Потенциальные спонсоры: Мы не собираемся кормить все село Нижняя Серафимовка!

641  1
Надежда Хохлова

Пустое место

Здесь все сюр. Полуденное солнце раскаляет дорогу, и она словно испаряется масляной дымкой. Мы подъезжаем к голубым вечно распахнутым воротам. Рядом того же цвета табличка. Раньше на ней было написано "Нижнесерафимовский дом–интернат для инвалидов и престарелых". Сейчас нет ничего - только закрашенный прямоугольник цвета неба, вот уж точно пустое место! Во всяком случае для многих госчиновников. Нечасто они посещают эту богадельню у черта на рогах, не очень–то горят желанием изменить здешнюю патологическую действительность.

Тут нет времени. Дни, недели, месяцы ничего не меняют. Все одно и то же, что и год, и пять лет назад. Беспринципные санитарки, бьющие по рукам стариков, которые не желают отдавать им свое добро. "Корм", от которого нос воротят даже съедавшие всякое бомжи–инвалиды. Пьянки–гулянки в дни пенсии. И любовь до гроба в прямом смысле: есть тут несколько счастливчиков, которым жизнь компенсировала старость–безнадегу душевными отношениями. Мы проходим мимо двух таких. Они нас не замечают. Она на инвалидной коляске, в кокетливой фиолетовой блузке и с накрашенными губами. Он на костылях, дистрофично–худой, с большими болезненными глазами. Смотрят друг на друга, улыбаются, о чем–то тихо перешептываются в тени ели.

На этом поэзия "Серафимовки" заканчивается. Мы идем дальше - навстречу прозе. Нас ею не удивишь, за годы помощи этому интернату привыкли и к его полинявшему цвету, и к кошачьему запаху, и к звукам... А вот водитель наш тут впервые. Мимолетный сюжет "их жизни" его просто поверг в шок. Из раскрытого окна корпуса доносится громогласный бас санитарки. Женщина крепким матом взбадривает старика, который вяло, но упорно сопротивляется акту насильственного пищеприема.

- Ешь, мать–перемать, - не унималась санитарка. - Это тебе не курорт!

Не курорт, но это дом стариков, и весь персонал у них в гостях! Живут тут старики не на халяву, часть пенсии отдают за свое содержание в богадельне. Правда, это не спасает их от бесправного и беспросветного существования.

У порога корпуса сидят три женщины на колясках. Одна из них хватает за руку и тянется к уху, чтобы спросить шепотом, нет ли у нас хоть какой–нибудь ненужной вещи, которую она могла бы использовать в качестве гигиенической прокладки. Почему женщины вынуждены выпрашивать у посторонних даже такую мелочь, мы решили спросить у старшей медсестры Сабиры Мамбеталиевой. Пока искали ее, нарвались на "ревизию" гумпомощи: в холле раскиданные вещи упитанные женщины складывали в пакеты и куда–то уносили. На полу оставалось только старье. Мы подняли одну из маек: можно отдать на тряпки? Ответа так и не дождались - только недовольные взгляды тех, кого мы застали на месте.

- Это мы отнесем старикам наверх, - объяснила медсестра, вполне дружелюбная женщина. - А прокладки мы не покупаем. Только памперсы для лежачих - 30 штук на месяц. И даем только тем, к кому никто не приходит. А женщины для "своих дел" обычно просят у медсестер старое постельное белье.

Да, видимо, дождаться от них лохмотьев куда сложнее, чем выпросить тряпку у случайного гостя. После этого начинаешь понимать всю глубину и печальную истину фразы, которая написана на стене корпуса: "Мои года - мое богатство". Единственное.

...В этот раз мы приехали к одной из здешних обитательниц. Заходим в палату. После того как порылись в куче тряпок внизу, есть непреодолимое желание вымыть руки. В туалете оказываемся в окружении пятилитровых бутылей с мутновато–коричневой жидкостью. Это вода, которая идет здесь из крана вперемешку с глиной и песком. Ее старики отстаивают и пьют, готовят еду. Только это никого не волнует - пусть заранее к земле привыкают?

Конечно, в одну статью не вместишь все проблемы этого дома–интерната, где обитают около 400 постояльцев, больше половины из которых - лежачие. Здесь есть люди, которых в принципе не существует для государства, поскольку паспорта у них не было от роду. Несмотря на то что многие нуждаются в постоянном лечении - ведь интернат–то для инвалидов, тут острый дефицит врачей. Узкие специалисты раньше были, но их сократили. Медикаментов тоже нет. Но самое страшное, что у некоторых здешних работников нет ни стыда ни совести. Сколько раз мы становились свидетелями безобразного зрелища, когда санитарки отбирали подарки у стариков! На праздники, чтобы угостить каждого чем–то вкусненьким и иметь гарантию, что он съест гостинец, приходится рвать упаковку, ломать продукт. Конечно, работенка здесь мама не горюй, тяжелая, неблагодарная, низкооплачиваемая. Но это же не значит, что персонал имеет право в прямом смысле вырывать из глоток стариков материальный эквивалент благодарности. Удивительно, но эти люди не боятся ни черта ни бога, хотя видят, что за все в жизни приходится платить, сейчас в этом доме доживают свой век те, кто недавно здесь работал!

Ситуация в этой богадельне, конечно, аховая. Изменить ее можно только одним способом: дать возможность участвовать в управлении интернатом его попечительскому совету. Эти люди уже много лет помогают интернату, но, к сожалению, большинство усилий уходит в пустоту. Сейчас же к попечителям здесь примерно такое отношение: вы найдите деньги, отдайте нам, а мы уж разберемся, куда их тратить. При таком раскладе привлечь более или менее серьезные финансовые средства просто невозможно. Потенциальные спонсоры в растерянности: мы не собираемся кормить все село Нижняя Серафимовка!

...Мы уезжали отсюда ближе к вечеру. Как всегда, выжатые как лимон. Энергетика в этом месте тяжелая, свозят сюда дожидаться конца. Но многие старики, невзирая на это, ждут чуда. Надеются, что про них вспомнят, опомнятся, заберут. Ну или хотя бы приедут навестить. Выходят к воротам и смотрят на парящую дорогу в ожидании маршрутки, у которой здесь конечная остановка. Вот один из этих горемык ковыляет, останавливается, смотрит вдаль и ничего не видит...

На его месте может оказаться каждый. Кресло чиновника, счет в банке, влиятельные друзья, дети не могут застраховать человека от одинокой больной старости - у Бога на каждого из нас свои планы. И хотя бы поэтому те, кто по долгу службы обязан всколыхнуть здешнее болото, должны не отмахнуться, забросив газету в дальний ящик стола, а помочь несчастным, сегодня задыхающимся от безнадеги в этом пустом месте.

Комментарии
01.09.2012, 01:52

А насколько правдива статья??? Я сам живу в этом доме интернате ... Если можно то дайте ответ на sbs201@rambler.ru ...заранее спасибо...

0
Цитировать
Жалоба модератору
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД