Начался второй этап конкурсного отбора судей в Верховный суд

408  0
Ольга Дядюченко

Амазонкам не удалось подсидеть Кайыпова

В среду, 25 июля, начался исторический 2–й этап конкурсного отбора судей в Верховный суд. Собственно говоря, только сейчас и стартовало живое таинство конкурса, то есть претенденты на глазах у публики сочиняли эссе на правовую тему, защищали их перед 24 членами Совета по отбору судей, отвечали на вопросы по законодательству, подвергались психологическому тестированию.

И здесь толпа и самосуд

Первый же день закончился скандалом, который, как всегда, устроили активисты партий "Мекен Шейиттери" и "Айкол Ала–Тоо". Хотя прошло уже два года со времени апрельской революции, но методы, которыми они устанавливают диктат толпы, плюющей на закон, остаются прежними. В этот раз апрельские герои, можно сказать, своими телами заблокировали вход в Академию управления при президенте, где проходит конкурс, и в здание не смогла войти одна из претенденток - судья Верховного суда Гульзара Суталинова. Ее насильно и с угрозами не допустили в зал, где ее ждали члены Совета по отбору судей, по одной–единственной причине - она сестра экс–главы ГКНБ Мурата Суталинова, который на данный момент является подсудимым в деле о кровавых событиях 7 апреля. Никаких законных оснований, понятно, для этого у боевиков и боевичек (так называемых женщин с базара) партии люстраторов и потерпевших не было. Ведь совет, изучив ее документы, признал право Суталиновой участвовать в конкурсе. Пройдет ли она его, сейчас трудно сказать. Но пока нет никаких объективных оснований для остракизма этой ныне действующей судьи Верховного суда, кроме родства с человеком, еще не признанным виновным.

Конечно, здесь может возникнуть вопрос, имеет ли Гульзара Абдыбековна моральное право носить черную мантию после всего, что произошло в этой стране? Но именно это уполномочен решать Совет по отбору судей, а не хулиганствующая кучка неизвестно кого. У этих людей, кстати, чаще всего не бывает с собой документов, удостоверяющих личность, а уж тем более принадлежность к какой–либо партии.

К сожалению, этой выходке ультрареволюционеров не была дана адекватная оценка и не оказано сопротивление. Они накинулись на Суталинову, которую сопровождала супружеская пара, с криками "сестра убийцы", избили ее и спутников. В холле академии была охрана, посетители, но никто не оказал помощи, несмотря на призывы. На тот момент второй этаж здания, где проходил конкурс, охранялся тремя милиционерами, да и легко было вызвать силовое подкрепление. Однако совет пошел по пути наименьшего сопротивления - обсуждение кандидатуры Гульзары Суталиновой перенесено на неопределенный срок. Видимо, для того, чтобы не дразнить "тех гусей". Такая политика полусоглашательства с откровенным криминалитетом объяснима только с позиций обеспечения собственной безопасности. Кстати, как раз об этом совет и побеспокоился.

На следующий день, 26 июля, на заседание было приглашено руководство ГУВД, и уже через час зал, где проходил процесс отбора, охраняли 20 сотрудников милиции. Но Гульзаре Суталиновой, которая прежде всего является судьей Верховного суда, этот боевой отряд уже не поможет: у нее сотрясение мозга. Ей пришлось писать бесполезное заявление в милицию, которая, конечно же, никого не найдет. И, главное, малопонятная в данном контексте событий формулировка "рассмотрение кандидатуры отложено на неопределенный срок". Если б хотели, определились. Тем более что особо выбирать не из чего - второй тур закончится 8 августа.

Инцидент с Суталиновой произвел на очевидцев самое тяжелое впечатление. Мы–то думали, что революционная дикость осталась в прошлом. А она, оказывается, неистребима.

Надеюсь, вы меня поддержите?

Но не для всех первый день решающего тура стал таким плачевным, как для Суталиновой.

К примеру, судья Чуйского областного суда и к тому же член Совета по отбору судей Дильфуза Боронбаева прошла испытание первой (это, оказывается, тоже важно - у тех, кто впереди, появляется некоторое преимущество). Коллеги по совету выставили ей такое количество баллов, которое сразу сделало ее лидером гонки, - 55,56. Вторая участница - Эльмира Байтикова - человек со стороны, в данное время директор юридической фирмы, тоже преодолела пороговый уровень (35 баллов) со значительным запасом - 46,67.

Но, конечно, наибольшее оживление началось, когда на сцену вышел экс–министр юстиции Марат Кайыпов. Еще во время первого тура он стал особенно популярен - тогда на него в совет поступила "телега" от 17 (!) правозащитных и гендерных общественных организаций Кыргызстана. Они требовали не допускать Кайыпова к конкурсу на том основании, что, будучи министром, он продвигал светлую идею многоженства. Притом, что сам вроде бы имеет одну законную жену. Правда, без соответствующей отметки в паспорте.

Но на допуск к первому туру это заявление не повлияло, кроме того, претендент набрал более 12 баллов. Но современные кыргызские амазонки не успокоились. Они вновь подняли этот вопрос, подчеркивая, что многоженство - позорное явление в современной общественной жизни Кыргызстана и один из видов насилия в отношении женщин.

Марату Таштановичу пришлось еще раз объяснять, что он вовсе не апологет такого "вида насилия", а просто как юрист пытался ввести другие, более оптимальные виды ответственности, чем те, которые предусматривает не применимая на практике 153 статья УК. Он назвал ее придуманной советской нормой для мусульманских республик. На этом вопросы членов совета по данному поводу иссякли.

Зато активизировались докладчик и содокладчик по кандидатуре Кайыпова. Их интересовала правительственная проверка деятельности министра юстиции, проведенная в 2008 году, после которой, собственно, Кайыпов и был снят с должности. В бумажном варианте заключение проверяющей комиссии сгорело в апреле 2010 года. Но остался электронный вариант, правда, никем не подписанный. Так вот, согласно этому документу, который был оглашен на совете, недостатков в работе Марата Таштановича было немерено: он продвигал своих однокурсников на высокие должности в ГУИН, закрывал глаза на закупки без тендера, в том числе дорогущего "Лексуса", и т. д.

Но, как выяснилось, Марата Таштановича на самокритике не поймаешь и с занятых рубежей не выбьешь. Он категорически заявил, что действительно продвигал однокурсников (это оказались потом уволенные из системы по отрицательным мотивам Эрнест Исаев и его заместитель), но только потому, что хорошо знал их и верил в то, что они смогут исправить "ужасное" положение дел в ГУИН. И, как утверждает Марат Кайыпов, порядок был наведен. А правительственная проверка была однобокой и тенденциозной.

Эти победные реляции вызвали возмущение у одного из членов совета, который в те времена попал по ложному обвинению в СИЗО–1.

- Что вы рассказываете! - возмутился он. - Это был ужас, что там творилось. Какой порядок?! Бесконечные вымогательства, избиения, даже убийства, открытая торговля наркотиками! Вот когда появился Байзаков, действительно навели порядок.

В конце концов, вопрос о справедливости выводов правительственной комиссии, насколько они достоверно характеризуют претендента, так и повис в воздухе.

Марат Кайыпов держался уверенно, все обвинения отвергал подчистую, на вопросы отвечал без запинки. Первые десять вопросов чисто по законодательной базе дались ему легко. Экспертная комиссия пришла к выводу, что из десяти он только на один вопрос ответил неполно, получив по этому разделу 9 баллов. Но самое интересное началось, когда члены совета перешли к тестированию личностных качеств претендента, пытаясь определить, годен ли он на должность судьи Верховного суда.

Претендент Кайыпов очень старался быть искренним, давая иной раз далеко не типичные ответы. К примеру, он амбициозно заявил, что претендует именно на работу в Верховном суде и ни в каком другом (имеются в виду низшие по рангу местные суды).

- Надеюсь, вы меня поддержите, - незамысловато пригласил он к сотрудничеству членов совета.

Наблюдателям показалось, что это было, мягко говоря, неуместно и нескромно. Как расценили это члены совета, осталось неизвестным.

Это большой блок из 10 разделов, составленный приглашенными экспертами–психологами. Все члены совета прошли практикум, на котором их учили составлению психологического портрета испытуемого. Небывалое нововведение. Предпринята попытка по 20 тестовым критериям определить наличие или отсутствие таких основополагающих параметров личности, как познавательные способности, морально–нравственные качества, особенности профессиональной мотивации, и т. д. По ответам на специально разработанные вопросы члены совета могут оценить в баллах объективность, самостоятельность, самокритичность, искренность, умение распознавать, анализировать конфликты и пр.

Претендент открестился от своего политического прошлого, рассказав, что официально вышел из партии, в которой состоял, когда решил баллотироваться в Верховный суд. Но это всего лишь уступка закону, который требует, чтобы судья был вне политики. И сколько тут искренней убежденности, наверное, не определит и полиграф.

На вопрос, что бы вы хотели исправить в себе, экс–министр юстиции признался в... сугубо положительном "недостатке". Оказывается, Марат Таштанович слишком доверяет людям. Обещал исправиться. Конечно, вряд ли кто–то ожидал, что претенденты начнут исповедоваться в тайных пороках и грехах. Но это естественно, когда человек, если может быть самокритичным, понимает, что в чем–то недорабатывает. А вот претендент Кайыпов оказался человеком без недостатков.

Вот и времени на него ушло больше расчетного - целых два часа члены Совета по отбору судей раскалывали этот крепкий орешек. В результате разброс оценочных баллов получился впечатляющим - от 31 до 51. В среднем - 46,68. Значит, все–таки поддержали.

Истина где–то рядом

Мы так подробно остановились на примере одного претендента, чтобы показать, какой это интересный и удивительный процесс - отбор судей в Кыргызстане. Как проходят и не проходят некоторые фигуранты и каковы скрытые механизмы этого захватывающего действа.

Очевидные плюсы - безусловная прозрачность отбора и открытость. Это факт. Через 5–6 минут после окончания тестирования претендента единая электронная система, в которую включены компьютеры всех членов совета, работая по специальной программе, выдает результат - поименный список голосовавших с указанием, кто сколько выставил баллов, а также итоговый результат. Сразу становится понятным, почему не набрал проходного количества баллов представитель адвокатской когорты Токтосун Касымбеков. С его 30 баллами ему уже сказали до свидания.

Неочевидные минусы - все–таки скрытая тенденциозность присутствует, как бы ее ни маскировали. И все равно вылезает в цифрах. В случае с тем же Кайыповым. Такой разброс в оценках, как учат эксперты, говорит, что имеются заинтересованные. А может быть, и нет.

Будем надеяться, что здравый смысл победит и в высшую судебную инстанцию республики придут действительно грамотные профессионалы, и к тому же порядочные люди. Это так просто и, как оказывается, труднодостижимо.

Комментарии
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД