Леонид Оселедько: Зачем геологические отчеты рассматривает Минфин?

662  1
Дмитрий Денисенко

Ситуация в горнодобывающей отрасли Кыргызстана близка к тупиковой. Правительство говорит о коррупционных схемах в этой области и утверждает, что теперь им будет положен конец. А как на самом деле происходило лицензирование в этой области, что принципиально нового предлагают чиновники? Об этом интернет-редакция "ВБ" спросила бывшего заместителя директора Госагентства по геологии и минеральным ресурсам Леонида Оселедько, который 6 апреля покинул свой пост по собственному желанию в связи с состоянием здоровья.

- Одобрение отчетов работ за прошлый год и планов на текущий задерживается. Как это отразилось на горнодобывающей отрасли?

- Оформлять лицензии, продлевать, согласовывать сроки - это все нужно делать. Но такие работы всегда проводились в январе-феврале. К марту планы были уже одобрены. Как раз в это время компании формируют бюджет. В этом году деньги, которые должны были пойти на разведку здесь, истрачены инвесторами в других странах. Большинство компаний платят минимум, только чтобы удержать лицензию.

- Почему Госгеологоагентство теперь рассматривает отчеты и планы комиссионно?

- Почему-то новое правительство считает, что до этого все лицензии выдавались коррупционным способом. Но это не так.

Иностранные компании начали приходить в Кыргызстан с 2003 года, когда начали расти цены на золото. Если посмотреть на список лицензий, тогда инвесторов интересовали только золоторудные месторождения.

Мы приглашали конкретных инвесторов, и когда они приходили, то по первой заявке получали лицензию. Аукционной системы не было, потому что не было претендентов. Зато была открытость. Никто из бывших руководителей агентства не нажил себе состояния. Никто не построил дома, никто не уехал в Америку, никто не купил себе остров. Руководителей Госгеологоагентства было немного - Мурзагазиев, Зубков, Курманалиев. Я не вижу среди них состоятельных людей. А все говорят о коррупции. Я тоже не уехал. Значит, это и ко мне относится.

В 1998 году вообще не было лицензиатов. Было несколько крупных компаний, а когда рухнула цена на золото, они ушли. Потому что наши объекты не мирового класса, с низким содержанием металла. Они надеялись найти больше. И компании просто ушли. Оставили материалы, сдали отчеты и все. Потом начали появляться лицензиаты. Конечно, среди них разные были. Я не хочу сказать, что все были идеальные. Но ряд объектов разведан и подготовлен. Это тоже о чем-то говорит.

А сейчас на всех уровнях так огульно заявляют: "Коррупционные схемы!", "За 300 сомов продавали месторождения!". Никто не хочет вспомнить, что это государство установило такую плату за бумажку. Просто как за почтовую услугу.

- Нужно ли комиссионно каждый год проверять отчеты и одобрять планы?

- Отчеты нужно смотреть каждый год. Но это должны делать профессионалы, которые ответят на вопросы: "Как компания сработала? Как компания ведет работу? Вкладывает ли она деньги или нет?".

Конечно, если собираются люди, которые ничего не понимают в этой области, когда они начинают задавать элементарные вопросы, тогда и на рассмотрение отчетов уходит уйма времени.

- А сейчас, когда якобы появилось много инвесторов, нужно устраивать аукционы и на разработку месторождения?

- Пусть будет аукцион. Но не нужно усложнять процедуру. На аукционы будут выставляться мелкие объекты. Все равно у нас работает мелкий бизнес и частные предприниматели. Разработчики крупных месторождений должны выбираться по конкурсу, должна создаваться правительственная комиссия - это совсем другой уровень.

- То есть все будет так, как раньше?

- В принципе, ничего не поменялось. Процедура рассмотрения тех же отчетов и планов не изменилась. Но если раньше рассматривали профессионалы, то сейчас люди, далекие от геологии.

Раньше 5-6 человек читали отчеты. Когда шло согласование, каждый высказывал свое аргументированное мнение, и решение принималось быстро. Сейчас отчеты читают 2 геолога и комиссия из девяти человек, в составе которой, например, председатель ГНС. Он-то здесь причем? Если хотят проверить налоги компании, то есть плановые налоговые проверки. Или заместитель министра финансов. Что он понимает в геологоразведывательном отчете?

- Геологоразведывательные компании сталкиваются с непониманием агрессивно настроенного местного населения. Как решить эту проблему?

- Во многих случаях в таких конфликтах есть вина инвесторов. С местным населением элементарно нужно работать, принимать на работу. В любой компании есть специальности, которые не требуют высокого профессионализма. И, конечно, нужно оказывать посильную помощь. Не подачки раздавать, а именно помощь оказывать.

Задача правительства заключается в том, чтобы использовать средства от налогов геологов на развитие конкретного села. Все должно быть прозрачным, чтобы жители знали, сколько уплачивается компанией налогов в бюджет.

- Как вы относитесь к решению правительства о передаче государству не менее 20 процентов доли тех компаний, у которых имеются месторождения стоимостью от $50 млн?

- Я не знаю, откуда даже возникла эта идея. Правильно Темир Сариев сказал - это незаконно. Постановление правительства - это подзаконный акт, который только поясняет закон. Хотите больше получать, вводите другие налоги. Если останутся компании работать, значит, правильно сделали.

В штате агентства должны быть экономисты горного профиля, чтобы могли досконально проверить затраты. Можно их проверить по ТЭО на 10 лет. И спрогнозировать на 15 лет, какие будут цены на металл и какие цены на материал.

Бизнес ищет максимальную выгоду. Государство тоже хочет получить прибыль. Нужно искать баланс интересов. Бизнесмена никогда не заставишь работать себе в убыток. Если у нас будут приняты законы, мешающие работы, инвесторы просто уйдут. Это прописные истины.

Никто не посчитал, что лучше: государство получит больше налогов на 10 млн или будет построено предприятие и эти 10 миллионов будут уходить на зарплату. То, что уходит в бюджет – проедается. А увеличение количества рабочих мест повышает покупательскую способность, оборот товаров внутри страны. Главное - это создание рабочих мест, тогда люди возле "Белого дома" не будут кричать и выходить на митинги.

Справка

Леонид Оселедько в 1986 году окончил Томский государственный университет по специальности "инженер-геолог". Свой рабочий путь начал в 1976-м в Северо-Киргизской геологической экспедиции. Прошел путь от техника-геолога, геолога до начальника отряда. С 1998 года - главный специалист, заместитель начальника управления геологии Государственного агентства по геологии и минеральным ресурсам. До декабря 2009 года являлся начальником управления геологии Госгеологоагентства. С 8 декабря 2009 года - заместитель министра природных ресурсов КР. После преобразования министерства в агентство продолжал оставаться заместителем директора.

Комментарии
неэксперт
13.06.2012, 23:09

Простые истины, но понимает их только специалист. Кстати, он последний из спецов который оставался в отрасли. Ушел..или в таких случаях говорят "ушли". Не выдержал тупость и агрессивную корыстность новых "менеджеров". Действительно, в главном ведомстве по геологии горному делу не осталось ни одного специалиста...последствия будут.

Кстати, там есть описка, не Молдогазиев, а Мурзагазиев. Человек который очень много сделал для отрасли

0
Цитировать
Жалоба модератору
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД