Данияр Нарымбаев: Болезни роста мы преодолеем

271  0

Все это лето парламентскому корпусу удавалось держать общественность в напряжении: депутаты угрожали созвать внеочередное заседание по вопросу оказания недоверия премьер–министру Омурбеку Бабанову. И только единицы из числа нардепов заявили, что, дескать, этот вопрос можно решить и в первых числах сентября. Но, кажется, у радикалов кишка тонка, чтобы в одночасье решить вопрос о будущем Бабанова: оставить на должности или "уволить по собственному желанию". О парламентаризме и о том, чего еще ждать от депутатов нынешнего созыва, рассуждает полномочный представитель президента в ЖК Данияр Нарымбаев, который с депутатами проводит больше времени, нежели со своей семьей. По долгу службы, разумеется.

- То, что депутаты решили собраться на внеочередную сессию, дабы выразить вотум недоверия премьер– министру Омурбеку Бабанову, оцениваю как рост парламентаризма. Мы уже два года живем при парламентской форме правления. И совершенно нормально, что поднимается вопрос о недоверии правительству, которое депутаты, заметьте, сами и сформировали.

При нынешней форме правления такие вопросы можно ставить еженедельно. Это своего рода поиск взаимоотношений и установления связей между ЖК, который принимает законопроекты, и правительством, которое должно претворять их в жизнь. Независимо от того, какое будет принято решение в августе, это следует считать нормальным явлением. Ибо или страна топчется на месте, либо идет вперед.

- В каждой из парламентских фракций, не считая социал–демократов, происходит раскол. Понятно, что рано или поздно это должно было произойти, так как под одним флагом собрались люди с различными политическими взглядами. Что же теперь будет с такими партиями?

- На мой взгляд, этому надо радоваться: идет рост политических организаций. В конце концов, мы должны понять: ни одна страна в мире не может позаимствовать опыт другого государства с тем, чтоб тот сразу прижился. Нет гарантий, что, например, германский опыт парламентаризма был бы успешным для нас.

Каждое государство проходит собственный путь развития. И это хорошо, что партийные бонзы поняли: нельзя формировать парламент по партийным спискам, как это делалось в 2010 году. Им надо было еще тогда задуматься, что каждый депутат - это боевая единица, которая должна работать на благо партии. Полагаю, что сейчас многие партийные лидеры локти кусают, а поделать ничего не могут. Поезд уже ушел.

- Вам жалко этих партийных лидеров?

- Нет. Партбонзы должны пенять на себя. На мой взгляд, они слишком понадеялись на себя, а между тем, возможно, некоторые из них не были столь авторитетны для своих сподвижников, не думали, что с первых дней необходимо больше сил и времени уделять укреплению рядов своих партий и работать над совершенствованием партийной и фракционной дисциплины.

Возможно, внутри партий была недостаточно активно развита связь, есть еще какие–то факторы. То есть причин тут может быть много, но все они в совокупности делают из той или иной фракции желеобразное формирование, когда невозможно себе представить, как там отреагируют на то или иное решение. Но, признаюсь, это характерно не для каждой фракции.

Фактически для будущих парламентариев есть пять классических примеров развития фракций, которые необходимо тщательно анализировать. Это же отечественный опыт, и он, между прочим, будет самым полезным. Для тех партий, что не вошли в нынешний созыв ЖК, есть возможность поучиться на чужих ошибках.

- Но поводов для паники нет?

- Ну да! Что такого трагичного в том, что кто–то говорит о том, что намерен избавиться от тех или иных депутатов или членов партий? Это же тоже этапы формирования института парламентаризма. И таких этапов будет еще много.

В отличие от европейских стран мы находимся на первом этапе, потому что все, что было ранее, можно назвать имитацией демократии, когда парламент вроде бы есть де–юре, но де–факто только оформлял решения, которые принимались узким кругом лиц. А между тем все политические решения должны приниматься открыто, а не этим самым узким кругом лиц.

Я понимаю, почему нынешний парламентский корпус остается в центре внимания общественности. Многим не нравится, что там происходит множество скандалов и противостояний между различными фракциями или внутри одной из них, между парламентским большинством и оппозицией. Но на самом деле все идет правильно и своим чередом. Общество не может в одночасье очиститься от скверны или преобразоваться. Это долгий и сложный путь.

На политическом олимпе происходит то же самое. Давайте вспомним хотя бы отставку бывшего спикера ЖК Ахматбека Келдибекова. Там было много беспрецедентных вещей. Теперь понятно стало, что нельзя сидеть с "вором в законе" за общим столом, безосновательно раздувать штат, покупать многомиллионные колеса. И еще много чего другого нельзя. Нынешний спикер сразу избавился от многого, сократил штат.

Понимаете, мы все время получаем вот такого рода прививки. Те аресты политиков, которые мы сейчас наблюдаем, тоже чему–то нас учат. В нашей ситуации становление парламентаризма и развитие демократии проходим в разы быстрее, нежели в той же Европе, где они шли десятилетиями.

- Возвращаясь к формированиям партийных списков 2010 года. Думаете, в следующий раз партбонзы наберут хороших юристов и экономистов в депутаты?

- Очень на это надеюсь. Поскольку на прежних выборах списки не были составлены достаточно правильно, некоторые члены фракций пока еще не знают цену себе как боевой единице. В следующий раз, вот увидите, партийные лидеры будут заботиться, чтобы эти списки были убедительнее.

- Все так говорят, но в последний момент логика, как всегда, отключится, и в списки снова внесут нуворишей.

- Знаете что? Надо искать компромиссы. В политике без них никак. Вы же сами понимаете, что выборы - это дорогое удовольствие.

- Я и не спорю. Но ответьте на такой вопрос: вам комфортно в политике?

- А я не политик, а функционер. В определенном смысле клерк, представляющий институт президента в ЖК. Мне очень интересно там работать, потому что сам принимал участие в создании нынешней модели правления, хотелось видеть всю работу изнутри. Ведь мы долго стремились к парламентской форме правления, прежде чем добились ее внедрения.

- Но ведь не все идет как по маслу. Есть же что–то, чем вы недовольны, например, в нынешнем созыве ЖК.

- Конечно, нынешнему составу ЖК есть к чему стремиться. Хотелось бы, чтобы в ЖК как можно скорее осознали, что необходимо с большим трепетом относиться к полномочиям других ветвей власти. Ведь когда мы говорим о форме правления, это не значит, что парламент тут башкарма. Он не должен подменять другие ветви власти, в том числе и президента.

- Поэтому посредством определенных законопроектов усиливается какая–то ветвь власти. Например, недавно был принят и быстро подписан закон о регулировании внешней политики именно президентом. Все равно какие–то полномочия кто–то у кого–то забирает.

- Вокруг этого закона почему–то было слишком много ажиотажа. На самом деле ничего сверхъестественного не произошло. Законно и всенародно избранный президент, согласно своим полномочиям, представляет нашу страну за пределами. Так было всегда. В настоящее время появились такие, кто просто самосовершенствуется в уничижении института президента, причем делают те, кто когда–то верно служил главе государства.

Они отмечают, что, допустим, в Конституции прежних редакций какая–то норма касательно полномочий президента была, в нынешней нет. Но ведь все равно, вне зависимости от того, что прописано, а что нет, все переговоры от имени Кыргызстана будет вести глава государства, а не парламентский корпус. Вы видели, чтобы в какой–нибудь стране парламент всем составом ездил и осуществлял переговоры на высшем уровне? Это невозможно себе представить.

У ЖК другая функция - законодательная. Рулить и претендовать на все и вся - недопустимо. Никто не может решать за президента или правительство. Никто ни на йоту не увеличил президентские полномочия и ни на йоту не уменьшил полномочия у парламента.

Еще могу сказать, что меня пугает большое количество различных депутатских временных комиссий, которые создаются в настоящее время. Членство в них, как я полагаю, съедает колоссально много времени законодателей. Здесь народные избранники, конечно, увлеклись.

Лично я считаю, что парламентскому корпусу не следовало создавать комиссии по некоторым вопросам, не стоит опускаться до уровня разборок. Можно просто дать поручение правительству разобраться и отчитаться перед корпусом, ведь они сами создавали этот кабмин.

Кстати, сами депутаты начали понимать, что слишком много стало создаваться комиссий, и теперь они с большой осторожностью относятся к этому вопросу.

- А каким вы можете назвать процесс принятия законопроектов? Депутаты хвастаются, что он становится слаженным.

- Я бы сказал, что этот процесс стал более оптимизирован, но все еще далек от совершенства. Я внутри этого процесса нахожусь и вижу все это. Общественность просто не замечает позитива, считая, что так все и должно быть. Мы, наверное, по своей натуре так устроены, что замечаем только негатив. В том числе и касательно законотворчества.

Позитивом могу назвать порядок в обсуждении и принятии законопроектов. Это учит нас развивать память и абстрактное мышление. Напомню, что законопроекты сначала обсуждаются, отшлифовываются, а принимаются через некоторое время - в день голосования.

В любом случае нынешний опыт парламентаризма крайне важен для его дальнейшего развития. Парламент создает правительство, сам достигает договоренности, кто будет премьер–министром, а кто министрами. И даже то, что депутаты по собственному желанию хотят дать оценку действующему кабмину, свидетельствует о том, что парламент учится чувствовать ответственность за порожденный им кабмин. Путем ли встряски или чего–то еще. Здесь ведь еще важно: насколько этот кабмин оправдал надежды, которые на него возлагали сами депутаты при его создании?

Касательно взаимоотношений между президентом и парламентским корпусом могу сказать только одно: они развиваются конструктивно. У нас доброжелательные отношения, две ветви власти могут спорить по какому–то вопросу, но потом находят компромисс. Не всегда депутаты преодолевают нашу позицию, часто соглашаются, если мы мотивируем свое решение.

Кстати, благодаря новому парламентскому регламенту, чтобы законопроект, допустим, на который президент наложил вето, не попал в корзину, мы теперь можем по нему разработать согласованный вариант. В девяти случаях из десяти вырабатываем согласованный вариант, который устраивает все ветви власти. Отмечу, что из пятнадцати возражений главы государства нынешний парламентский созыв преодолел только одно.

Комментарии
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД