В Бишкеке провели акцию в память об умерших от СПИДа

607  1
Асель Шабданова

Глобальный фонд для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией финансирует борьбу с ВИЧ-инфекцией в Кыргызстане. На ближайшие пять лет он выделяет $40 млн для профилактики и антиретровирусной терапии для людей, живущих с ВИЧ (ЛЖВ). Только сами ВИЧ-положительные говорят, что этих денег не видят. Но речь не об этом. Во Всемирный день памяти умерших от СПИДа - третье воскресенье мая - интернет-редакция "ВБ" побеседовала с двумя молодыми людьми, которые верят: жить с ВИЧ-инфекцией можно.

Герои, опасаясь осуждения знакомых, попросили в публикации изменить их имена. Они откровенно рассказали о проблемах ВИЧ-положительных людей в Кыргызстане.

Болот, живет с ВИЧ-инфекцией 12 лет.

- Эпидемия ВИЧ масштабно распространяется на территории Кыргызстана, хотя деньги на борьбу с ней выделяются большие. Мы развивали сообщество людей, живущих с ВИЧ, на юге, но оно мало финансировалось. Именно людям с ВИЧ-инфекций почему-то не выделяют деньги. А они знают проблемы, могут внедриться в маргинальные системы, группы, внедрить знания. Мы же знаем эту ситуацию изнутри. С этим можно жить. Почему считают, что эта такая страшная болезнь? Потому что обычно показывают наркоманов, больных, и у общественности формируется такое мнение, что все ЛЖВ - такие смертельно больные. Люди думают, что инфекция произошла от проституток, наркоманов. Но никто не застрахован от этого. Вот взять, например, детей, которых массово заразили в Ноокате. Почему обществу нельзя показывать нормальных людей с ВИЧ, которые не выглядят страшно? Это не такая страшная, смертельная болезнь. Это, наряду с сахарным диабетом или сердечными недугами, такая же болезнь организма. Бог предназначил человеку жить 100 лет, он и проживет столько, только нужно вести правильный образ жизни. А все болезни - это воздаяние за ошибки, я считаю.

- Когда вы узнали о вашем положительном статусе?

- Я потреблял наркотики внутривенно. Не знаю, как инфекция перешла ко мне. Когда мне сказали, что у меня ВИЧ, у меня не было страха. Я не знал что это такое. Мне сказали, что у меня инфекция, когда я сидел в камере следственного изолятора в Кара-Суу Ошской области. Меня предупредили - никому в камере не говорить. В то время никаких профилактических и информационных работ не было. Думал, меня отпустят из-за моего статуса. Я тогда не знал, как с этим жить. Через 6 или 7 лет сдал повторно тест на выявление инфекции. Когда мне сказали результаты, я не верил до последнего. И только потом мне объяснили, что инфекция попадает в кровь, поедает клетки CD4, которые отвечают за иммунитет. Например, заболел гриппом, здоровый организм может сам излечиться - иммунитет защищает. Вирус поедает иммунитет.

- На ваш взгляд, эффективно ли расходуются грантовые средства для борьбы с ВИЧ?

- Мы проводили акции в университетах. Некоторые люди шарахаются. Потому что не знают, наверное. Я знаю, выделяются большие деньги для профилактики. Вижу, как некоторые сотрудники НПО при зарплате в $100-200 через некоторое время ездят на непростых машинах. Мы подавали страновую заявку именно для самих групп ВИЧ-инфицированных. Такие сообщества мало развиты. Сколько получают координаторы в ПРООН и сколько - аутрич-работники, которые внедряются в маргинальные группы для выявления настоящих проблем. Надо поддержать таких работников, повысить им заработную плату. Только такой работой можно препятствовать распространению ВИЧ-инфекции.

- Сейчас же есть антиретровирусная (АРВ) терапия в Кыргызстане, которая нормализует иммунитет ВИЧ-положительных?

- Да, есть АРВ-препараты. Нет соответствующих реактивов для анализа CD4. И еще, эти препараты можно принимать, когда уровень иммунных клеток снижается до минимального уровня. Я не понимаю, зачем ждать, пока иммунные клетки опустятся до минимума, а потом снова их поднимать. Мне объяснили, что это мировой стандарт. Я препараты не принимаю. Занимаюсь спортом.

- То есть вы не проходите АРВ-терапию?

- Нет, у меня иммунные клетки сами растут. Может это ошибка врачей какая-то. У меня вначале было 270 клеток на мл крови, сказали, пусть дойдет до 250. Когда повторно сдал кровь, результаты показали 340, а потом - более 400 клеток на мл. У меня два здоровых сына, жена. Чувствую себя отлично.

- А дети у вас появились до того, как вы узнали свой статус?

- Было так. Женился в Бишкеке. Тогда я не знал о своем статусе. А потом, когда узнал, у меня появилось чувство страха, самодискриминация. Я не знал, как отнесутся к этому жена, семья. Пришлось сказать супруге. Проверились и узнали, что члены моей семьи здоровые. Теперь мы с супругой предохраняемся. Есть устойчивая стигматизация даже дома. Сложилась непростая ситуация. А я еще хочу детей.

- Я слышала, если женщина с ВИЧ проходит АРВ-терапию, у нее больше 90% вероятности родить здорового ребенка. У мужчин не так?

- Думаю, это болезнь поведения. Мы все должны отвечать за все ошибки. Дети у меня здоровые. Придет время, и я буду принимать лекарства. Много мифов насчет инфекции ходит и по сей день.

-Какие например?

- Среди нас много таких, кто не проходит АРВ-терапию. Мы проводили дискуссии фокус-групп. И многие, оказывается, думают, что государство хочет нас уничтожить, подмешивая что-то в АРВ-препараты, метадоновой терапией. В 2001 году мне принесли препараты и сказали: пей и никому не говори. Я подумал, зачем мне пить? И выбросил лекарства. У многих есть заблуждения. Многие выкидывают препараты. Поэтому нам нужен реальный пример. Не просто, чтобы финансист приходил и рассказывал, что принимать. Нам нужен тот, кто близок к нам. Чтобы мы работали по принципу "равный – равному". Нас многие не понимают. Мы же бывшие наркопотребители, есть те, кто долго сидел в тюрьме. Люди воспринимают нас, как неуравновешенных. Мы стараемся, нас обучают, но все равно - эмоциональные срывы, характер дает о себе знать. Мы сначала сделаем, а потом думаем, жалеем, что обидели человека.

- Почему, на ваш взгляд, несмотря на значительное финансирование, наблюдается рост заболеваемости?

- Финансирование идет не в то русло. Мы не видим этих денег. Три банки тушенки, одна банка сгущенки - вот и все.

- Вы сейчас употребляете наркотики?

- Нет. Я прошел метадоновую терапию. Перестали плакать родители. Наркопотребитель перестает воровать, искать дозу. Благодаря вере, любви к детям я смог победить зависимость. Хочу начать новую жизнь.

Сытый голодного не разумеет

История Елены. Она живет с ВИЧ 5 лет. Ее судьба схожа с судьбой предыдущего героя. Она – бывшая заключенная, экс-наркопотребитель. Сегодня благодарит людей, которые, как она, смогли победить наркоманию и стигму по отношению в ВИЧ. Однажды она встретила бывшего наркомана. Он привел ее в группу людей, которые смогли ее понять, поддержать. Когда она увидела тех, кто смог "слезть с иглы", у нее появилась вера в себя. И она смогла.

- Можете рассказать, когда вы узнали о своем статусе?

- В 2007 году. Мне было страшно. Я очень тяжело это пережила. Я укололась одним шприцем с другой девушкой. Через 10 дней она рассказала, что у нее ВИЧ. Я пошла в больницу, мне сказали ждать период окна - 6 месяцев. Эти полгода для меня были самыми страшными в жизни, надеялась, что не выявится. Для меня это было адом, не хотелось просыпаться по утрам. Ожидание очень сложно пережить. Я не знала, что это за болезнь. Перестала ходить домой, думала, заражу маму, сестер. Убежала из дома. Поставила на себе крест. Слава богу, нашлись люди, которые смогли мне объяснить, что можно жить с этой болезнью.

- Вы участвуете в АРВ-терапии?

- Я не принимаю АРВ-препараты, у меня нормальный иммунитет. Веду здоровый образ жизни, не курю, не потребляю наркотики, стараюсь заниматься спортом. И мне пока не прописывают АРВ.

- Ваши друзья знают о вашем статусе?

-Нет. Я не уверена, что даже мои родственники смогут безболезненно принять такую весть. Я как бы пытаюсь объяснять. Отправляю маму на тренинги, семинары про ВИЧ-инфекции, чтобы она знала, что я не опасна в своем доме. Сейчас мы создали общественный фонд "Центр восстановления". В нем - люди, живущие с ВИЧ, экс-наркопотребители, бывшие заключенные. В 16 лет я попала в женскую колонию. Меня радует, что сейчас у нас есть шанс предостеречь подрастающее поколение от наших ошибок. Либо помочь им, поддержать, как и меня когда-то.

Лена мечтает создать семью, родить ребенка. Сейчас у нее есть молодой человек, тоже с положительным статусом. "Мы надеемся, что АРВ-препараты позволят нам иметь здоровых детей", - верит она.

Всего в Кыргызстане от СПИДа умерло 203 человека. Более 4 тыс. человек официально числятся в списке ВИЧ-инфицированных. По неофициальным подсчетам, эта цифра достигает 11-12 тыс.

Комментарии
20.05.2012, 00:54

[u]нужно больше внедрять аутрич-работников . благодаря им я реально поняла эту проблему !!! заполняя анкету с вопросами о знание ВИЧ набрала 98% результат )) [/u]

0
Цитировать
Жалоба модератору
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД