Закрытие интернатов: добродетель или подрывная деятельность?

986  13
Марина Мирошник

Похожая идея высказывалась и в отношении психиатрических лечебниц, а теперь добрались до интернатов для детей с ограниченными возможностями здоровья. Разумеется, это не всех приводит в восторг…

Сегодня в Бишкеке у здания Министерства образования состоялась акция в поддержку инклюзивного образования. "Дети должны учиться вместе", "Мы все разные, но права - равные", "Школы, откройте свои двери для наших детей" - такими лозунгами молодые люди в оранжевых галстуках из числа гражданских активистов и сами лица с ограниченными возможностями здоровья решили привлечь внимание общественности в целом и депутатов в частности, к ограниченности доступа детей с проблемами здоровья к обычному школьному образованию. "Ребята с ограниченными возможностями здоровья должны иметь возможность учиться наравне с обычными сверстниками", - говорили активисты. Они также выступают за ратификацию конвенции о правах инвалидов.

По словам Мирбека Асангалиева, председателя общественного объединения "Движение молодежи с ограниченными возможностями", важно также, чтобы депутаты приняли поправки в закон об образовании, предусматривающие инклюзивное образование на законодательном уровне.

Впрочем, ратификацию конвенции в скором будущем обещала замминистра социального развития Гульнара Дербишева. Также она обещала, что родители детей с особыми нуждами смогут претендовать на получение оплаты труда, если они ухаживают за ребенком дома.

Депутат Наталья Никитенко согласилась, что вопросы доступа к образованию не решены: существуют ограничения в плане пандусов, специальных программ и т.д.

Отмечена была и проблема отношения к особому ребенку со стороны учителей и одноклассников. "Зачастую оно оскорбительно, унижает достоинство людей с ограниченными возможностями здоровья – дети вынуждены оставлять обычные школы. К тому же комиссии навешивают ярлыки на детей с проблемами здоровья, препятствуя их доступу к образованию наравне с другими детьми", - возмущались активисты.

Вышедший вместе с "акционерами" замминистра образования Гулжигит Сооронкулов существования проблемы инклюзивного образования не отрицает. В знак солидарности замминистра также повязал оранжевый галстук.

По его словам, в стране у 23,5 тысячи детей до 18 лет имеются проблемы со здоровьем и опорно-двигательным аппаратом. Больше половины из них не охвачены непрерывным образованием. Из 2 204 школ инклюзивное образование функционирует в 673, условия в которых приближены к нуждам лиц с ограниченными возможностями здоровья.

"Если на конец 2010 года инклюзивным образованием были охвачены 10 356 ребят, то в настоящее время уже 10 925 - то есть за год более 500 ребят были вовлечены в процесс: кто-то из них ходит в школы, другие получают образование на дому. Требуется более десяти лет, чтобы, если вовлекать только по 500 человек в год, полностью охватить все 23,5 тысячи. Между тем такие дети продолжают рождаться и подрастать", - сообщил Сооронкулов.

Акцию Министерство образования поддержало. По его данным, по сравнению с Россией, где образованием охвачены лишь 3% детей с ограниченными возможностями здоровья, в Кыргызстане, если быть точным, это порядка 46%. Интернатов для детей с особыми нуждами в стране 15, есть также 4 спецшколы и 14 детских садов.

Правда, на акции высказывались предположения, что любят представители властных структур подгонять цифры под факты и наоборот, тем не менее других данных, опровергающих предыдущие, пока нет.

Продвижение инклюзивной системы образования – это, конечно, хорошо. Нет и не должно быть тут никаких "но". Тем не менее если вспомнить, что параллельно с ней НПО лоббируют идею закрытия интернатов, то тут начинает точить изнутри червяк опасения. Нужно ли это делать?

"Не все дети с ограниченными возможностями здоровья могут обучаться вместе со сверстниками в обычных школах, - говорит замминистра образования Гулжигит Сооронкулов. По его словам, есть дети слепые, глухие, их обучение требует наличия спецсредств от школы и владения специальной методикой обучения и работы с такими детьми от учителей.

Однако НПО настаивают на том, что детей нужно отдавать в семьи. Зачастую, по данным Сооронкулова, через год или два семьи возвращают детей в интернат, а на него уже не закладываются деньги в бюджете.

"Дети социально адаптируются, обучаясь в интернате или спецшколе", - сообщил Сооронкулов. В качестве истории успеха он привел депутата Дастана Бекешева.

"Закрытие интернатов и перевод детей в семьи - это предложения НПО. Их много таких, которые работают в сфере защиты прав детей. Может, это будет резко сказано, но создается ощущение, что НПО не живут в реальности, в которой мы существуем. Заканчиваются деньги, и ребят некуда девать", - добавил замминистра образования.

По его словам, похоже, что ведется работа подрывного характера. Особенно это заметно на юге, где развита трудовая миграция, и многие дети остаются без родителей. "Есть и нормальные семьи, которые не могут решить проблемы детей", - заметил он.

По словам начальника Управления дошкольного, школьного и внешкольного образования МОиН Марата Усеналиева, доступ к образованию – это не возможность водить ребенка с ограниченными возможностями здоровья в обычную школу, а именно возможность получать образование исходя из возможностей.

"Инклюзив – это дело добровольное. Вопрос, если копнуть глубже, вовсе не в том, могут ли дети с ограниченными возможностями здоровья посещать школы. Они могут это делать, никто школы не закрывает. Вопрос в другом – желают ли родители и сами дети посещать обычные школы, - говорит он. - Нормы Конституции не нарушены, и барьеров как таковых не существует. Нужно провести социсследование среди родителей ЛОВЗ о проблемах доступа к образованию - почему они чаще всего сами не хотят отдавать ребенка в обычную школу".

Усеналиев рассказал о случае в Сузаке, когда пять лет назад расформировали детдом, а детей отдали в семьи. Проект закончился, закончились деньги, а детей привели назад.

"Надо помогать с обеспечением питанием, вещами и другими средствами существующим интернатам", - добавил Усеналиев.

Подобного мнения придерживаются и взрослые с ограниченными возможностями. Так, по словам вице-президента общественного фонда "Второе зрение" Дмитрия Хусаинова, своего ребенка - ЛОВЗ - в обычную школу он бы не отдал по причине того, что там не будет должного надсмотра и нужного обращения.

"В массовую школу коммерческого характера берут всех, лишь бы платили. Но не все могут там учиться. Однако сейчас нет толерантности по отношению к инвалидам, родители не хотят, чтобы инвалиды сидели рядом с их здоровыми детьми в школах. Хотят, чтобы их детей окружало "только прекрасное". Дети в массовые школы могут ходить, но они ничему там не научатся", - заключил Хусаинов.

При всей эффективности работы НПО не раз многие из них были заподозрены в том, что их задача – выполнить в совершенстве финансируемый проект в краткосрочной перспективе. Однако как быть с ситуацией после того, как проект закончится и финансовые потоки иссякнут?

Получается, тут главное – не переборщить. Снижая нагрузку на государственный бюджет за счет перевода инвалидов в семьи и отправки их в целях равенства в обычные школы, стоит думать и о том, чтобы не лишить образования тех, кто может получить его лишь в специализированных заведениях. И странно, что, как оказалось, не все это понимают.

Комментарии
17.05.2012, 20:16

Если НПО работают в целях закрытия интернатов, чтобы не расходовать финансы, а детей которых отдали в семьи могут после окончания финансированя обратно сдать детей. то таких НПО нужно в срочном порядке либо закрывать либо заморозить их банковские счета.

так как они заботятся не о детях, а о том как не затрачивать финансы. Разве могут чужие родители любить чужих детей и это показывает практика что детей возвращают обратно после окончания финансирования. и никто не знает как чужие родители относятя в реальности к чужим детям.

существует домашние насилия, эксплуатация детей на дому и вне (физический труд) кто это может проконтролировать и защитить детей?

откуда появилась такая политика из каких таких стран это дует?

дети - это не мебель сегодня отдать их семьям, а завтра их выбросят куда нибудь еще!!!!!

я слышала что если нездоровый ребенок идет в нормальную школу то во многих случаях сам ребенок и его родителям позже забирают его оттуда так как сталкиваютя с проблемами.

не нужно закрывать интернатов никто не может детям заменить настоящих родителей. ну хотябы в интернате у них будет свой кров до совершенолетия, питание, общение между детьми, учеба итд. естественно государство и общество мы должны поддерживать наших детей в том числе НПО и другие организации для их нормального пребывания в интернатах.

0
Цитировать
Жалоба модератору
Вадик
17.05.2012, 20:51

Да у нас существуют такие НПО, которые финансируютя зарубежными донорами или из ближнего зарубежья чтобы нести их политику для того, чтобы навредить нашей стране.

если так плохо относиться к детям, то это значит, что мы сами делаем их злыми и несчастными и тогда потом наше общество и государство не должно жаловаться, на то, что проихсходят различные преступления, так как на них мы и наше государство сами и толкаем.

0
Цитировать
Жалоба модератору
Вадик
17.05.2012, 20:53

я имею в виду мы сами толкаем на преступления наших детей если плохо к ним относиться. любой ребенок являетя гр. КР а значит они все наши дети.

0
Цитировать
Жалоба модератору
19.05.2012, 00:41

Вадик

Да у нас существуют такие НПО, которые финансируютя зарубежными донорами или из ближнего зарубежья чтобы нести их политику для того, чтобы навредить нашей стране.

Полностью согласен с вами и солидарен!!!

0
Цитировать
Жалоба модератору
Марина Мирошник
21.05.2012, 16:18

Сегодня со мной поделились в Фейсбуке и таким мнением. Публикую, чтобы не было однобокой подачи информации:

"Марина Мирошник, журналист «Вечернего Бишкека», написала статью про акцию с таким уклоном, что вся эта деятельность направляется и контролируется Западом.

Она забыла спросить а как это произошло в других развитых странах, в той же Грузии, на которую Вечерка часто ссылается. Она забыла спросить у самих участников акции, членов сети по защите ЛОВЗ, просят ли действительно они то, что сказал г-н замминистра — просто закрыть интернаты. Если взять самый приземленный пример, н-р, с общественным туалетом — это равнозначно тому, что участники просят закрыть один-единственный общественный туалет и все. По-моему такую «рациональную» мысль нельзя присвоить ни НПО, ни экспертам, ни чиновникам, ни тем более участникам (которые об этом и не просили, но члены сети также этот вопрос поднимают). Г-н замминистра как и многие чиновники любит вырывать слова из контекста. Когда НПО, эксперты, сами родители и даже сами чиновники говорят о закрытии интернатов, ВСЕГДА подразумевается процесс, период и наличие альтернативы, которые предлагают как ни странно сами же НПО (фостерные семьи, дома семейного типа, достойная компенсация/пособие родителям по уходу за ребенком и т.п.) Это не чиновники и не замминистра предложил первым.

Марина забыла спросить, кто же ставит под сомнение результаты проекта Министерства образования «инклюзивное образование» (оказывается министерство тоже осуществляет проекты, и их в год может быть как минимум десяток, финансируемых «подрывной деятельностью» Запада), охватившее не только школы, но и интернаты (кто же первым начал «подрывную деятельность»?), и профинансированное АБР с непонятно какими последствиями. Статистика есть, но это примерно то же самое, что поставлены 10000 веников, а подметают они или нет, этого никто не говорит. «Долбят» все те же НПО. Как это так — подрывная деятельность против Запада?

По этой ссылке здесь делимся отрывком статьи с блога Together на сайте «Эхо Москвы» про детей в интернатах России. В Кыргызстане ситуация аналогичная. Дадим небольшую местную статистику: общее число интернатов — более 130, причем самое большое число интернатов у Министерства Образования (где-то более 40 с многомиллионным бюджетам). Причем самый «ярый» противник реформ в этой сфере — Министерство Образования, которое по сути должно быть самым ОБРАЗОВАННЫМ и ПРОДВИНУТЫМ госучреждением. Во всех интернатах находятся более 20 тысяч детей. 88% (!) детей в интернатах имеют одного или обоих родителей. На одного воспитанника в учреждении государство в среднем расходует от 7000 до 11000 тысяч сом в месяц, причем львиная доля идет не на ребенка, а на здание, коммунальные услуги, персонал, ремонт и т.п.

Это только предварительные расходы, а кто-нибудь считал неизмеримые расходы от последствий, российская статистика говорит о том, что только 10 % выпускников российских государственных детских домов и интернатов адаптируются к жизни, 40 % совершают преступления, ещё 40 % выпускников становятся алкоголиками и наркоманами, 10 % кончают жизнь самоубийством. Речь здесь не обвинить будущих выпускников, которые стали жертвами системы и наплевательского отношения чиновников и общества, а том, во что ИНТЕРНАТЫ превращают будущих граждан страны.

Из статьи Марины, был эксперимент с закрытием Сузакского интерната, но детей через несколько лет вернули в интернат после окончания проекта. Может ли Министерство дать цифры сколько из воспитанников вернулось и по каким причинам, ведь государство должно было поддерживать такие семьи, как это делается во всем мире. Взять такого ребенка — это совместная ответственность родителей и государства (которому содержание в семье обходится почти в 2 раз дешевле, чем в интернате). Уверены, что это был совместный эксперимент Минобразования, но никак самого только НПО, впрочем журналист должен был докопаться до истины, съездить на место событий, а не сидеть за компьютером и расписывать кто хороший, а кто плохой.

Про Дастана Бекешева — не серьезный довод, его восхождение произошло скорее всего вопреки системе и яркое исключение из правил. За более чем полувековое существование интернатов хвастаются одним Дастаном? Таких Дастанов должны быть если не тысячи, то сотни у нас в стране.

А подрывная деятельность «каких-то НПО» в сфере интернатов является не более чем данью моде, которые усиленно раскручивают некоторые политики для сохранения власти, и СМИ, приближенные к ним. Между прочим, эти «какие-то» НПО открывались без западной помощи и ведут эту деятельность по инклюзивному образованию и ратификации Конвенции не в рамках каких-то проектов, а как раз-таки привлекая ресурсы и проекты под вышеуказанные задачи, поставленные самостоятельно. Причем, эти же НПО часто большие критики международных доноров, да так, что порой некоторые доноры не хотят работать с некоторыми из них.

И что это за подрывная деятельность, которая, в конечном итоге, приведет к сохранению сотен миллионов на расходах на интернаты?

Да, есть НПО, которые работают по проектам (есть и возглавляемые родственниками чиновников), но государство всегда может сказать да или нет тому или иному проекту. Абсолютно уверены, что проект по Сузакскому интернату — исключение, на которое пошло государство и скорее всего пообещало поддержку, но так ее и не оказало.

Грустно, что такая однобокая информация будет прочитана тысячами людей и усилит существующие стереотипы.

А Марине пожелание писать объективные статьи и как минимум несколько раз съездить в интернаты и неформально пообщаться с ребятами.

Смотрите шире и анализируйте, и рот чиновников — не единственный источник информации.

На досуге посмотрите фильм «Что значит быть нормальным?», который рассказывает об образовании инвалидов в обычных учебных заведениях среди здоровых людей как о наиболее эффективном методе реабилитации и интеграции инвалидов в общество.

http://rutube.ru/tracks/2773143.html" (с)

Ваше мнение для нас очень важно, спасибо вам!

0
Цитировать
Жалоба модератору
21.05.2012, 19:25

Вы этой статье Rutube задается вопрос "И что это за подрывная деятельность, которая, в конечном итоге, приведет к сохранению сотен миллионов на расходах на интернаты?"

этим вы и показали вашу основную цель - сохранить сотни миллионов сомов на расходы интернатов.

и также к автору этой статьи из Rutube, а сами вы ходили в интернаты и общались с детьми???

В вашей статье вы не разу не сказали об этом, что вы общались с детьми из интернатов и детьми - инвалидами. Как раз таки это вы и сидите в вашем офисе за донорские деньги проталикивая свой проект для закрытии интернатов.

я работала с уличными детьми "Дети Надежды" директором у нас была Тирза из Швеции, бывала в интернате, заходила в организацию по работе с детьми инвалидами, там встречала детей инвалидов и их родителей, была в доме престарелых и однажды заходила в дом молюток.

Работая с уличными детьми узнала от них, что они сбежали от своих собственных родителей, потому что из за алкоголя их собственные родители очень плохо к ним относятся, избивают, не кормят, не дают должного внимания и ухода. При этом один мальчик мне сказал, что “ Никто Не Может Заменить Родную Маму” и я с ним согласна. У меня тоже нет мамы, и практика мне это доказала. У нас был преподователь, который очень всех детей любил и дети к нему очень тянулись. Этот человек верующий было видно что в его сердце есть Бог и доброта, любовь к детям, что очень редко в наше время найти. Поэтому дети его тоже полюбили. Детям нужна любовь, защита, они не могут сами себя защитить, уход, забота.

Побывав в интернате за пределами Бишкека, одну неделю я туда приезжала с иностранными волонтерами из США для общения с детьми, я переводила для волонтеров, когда они общались с детьми. Волонтеры проводили разные игры с детьми, общались с ними, проводили уроки рисования итд. Мне лично запомнилось то, что когда дети вместе у них есть возможность вместе общаться, играться, заниматься, есть крыша над головой, питание конечно не домашнее, я сама пробовала, но это лучше чем быть вообще без него, за ними приглядывают воспитатели. У них там я помню очень большой двор где можно играться, и играть в футбол, много зелени вокруг и цветом, что мне очень понравилось.

А почему Дастан самый удачный, это наверное потому, что там руководитель очень хороший, который действительно думает о детях. Нужно ставить правильных руководителей с правильными мотивом в сердце, тех кто любит детей и хочет о них заботиться. Тогда у нас будет больше таких хороших интертатов.

А отдавая детей в чужие семьи есть огромный риск, существуют домашние насилия, если люди собственных детей бъют, то чужих никогда не пощадят. Также у нас в стране уже есть проблема с педофилией, чужого ребенка, чужой папа может насиловать будь то девочка и даже мальчик. Тогда кто этих детей защитит???????????????

Кто может каждый день контролировать что там происходит?????????????????/

И ведь ребенок никогда не скажет правды так как этот чужой отец будет пугать его говоря “молчи”.

Существует также моральное насилие, когда чужие родители будут унижать чужих детей и морально их убивать.

Существует физическое насилие, где чужие родители будут использовать детей в качестве слуг по дому или зарабатывания денег на улице.

Лично я думаю, что нам нужны интернаты и что нужно правильно отбирать туда людей. Как директора так и воспитателей. Иногда встречаться с ними и узнавать как там поживают наши с вами дети, дети нашей страны. А дети – это наше будущее, будущее нашей страны. И задача благотовительных организаций, ОФ, государтсва, НПО и всего общества поддерживать наших детей живущих в интернатах, детских домах, домах –малютках, детей инвалидов, уличных детей.

А по поводу образования детей – инвалидов думаю что у них есть право ходить в нормальную любую школу и если там им будет сложно учиться , тогда они сами должны сделать выбор учиться в обычной школе или пойти в специализированную школу с инклюзивным образованием. Другой вопрос если не хватает мест в таких школах для детей –инвалидов значит нужно создать больше достаточно мест для всех детей – инвалидов. Посредством новых школ или включения в других школих инклюзивно образование. А может и создать школы спец. Школы для детей – инвалидов, чтобы дети не чувствовали себя другими среди здоровых детей и чтобы здоровые дети не издевались над ребенком – инвалидом.

0
Цитировать
Жалоба модератору
21.05.2012, 23:16

Добавление к комментарию об уличных детях. Вот читала одну статью, где милиционер говорит, что дети нюхают клей, а он бы поинтересовался почему они это делают. Мы спрашивали детей об этом, и они сказали, что клей они нюхают, чтобы не чувствовать голод и холод зимой.

Уличных детей мы отыскивали зимой в основном под люками так как там есть горячие трубы, и там им не холодно. Они также рассказывали, что деньги или гамбургер, которые они получают от людей у них отнимают местная уличная мафия, которая состоит из взрослых людей отдавая лишь часть этих денег.

Так вот я думаю, что если гос-во или НПО начнет политику закрытия интернатов отдавая детей в семьи. Тогда некоторые дети начнут сбегать от этих семей если не будет должного обращения к ним и они будут убегать на улицу. Отсюда появится другая проблема, мелкие преступления. Также у уличных много проблем со здоровьем, венерические заболевания, ранняя беременность и куча других болезней.

0
Цитировать
Жалоба модератору
Дима
22.05.2012, 04:27

недавно я читал в Вечерке кратко не всю статью о том, что в интернатах пустует много мест, а в бюджет закладываются на пустые места деньги. так что же это получается деньги прикарманивает директор со своей администрацией. а где же дети???

после ваших комментарий если я правильно понимаю дети существуют, но они на улице. возможно эти директора со своей администрацией и воспитателями ведут политику изгнания детей, чтобы на них можно заработать деньги вместо того чтобы использовать для этих же детей.

возможно они очень специально плохо относятся к детям, чтобы дети убежали от них. ну а потом будут давать на них зарабатывать. и если это так то нужно сделать расследование. если подтвердиться уволить и наказать таких злодеев нашей страны. и очень быть тщательным в отборе дирекции интернатов и всех сотрудников включая воспитателей.

0
Цитировать
Жалоба модератору
Келечек Хелспром
22.05.2012, 12:11

На очень хороший комментарий (который обращается к Rutube, т.е. к нам ОФ Келечек Хелспром) - согласны с вами. Видно, что вы душой и сердцем болеете за ребят в интернатах.

Мы работаем с Беловодским интернатом с 2008 г. (поищите в интернете про летние лагеря и лекарства), с прошлого года подключили и Покровский интернат. У нас коллеги работают, можно сказать, безвылазно из интернатов и домов малютки и даже усыновили/удочерили детей с инвалидностью. Мы сами работаем также с 2008 г. с организациями родителей детей-инвалидов и помогаем им встать на ноги.

Но вместо того, чтобы здесь много писать вы лучше пройдите на нашу страницу на Дизеле про интернаты, и поделитесь там своим мнением (после того, прочитаете все то, что выложено про интернаты) http://diesel.elcat.kg/index.php?showtopic=9365413

Приходите к нам в офис и мы расскажем вам, что работа в по "закрытию этих интернатов" не ведется в рамках наших проектов, дадим почитать заявки вы там слова не увидите. Поддержка Беловодского интерната (летние лагеря, лекарства) вообще ведется частным гражданином Великобритании, который работает с такими детьми у себя в стране. Ему-то зачем надо поддерживать детей, если бы он думал о закрытии.

Про педофилию, насилие, пытки, голод, безразличие и т.п. ужасы многие детки и ребята в интернатах это давно познали, а насилие, педофилия в чужих семьях - это не широко распространенный факт, из-за которого детки должны лишиться семьи и лучшего будущего. Насилие и педофилия можно встретить и в обычных семьях, с родными детьми, но это не означает, что детей в таких семьях нужно срочно держать подальше от родителей. На расчесывайте всех одной гребенкой и не нужно клеить штампы. Подтвержденный факт - во всех иностранных семьях, которые усыновили/удочерили наших детей с инвалидностью (и без, но чаще с инвалидностью), дети чувствуют себя родными, живут и развиваются как люди. Недавний закон по усыновлению ставит наших местных в первую очередь на возможность усыновить, но почему-то желающих особо не наблюдается.

Закрытие интернатов, как указано в нашем мнении, - это процесс, который может занять от 5 до 10 лет. А возвращение в или обретение семьи (свои или фостерные) - это также постепенный процесс подготовки обеих сторон - усыновляемых и усыновляющих, о чем говорим и мы и наши коллеги.

Заходите сюда, чтобы узнать про интернаты: http://diesel.elcat.kg/index.php?showtopic=9365413

0
Цитировать
Жалоба модератору
Келечек Хелспром
22.05.2012, 12:13

и добавим сюда статью экспертов про интернаты и их негативное влияние на развитие детей.

Эксперты о системе домов-интернатов в России: "у детей, лишенных близких, отмирают участки мозга"

Скандал в Детском доме-интернате для детей с тяжелыми нарушениями в Павловске (Санкт-Петербург) больше не является предметом интереса СМИ - уполномоченный по правам детей при президенте России Павел Астахов высказал мнение о необходимости кадровых перестановок и о том, что волонтеров надо пускать в детдом, а больного ребенка Илью спасать всем миром. Прокуратура Санкт-Петербурга завершила четвертую прокурорскую и 81-ю по счету ведомственную проверку детдома и вынесла вердикт: детей голодом не морили, но административные нарушения есть. В детдоме ликвидируют протечки и отремонтируют кровлю, а к 2015 году построят три новых корпуса для детей - тяжелых инвалидов. Но ответа на уровне всей России на то, что же надо этим детям, кроме ухода, еды и медицинского обслуживания, так и нет. Мы еще не привыкли, что отсутствие элементарной человеческой привязанности у ребенка с ранних лет - это медицинский диагноз. Ребенок, лишенный этого, растет с нарушениями психического здоровья и, возможно, даже при благоприятном стечении обстоятельств в будущем - даже при попадании в приемную семью и при усыновлении никогда не сможет в своей жизни преодолеть это, даже если он не инвалид.

ИА REGNUM попросил экспертов в области психического здоровья детей клинического психолога Татьяну Морозову и детского невролога Святослава Довбню разъяснить, что же происходит с детьми с нарушениями привязанности. Предоставим слово экспертам:

Дети в интернатах

Святослав Довбня:

Надо уйти от абстрактных терминов "любовь к детям", "гуманность". Пока мы будем находиться на этом понимании и обсуждении вопроса, мы никуда не сдвинемся в решении проблемы интернатов, потому что, на самом деле, то, что происходит с детьми в интернатах, это такая же медицинская проблема, как дизентерия или грипп. Это болезнь, которую надо лечить - состояние, которое по МКБ-10 (международной классификации болезней, которой пользуется Россия последние 10 лет) носит название "отставание в развитии и эмоциональные нарушения, возникающее в результате дефицита индивидуальных отношений". У младших детей можно также называть это состояние "нарушением привязанности у детей" - это отсутствие взрослого, с которым можно общаться, который с человеком бы был рядом, жил, знал и понимал ребенка. Пока такого человека не будет, любые вливания - финансовые, материальные, людские ресурсы, волонтерская помощь - они, к сожалению, достаточно бессмысленны. По пути понимания этого прошли многие страны и это, собственно, основывается на той самой "теории привязанности", о которой так мало говорит наше профессиональное сообщество.

Татьяна Морозова:

"Несколько лет назад в Исландии все выпускники детских домов были приравнены по статусу к "узникам концлагеря". В 2010 году в Лейпциге прошел Всемирный конгресс по психическому здоровью детей. Там профессиональное сообщество обсуждало необходимость реорганизации интернатов во всем мире. Первоначально надо вывести как можно больше детей в семьи (приемные, семейные воспитательные группы, постараться найти возможность опеки со стороны родственников или вернуть в кровные семьи). Это быстрее, это дешевле и на сегодняшний день есть исследования, которые показывают, что это дает невероятные результаты, не только экономические, но, в первую очередь, связанные с развитием детей.

Как это сделать?

Татьяна Морозова:

Например, в Китае сейчас 376 домов ребенка и детских домов, реформа там началась всего несколько лет назад, но сейчас практически не осталось в китайских детских домах детей без нарушений - их уже отдали в семьи. Что касается детей с нарушениями, то китайская ментальность такова, что родители боятся таких детей брать в семьи, но детские дома перестраиваются и те люди, которые выполняют роль родителей, живут вместе с детьми в перестроенном детском доме. Бывшие палаты, в которых содержались дети, перестроены под квартиры. Создана система "профессиональных родителей", для которых растить таких детей - это работа. Если нам трудно брать пример со Швеции, Норвегии и США, где система децентрализована, и можно многое решить на местах, то существуют страны, такие, как Словения, которые закрыли учреждения, по крайней мере, для детей в возрасте до 3 лет еще более 20 лет назад. Китай делает это сейчас и очень быстрыми темпами.

Что мы знаем о причинах отставания в развитии сирот в интернатах?

Татьяна Морозова:

После распада СССР США объявили "декаду мозга" - тогда возникла экономия бюджета за счет сокращения средств на вооружения и появилась возможность направить деньги на нечто более важное - на исследования в области мозга. Огромные средства были вложены в исследования, посвященные тому, почему дети, живущие в закрытых учреждениях, такие маленькие по росту и весу, плохо развиваются, несмотря на то, что в домах ребенка их достаточно кормят, есть игрушки и специалисты. Выбрана для исследований была Румыния, где при Чаушеску запретили аборты, и на момент падения режима Чаушеску детские дома в Румынии были переполнены. Туда хлынул поток журналистов, гуманитарной помощи и усыновителей, которые брали детей, а потом не знали, что с ними делать.

Святослав Довбня:

Выяснилось, что дети, которые провели много времени в этой системе, оказались такими, что им уже недостаточно было просто любви, им требовалась профессиональная помощь. Это было тяжелым открытием, которое показало, что те изменения, которые с маленьким человеком при длительном проживании в закрытой системе происходят, могут быть необратимы. Часть детей после длительного проживания в интернатах не смогли адаптироваться в открытом мире и закончили свои дни в закрытых психоневрологических заведениях - таких примеров в США и Европе множество.

Татьяна Морозова:

Создавая и поддерживая такие учреждения, мы специфическим образом калечим детей. Вот последний скандал в Павловске: дети похожи на скелеты. Дело не только в том, что у ребенка букет болезней или персонал ворует еду. Даже если еду не воруют, ребенок маленький из-за специфических условий проживания - он испытывает постоянный стресс от отсутствия рядом близкого человека, то, что он съел, он не усваивает. По данным исследований, проведенных в Румынии группой ученых из ведущих американских университетов, примерно за три месяца жизни ребенок теряет один месяц роста и веса (Д. Джонсон, 2005). Подобные результаты были получены и в Санкт-Петербурге - за 5 месяцев нахождения в доме ребенка ребенок не добирает 1 месяц в весе и росте (Р.Ж. Мухамедрахимов, О.И. Пальмов, 2009).

Святослав Довбня:

Вот представьте себе, что вы не знаете, где ваш близкий человек, он вам не позвонил, пропал. Есть не хочется, вас трясет, вы не можете сосредоточиться - в организме выделяется кортизол и другие гормоны стресса. Стресс нарушает три основных жизненно важных процесса: нарушается переваривание и усвоение пищи, снижается сопротивляемость инфекциям и снижается способность к обучению. Это мы ярко и видим на примерах последних скандалов, в том числе и в Павловске.

Мы видим худого ребенка, все больше отстающего в развитии и часто болеющего. При переводе ребенка в семью за год большинство детей набирают необходимый рост и вес вне зависимости от сопутствующих нарушений развития. Ребенок с нарушениями - тот же ребенок, на него действуют те же самые правила, если у ребенка есть ДЦП, синдром Дауна и т.д. он просто еще более уязвим к тем процессам, которые связаны со стрессом и с нарушениями привязанности.

Татьяна Морозова:

Исследования мозга, проведенные американскими коллегами, показали, что очень специфическим образом мозг начинает подстраиваться под ту ужасную ситуацию, в которой находится ребенок. То есть постоянный стресс приводит к отмиранию определенных участков мозга, которые, в первую очередь, отвечают за понимание собственных эмоций и намерений других людей. И есть критический возраст, после которого изменения к лучшему не то чтобы невозможны, а требуют очень много времени денег и усилий. Эти изменения были учеными зафиксированы и видны на позитронно-эмиссионной томографии, на тензорной магнитно-резонансной томографии и это можно увидеть на многоточечных электроэнцефалограммах (Dana Johnson (Дана Джонсон), Charles Nelson (Чарльз Нельсон), Nathan Fox (Натан Фокс), Harry Chugani (Харри Джугани), 2005, 2007, 2010).

Татьяна Морозова:

Мы видим серьезные изменения в когнитивном развитии - исследования в России и за рубежом показывают, что ребенок за месяц пребывания в подобном учреждении теряет один пункт IQ, а за год 12. Есть определенный порог, когда терять больше нечего и худеть некуда. Ребенок с изначально нормальным IQ к определенному возрасту будет иметь проблемы с интеллектом, а если есть изначальное поражение головного мозга, то проблем с интеллектом прибавится еще больше. Перевод ребенка в семью приводит к тому, что показатели интеллектуального развития начинают выравниваться.

Но остается проблема, о которой мы уже упоминали выше, связанная с отмиранием тех клеток мозга, которые связаны со способностью понимать себя, других и устанавливать индивидуальные отношения. Если этих отношений долго не было, то потом мы видим развитие поведенческих проблем, с которыми часто сталкиваются наши усыновители и приемные родители. Это дети, которые поджигают, убегают, воруют, проявляют немотивированную агрессию и т.д. И у нас в стране продолжают в связи с этим обвинять родителей, говоря, что они неправильно воспитывают детей, а это на самом деле результат содержания ребенка в учреждении. И вместо того, чтобы обвинять родителей, надо было бы обучать специалистов, чтобы они им помогали.

Святослав Довбня:

Иногда нарушения психического здоровья оказываются столь тяжелыми, что даже с профессиональной поддержкой с ситуацией справиться невозможно. Мне очень жаль, что в СМИ практически не встречаются комментариев о том, что это дети, с которыми не всякий человек вообще способен справиться, и приемные родители в отчаянье и не знают, что делать.

Когда у ребенка тяжелая дезорганизованная привязанность, это означает, что пока он находится в группе, он мало чем отличается от других, он ходит строем, у него есть руки-ноги, он способен отвечать на какие-то вопросы. Но когда с ним начинают устанавливать отношения, это приводит к тому, что он эти отношения не может переносить. Он начинает постоянно проверять взрослого, он пытается посмотреть, правда ли его любят, а что будет, если он ударит, укусит и т.д. С его истериками невозможно справиться и т.д.

Татьяна Морозова:

Либо это ребенок, который привык, что на него внимание обратят, только если он что-то сделает "не так", и он делает что-то такое, что вызывает шок взрослых - разобьет, укусит и т.д. А он просто таким образом пытается привлечь к себе внимание, он других способов не знает.

Святослав Довбня:

Меня потрясла фраза английской усыновительницы в интервью психиатру Майклу Раттеру. Эта мама усыновила ребенка из Румынии. И на вопрос, как она себя ощущает, она отвечает, что очень хотела помочь этим румынским сиротам, этому ребенку, но "вот все эти 15 лет мы живем вместе, я очень его люблю, но я себя чувствую, как неоплачиваемая психиатрическая медицинская сестра".

Чем могут помочь волонтеры?

Святослав Довбня:

Мы в волонтерских проектах пытаемся, чтобы волонтер не занимался всеми детьми сразу. Задача волонтера - установление индивидуальных отношений определенным ребенком. И вот достаточно стандартная ситуация: ребенок, живущий в доме ребенка с диагнозом органическое поражение головного мозга и имеющий серьезные нарушения в развитии, в три года весит 7 кг, ходить не умеет.

Волонтер два раза в неделю, по крайней мере, приходит к этому ребенку. Через полгода после начала волонтерского сопровождения, ребенок, который стоял в весе последние полтора года, прибавляет три килограмма, начинает ходить и у него появляется речь. Мы надеемся, что этот малыш при переводе в детский дом, а сейчас он там уже, не войдет в 30-40% детей из домов ребенка, которые погибают в течение первого года после перехода. Мы надеемся, что он выживет. Это Нижегородская область.

Другая ситуация - девочке полтора года, она практически не имеет собственных нарушений, но не прибавляет в весе - а это показатель тяжелого психического страдания, того, что на профессиональном языке называется "тяжелое нарушение привязанности, проявляющееся в форме апатии и ухода в себя". Девочка, которая вначале программы помощи не реагирует ни на кого, как будто она слепоглухая, через несколько месяцев после того, как волонтер начал с ней работать, значительно прибавила в весе, начала ходить и говорить, и уже сейчас она в семье.

Волонтерская работа - это не подтирание носов и не дублирование работы нянечки и санитарки. В том же Китае (никогда раньше не думали, что придется приводить его в пример) наняли огромное количество преподавателей, которые за государственные деньги посещают детские дома и занимаются с группой от двух до четырех детей. В Болгарии эту проблему пытаются решить по- другому - бабушки-пенсионерки ходят к детям, занимаются с одним-двумя детьми. Результаты такие же - дети дают прибавку в весе, улучшается их развитие и физическое состояние. Бабушкам платят за то, что они с детьми занимаются, а не дублируют работу нянь. У них яркие футболки. У них есть санитарные книжки. Это их работа - они строят с ребенком индивидуальные отношения. Конечно, специалист может объяснить и помочь, какими игрушками лучше играть, как лучше заниматься, как гулять, особенно если у ребенка множественные нарушения.

Татьяна Морозова:

У нас в России такие же проблемы с интернатами, как допустим в Таджикистане, где на ребенка в системе государственного здравоохранения тратится всего 6-8 долларов в год, а у нас гораздо больше, а дети точно такие же - малый вес, рост и прочее.

Отсутствие близкого - эмоциональное насилие

Cвятослав Довбня:

На сегодняшний день, при имеющейся гипердиагностике, полное отсутствие диагнозов, которые описывают имеющиеся у детей социально-эмоциональные нарушения. Есть диагноз в Международной классификации болезней - "эмоциональные нарушения и задержка развития, обусловленные пренебрежением потребностями и насилием над ребенком", а для детей раннего возраста используется диагноз "нарушение привязанности".

Насилие и пренебрежение не обязательно бывает физическим, есть также эмоциональное насилие и пренебрежение. К важнейшим эмоциональным потребностям ребенка можно отнести потребность в установлении постоянных близких отношений со взрослым, возможность играть, возможность выражать свои потребности. Для того, чтобы выражать свои потребности, речь очень важна, но вовсе не обязательна - есть дополнительные средства коммуникации - жесты, картинки - символы, написанные слова и т.д. Именно эти эмоциональные потребности часто не удовлетворяются при нахождении ребенка в системе закрытых учреждений.

Почему четырехлетний ребенок, выходя из дома ребенка, часто

0
Цитировать
Жалоба модератору
23.05.2012, 02:11

Вопрос к Келечек Хелспром: А возможно ли делать ежемесячное посещение детей соц. работником для проверки состояния ребенка, при этом забирая его на 1 или 2 часа для проверки его психического состояния и физического, то есть полностью его здоровья как в нашей стране так и за рубежом, куда был отдан ребенок в новую семью?

также читала одну статью о проблеме в Норвегии, где мама из России вышла замуж за норвежща, родила сына. позже выяснилось что он педофил. ребенок рассказал маме, что папа вытворяет с ним и с другими детьми с друзьями, когда ребенок идет к отцу, чтобы увидется с ним.

при этом оказалось, папа - педофил со своими друзьями используют специальный спрей, чтобы замести все следы на теле ребенка, когда они трогают детей. и когда также бъют детей используют подушку, тоесть бъют через подушку. поэтому полицейские не могут обнаружить ничего и говорят, что нет доказательств. тогда как можно узнать истину, что с ребенком все нормально?????????????????????

0
Цитировать
Жалоба модератору
Марина Мирошник
23.05.2012, 10:37

Может по этому поводу устроить что-то вроде встречи и написать по итогам материал? Тогда можно будет и все вопросы задать и мнение высказать. Как вы считаете?

0
Цитировать
Жалоба модератору
23.05.2012, 20:59

Я бы с радостью, к сожалению очень загруженный график. Спасибо большое

0
Цитировать
Жалоба модератору
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД