На бусики наехали, или Почему повышение тарифов - это коррупция?

280  0

Тему повышения тарифов на проезд в общественном транспорте до сих пор бурно обсуждают горожане и жители пригорода. Люди ждали, что после подорожания улучшится качество обслуживания. Но оно остается прежним. И виноваты в этом, как выясняется, отнюдь не водители, которые зарабатывают вовсе не огромные деньги, как мы привыкли считать. Большая часть вырученных средств оседает в карманах посредников. А потому повышать качество просто не на что.

Уже дошло до депутатов

В конце мая эту проблему подняли даже депутаты Жогорку Кенеша. В частности, народоизбранник Равшан Жээнбеков посетовал на непрозрачность, а также неэффективность работы государственных структур в сфере перевозки пассажиров. Депутат отметил, что снижается качество оказываемых услуг, растет уровень коррупции, поднимается стоимость проезда. При этом создаются неудобства не только для пассажиров, но и для водителей.

Жээнбеков отметил, что, по данным городских чиновников, ежедневный плановый выход микроавтобусов составляет чуть менее двух с половиной тысяч единиц. А по данным профсоюзных организаций водителей, он достигает пяти тысяч бусов. Водители вынуждены собирать большое количество разрешительных документов из разных государственных учреждений. И при их получении, мол, невозможно обойтись без "вознаграждения".

Затронул депутат и проведение тендеров на городские маршруты. Дескать, для участия в них водители собирают от 200 до 1500 долларов с каждого. Сумма варьируется в зависимости от прибыльности маршрута.

И дабы решить эти проблемы, депутат предлагает отменить необходимость получения некоторых документов, а еще упразднить транспортную инспекцию.

Однако корень зла все–таки в другом. К нам в редакцию обратился водитель микроавтобуса, который рассказал, что коррупция кроется в первую очередь в самих перевозческих компаниях. По понятным причинам мы не будем указывать истинного имени водителя, а для удобства назовем его Алтынбек.

- Я очень много лет работаю в транспортной сфере, начинал еще с начала 90–х годов, - рассказывает Алтынбек. - И на моих глазах происходила трансформация, вернее, деградация пассажирского транспорта. Для того чтобы правильно донести суть накопившихся проблем, я начну с предыстории. В середине 90–х годов, когда по городу ездили РАФы, не существовало никаких пассажирских компаний, коих сейчас великое множество. Водители работали напрямую с подразделениями мэрии. Было весьма удобно. Приходишь в "единое окно", платишь деньги и получаешь маршрутные листы и прочие документы, необходимые для перевозки пассажиров. Никаких лишних затрат, потому что нет посредников. Сейчас все изменилось в точности до наоборот.

По словам водителя, когда появились пассажирские компании, они просто взяли на себя роль посредников. И посредничество заключается в том, чтобы выиграть тендер на тот или иной маршрут и передать его самим шоферам. На этом реальная помощь фирм и заканчивается.

Плата за посредничество

- Грубо говоря, мэрия, когда проводит тендер, не продает маршрут, а сдает его в аренду той или иной фирме. А фирма в свою очередь сдает его в субаренду нам. И платят тендерные расходы водители, но никак не администрация фирмы. Ведь именно с нас собирают деньги. Вот и возникает резонный вопрос: а зачем нам вообще нужны фирмачи? Из–за них только дополнительные затраты, причем немаленькие. Нам не компенсируют те деньги, которые отдают на тендер, - утверждает шофер.

Алтынбек рассказал, что в той компании, где он работает, ежемесячно собирают взносы в размере 5 тысяч сомов с каждого водителя. Кстати, цена повысилась с 1 апреля текущего года, а до этого платили по 4200 сомов. Причем, как утверждает водитель, у каждой фирмы сумма сборов разная. Так вот, 1200 сомов из этой суммы уходит на оплату патента. А вот куда идут остальные деньги, водители не знают.

- Я некоторое время проработал бригадиром маршрута, но даже тогда мне не приоткрыли завесу этой тайны. Можно было бы предположить, что на эти деньги фирма развивает инфраструктуру, например, создает ремонтную базу или откладывает на случай, если вдруг опять появится тендер или возникнут другие расходы. Но ремонтной базы у нас нет, как нет ее и у других компаний. Только одна фирма обладает такой инфраструктурой и то потому, что она просто досталась от развалившегося Союза. А ремонт водители производят сами на частных станциях технического обслуживания. Простите, но на конечных остановках даже нормальных туалетов нет. Также не идет никаких накоплений, поскольку при объявлении тендера деньги опять же собирают с водителей. Вот мы и не можем понять, куда уходят наши 3800 сомов ежемесячно? Ведь из общей суммы оплачивается только патент. Ту же лицензию мы покупаем отдельно. Я не знаю, сколько она стоит официально, вроде бы 600 сомов. Но каждый месяц лично я отдаю 1200 сомов, и мои коллеги, насколько я знаю, тоже, - дает раскладку водитель.

Алтынбек рассказал и о других денежных сборах, которые вынуждены платить водители. Суммы там, конечно, меньше, но если суммировать их за весь месяц, получается немало.

- Перед выходом на маршрут мы должны пройти медицинское освидетельствование и технический контроль. Подходишь к врачу, проходишь процедуру, и тебе ставят штампик, что ты допущен к работе. То же самое и с техническим осмотром. И врачу, и технику ты платишь по 10 сомов. Затем едешь на одну из крупных конечных остановок, где сидит диспетчер управления пассажирским транспортом. Он также ставит штамп, чтобы выйти на линию. Здесь также оставляешь 10 сомов.

- Однако на этом ежедневные затраты не заканчиваются. На каждой конечной есть уже местные диспетчеры. На маршруте их двое, на одной и другой конечной соответственно. Они не ставят штампы, просто следят за интервалом движения бусиков. Обычно это родственники бригадиров либо директора фирмы. Но, насколько мне известно, вроде бы в фирмах они официально не оформлены. Так вот, каждому из них нужно платить по 20 сомов. Вот и получается, что на эти мелкие расходы в день я трачу 70 сомов. В среднем работаю 25 дней в месяц. Нетрудно посчитать, что за месяц набегает 1750 сомов. Причем, повторюсь, у некоторых фирм сборы за мед– и техконтроль выше. Мы не понимаем, почему платим эти деньги, если каждый месяц платим в фирму? - недоумевает Алтынбек.

Таким образом, ежемесячно шофер отдает 5 тысяч на фирму, 1200 за лицензию и 1750 за контроль. Получается почти 8 тысяч сомов. Но это в том случае, если не платить аренду за микроавтобус. А ведь у многих водителей нет своих машин.

- Для отдельных лиц аренда машин стала очень прибыльным бизнесом. В зависимости от маршрута аренда варьируется от 800 до 1300 сомов ежедневно. Прибавьте арендные затраты к тем восьми тысячам плюс затраты на солярку и запасные части, и у шофера останутся копейки, если вообще останутся. У меня благо машина своя. Но тем не менее расходы тоже немаленькие. За один круг я трачу около пяти литров солярки. В день наезжаю шесть кругов. Таким образом, только на топливо тратится более тысячи сомов в день. Если машина ломается, то это катастрофа, так как запчасти очень дорогие. Например, многие водители покупают китайскую резину. Но если раньше она стоила 3 тысячи сомов за пару колес, то сейчас более пяти с половиной тысяч. Про корейскую или тем более японскую и немецкую резину разговора вообще нет. Цены на нее баснословные, - сокрушается Алтынбек.

Не щелкай!

Многие ругают водителей за неопрятный вид машин и салонов. И действительно, в иные микроавтобусы заходить противно. Некоторым шоферам действительно лень наводить порядок, но есть и те, кто старается это делать. Да только усилия остаются напрасными.

- Всегда получается, что пассажир - хороший, а водитель - плохой. Но посмотрите на поведение людей. Им обязательно надо что–то сломать, оторвать шторку, чехлы, расковырять сиденье и повыщипывать из него поролон. У меня в машине однажды оторвали нижнюю часть сиденья, а внизу лежала связка инструментов. Так вот, ее украли. В другой раз украли один из подголовников. Для чего - непонятно. Частенько пассажиры щелкают семечки в салоне, кидают фантики, жвачку. И никто им не делает замечания. Почему те, кто жалуется на грязь в маршрутках, не могут хоть разок обратить внимание на своего соседа по сиденью, который бросает кожурки на пол? Если сам не можешь урезонить, то хотя бы пожалуйся водителю. А иногда садятся пьяные. Их укачивает, и они начинают блевать. Конечно, есть микроавтобусы, в которых даже скотину перевозить не будешь. Но есть много хороших машин, которые целенаправленно загаживают сами пассажиры.

Водитель рассказал, что в советское время на каждой конечной остановке были мойщики. Они проводили влажную уборку салона. Естественно, делалось это все бесплатно, так как они получали зарплату. Сейчас такого уже нет. Причем нет даже для муниципального транспорта. Правда, на некоторых остановках, но не на всех, в качестве мойщиков иногда выступают местные мальчишки с ведром и тряпкой. Но за их услуги надо платить.

- Вот вам еще расходы. Какой–то алкаш загадил салон или нащелкали семечек, а убирать мне. И убираю, а куда деваться? Нанимаешь мойщика, если он есть на конечной остановке, платишь деньги. А полностью помыть машину на автомойке стоит 350 сомов. Делать это надо минимум раз в неделю. Получается почти полторы тысячи сомов в месяц. Те, кто возмущается повышением тарифа на проезд, такие мелочи не берут в расчет, а про многие вещи и вовсе не знают. И думают, что мы зарабатываем огромные деньги, но хотим еще больше. Однако содержание машины, топливо, оформление всевозможных документов, вдобавок аренда буса выкачивают из водителей почти все. Раньше еще нужно было платить "входные", чтобы устроиться на тот или иной маршрут. При этом цены варьировались. Благо сейчас это стало встречаться гораздо реже, - говорит Алтынбек.

Затронули мы и тему вождения. Многие водители микроавтобусов ездят отвратительно, останавливаются где хотят, подрезают, в общем, бардак.

- Я согласен. Но и здесь есть свои моменты. Почему мы не высаживаем людей на остановках? Да потому, что к ним невозможно подъехать. Там постоянно паркуются частные машины. Причем не вдоль дороги, а поперек, занимая пару полос. Ну а если мы не можем подступиться к площадке, то троллейбусы и автобусы подавно. Приходится высаживать людей на проезжей части. Особенно тяжело с этим на остановках вдоль Советской. И все это видят сотрудники автоинспекции, но мер никаких не принимают. Зато как нас штрафовать так это - пожалуйста. Кстати, посмотрите на водителей автобусов. Они уже стали ездить, как на маршрутках, - останавливаются по взмаху руки голосующего, - возмущается водитель.

Одним словом, головных болей у шоферов хватает. И мэрии стоит продумать, как сделать так, чтобы и пассажирам было удобно, и водители смогли заработать. А сейчас получается, что недовольны и те и другие. Довольны только владельцы арендуемых бусов да, пожалуй, фирмачи.

дельная мысль

- Муниципальный транспорт бесплатно возит пассажиров. За это мэрия в виде компенсации перечисляет некоторые деньги. Мы тоже возим, но нам ничего не дают. Да денег мы и не просим. Есть другая идея. Мэрия может договориться с владельцами автомоек, чтобы они сделали талоны со скидкой 50 процентов. Каждому водителю давать по 2 - 3 штуки ежемесячно. За это городские власти могли бы немного снизить налоги для мойщиков. Все остались бы довольны. А еще у нас в городе ездит очень много транспорта из пригорода и регионов. В том числе и грузовики. После них также остается грязь, разбиваются дороги. Но налоги–то они платят в регионе, а уборка за ними оплачивается из бишкекского бюджета. Так может, сделать небольшую плату за въезд на территорию столицы? Вырученные деньги как раз и пускать на восстановление дорог, уборку. Ведь когда мы въезжаем на Иссык–Куль, то платим взнос, - рассуждает водитель Алтынбек.

Комментарии
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД