этот ваш раздел, но я уверяю, что мы не у вас взяли это название. Во-первых, мы для себя точно определили и расшифровали акроним "Лайк" - Лабораторное агентство интернет-коммуникаций. Почему лабораторное? Потому что мы многие вещи адаптируем под Кыргызстан. Идея с названием пришла в голову мне.

- Здорово. А кто вам разработал дизайн?

- Мы отдали это местному дизайнерскому агентству, которое нам сделало несколько видов логотипов, и мы выбрали тот, который у нас сейчас есть.

- Объясню, почему я это спросила. Дело в том, что недавно в социальной сети Facebook я наткнулась на украинское SMM-агентство, которое существует с 2010 года, с таким же названием и с очень похожим на ваш логотипом. Возник вопрос о плагиате.

- На самом деле это не плагиат. Мы видели это агентство через поисковик Google и были приятно удивлены. Мы только рады, что идея использования этого названия не только наша, и что у нас очень много единомышленников. А если кто-то будет предъявлять нам какие-то права, мы готовы обсуждать это в рамках законодательства и отстаивать свою позицию. Во-первых, я вас уверяю, что ни у кого мы ничего не крали. А если нам о таком говорят, то мы просто мило улыбаемся и говорим: "Ну, классно". Мы над этим не заморачиваемся, потому что, прежде всего, работаем в Кыргызстане. И в нашей стране маркетингового агентства с таким названием нет. Этого достаточно, чтобы продолжать работать.

- Большое спасибо, Улан, за интервью. Желаем успехов и процветания вашему агентству.

Комментарии
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД