Бюджетные деньги расходуются неэффективно

426  0
Зинаида Сорокина

Заявление премьер–министра о возврате к трехуровневому бюджету для экспертного сообщества стало шоком. Любой сведущий в финансовых вопросах специалист понимает, что ни к чему хорошему этот шаг не приведет. Ведь все уже, как говорится, на мази: Жогорку Кенеш двухуровневый бюджет утвердил, его начали внедрять. И тут такой облом! Инициатором перехода к новой системе, можно сказать, отцом нововведения стал экс–министр финансов Акылбек Жапаров. Корреспонденты "Вечерки" решили спросить бывшего главу Минфина, к чему, на его взгляд, приведет возвращение к старым порядкам финансирования?

Разные нации - один народ

- Как вам работа нового правительства?

- Не хочу комментировать. Надо подождать дней сорок. Даже новорожденному ребенку смотрины устраивают на сороковой день.

- Тем временем некоторые уже критикуют главу нового кабмина. Порой в его адрес звучат довольно резкие заявления. Председатель ОНС при Минфине Азамат Акелеев сказал, что возврат к трехуровневому бюджету - это два шага назад. Так ли это?

- Думаю не только два шага, а больше. В новейшей истории Кыргызстана подобное уже случалось. Возглавив после мартовской революции 2005 года Министерство финансов, я долго пытался разобраться: неужели только выборы в Жогорку Кенеш послужили толчком к массовому недовольству? На деле все оказалось сложнее. К тому времени Кыргызстан стал не просто суперпрезидентским, но и суперцентрализованным в финансовом отношении государством.

Представляете, для того чтобы отремонтировать баню в отдаленном селе, надо было писать депеши в Бишкек! Люди постоянно ждали приезда больших столичных начальников. Все проблемы айылов, местных органов власти и простых граждан решались только в Бишкеке, в "Белом доме". Когда чаша нерешенных проблем переполнилась, она перевернулась. Это и привело к революции. Чтобы избежать подобного сценария, надо было дать полноту власти органам местного самоуправления.

- Это оказалось хорошей или плохой идеей?

- Было 459 айыл окмоту и 25 городов, из которых два - Бишкек и Ош - общереспубликанского значения. Везде инфраструктура оказалась разрушенной. Люди не хотели собирать доходы. Все время ждали трансфертов и категориальных грантов из центра. Возможность самостоятельно решить финансовые проблемы была сведена к нулю. Тогда и предложили перейти на двухуровневый бюджет. В 2006 году местный бюджет составлял 5 миллиардов 200 миллионов сомов, а к концу 2007–го - 9 миллиардов. Доходы на местном уровне увеличились почти в два раза.

Это дало надежду МСУ не только на политическую, но и финансовую самостоятельность. При этом по республике налоги так же, как и их ставки, сократили в три раза. Например, ставки подоходного налога были снижены с 33 процентов до десяти. До десяти процентов уменьшился и налог на прибыль. При ввозе оборудования полностью был отменен НДС. Фискальная политика стала инструментом развития экономики. В том числе и в местных сообществах. Только жаль, что к концу 2007 года, когда бюджет оказался бездефицитным, а на счетах правительства накопилось около 6,5 миллиарда сомов и ВВП увеличился вдвое, все вернулось на прежнее место.

- Уж не из–за этого ли вас "ушли"? Ведь в бакиевские времена с республиканским бюджетом творились настоящие чудеса...

- Вначале я ощущал поддержку президента, правительства и Жогорку Кенеша. Но после моего ухода вернулись к централизации власти. Опять стали стягивать в центр деньги со всех регионов, чтобы распределять их по указке одного или нескольких человек. Но система была обречена. Механизм дал сбой. Это привело к апрельским событиям 2010 года. Будучи председателем бюджетного комитета Жогорку Кенеша в 2011 году, я смог убедить парламент вернуться к двухуровневому бюджету. Ожидалось, что в нынешнем году на местах соберут до 22 миллиардов сомов. На следующий тоже предполагался резкий скачок сборов. Да и полномочия местных властей позволяли добиться этого.

- Считаете, власти хотят укрепить пресловутую вертикаль?

- Переход на двухуровневый бюджет - толчок для роста финансовой самостоятельности регионов. Многие проблемы будут решаться на местах. Каждый город республики станет своего рода центром, точкой роста. Тогда не будет движения с периферии в Бишкек или Ош. Да и миграционные потоки из отдаленных городов и сел в северную и южную столицу в два–три раза уменьшатся. Смысл в том, что один город станет развивать два–три сельскохозяйственных района. В 23 городах, кроме Бишкека и Оша, должны появиться перерабатывающие заводы, медицинские центры, центры обучения и переквалификации граждан. Помимо этого, двухуровневый бюджет полностью позволяет президенту провести административно–территориальную реформу. К сожалению, как показывает практика, хорошие начинания в Кыргызстане заканчиваются, так и не начавшись.

- Но ведь правительственных чиновников что–то же заставляет перейти на трехуровневый бюджет?

- Были в России известные купцы братья Морозовы, инициаторы создания Третьяковской галереи. Самый младший из них - кутила. Однажды, чтобы удивить матушку, решил построить красивый дом. Денег не пожалел. Пригласил в Москву итальянского архитектора. Скульптор построил особняк в стиле барокко, украсил скульптурами атлантов. Увидев великолепие, мамаша горестно вздохнула: "Эх, Ваня, Ваня, в деревне я одна знала, что ты дурак, а теперь вся Москва узнала"...

Сами делайте выводы, о чем речь.

Чашка кофе и роскошный "Лендкрузер"

- Могут ли власти одуматься?

- Вполне возможно. Ведь, кроме правительства, есть президент и парламент. Они должны поставить окончательную точку. Экономические законы очень жесткие. Популизм ни к чему путному не приводит. Наоборот, такие действия отбрасывают экономику на многие годы назад. Почему чиновники, сидя в Бишкеке, определяют размер налогов, которые должны собирать МСУ? Если на балансе Минтранса находится 19 тысяч километров дорог республиканского назначения, а в год асфальтируем максимум 160 километров, то как в каждом селе заасфальтировать дорогу? Надо взять за основу пример Германии. Там каждый житель около своего дома должен вымостить дорогу либо брусчаткой, либо камнем.

Наша проблема в том, что постоянно проводим выборы и референдумы. Сейчас 24–й по счету премьер. Если отдать должное Апасу Джумагулову, Николаю Танаеву и Игорю Чудинову, которые возглавляли кабмин 4, 3 и 2,5 года соответственно, то на 21 оставшегося приходится 11 лет. Каждый новый Жогорку Кенеш и правительство пытаются заработать очки популизмом. В Минфине уже содрогаются от поездок высоких персон по регионам. Те наобещают с три короба, а исполнение ложится тяжелой ношей на республиканский бюджет.

- Акылбек Усенбекович, зачем пенсионеров обидели?

- Меня неправильно поняли! В 1988 году получающих пенсии и пособия в Киргизской ССР, согласно статистическим данным, было 565 тысяч. При этом мы из Москвы получали дотацию - около 2,7 миллиарда рублей. Это в долларовом эквиваленте того времени 3,3 миллиарда. Сегодня доходная часть республиканского бюджета 2 миллиарда долларов. Что произошло за 20 лет? Доходы уменьшились на 1 миллиард 300 тысяч долларов, а количество пенсионеров - 568 тысяч человек. Плюс получатели пособий - 525 тысяч.

У нас непомерные социальные расходы. И богатый и бедный получают помощь из государственной казны. А по сути надо собирать налоги с богатых и со среднего класса и справедливо их перераспределять среди нуждающихся. Эти функции государства полностью размыты.

Например, ветеранов Великой Отечественной войны осталось примерно 21 тысяча человек. А приравненных к ним... 280 тысяч. Это нонсенс! Настоящим ветеранам мы не можем увеличить помощь, предоставить квартиры, как в России. Нет эффективного распределения средств. При этом все труднее собирать налоги.

- Еще недавно вы были главой Минфина, что мешало реализовать планы?

- За годы независимости в Жогорку Кенеше было принято 2300 разных законов. Они не анализируются, многие противоречат друг другу. Документы носят социально–популистский характер. Депутаты больше думают о будущих выборах и, несмотря на сопротивление правительства, принимают законы, которые увеличивают расходную часть бюджета.

- А что с доходной?

- Сплошные проблемы. Я на страницах вашей газеты уже рассказывал этот случай. Недавно в Кыргызстан приезжал директор казначейства Турции. Пригласили его в кафе. Гость то и дело записывал что–то на листочке. Потом показал мне: "Двенадцать". Когда я поехал в Стамбул и мы пили кофе в одном из уличных заведений, директор казначейства опять что–то писал. Оказалось, за то время, когда мы пили кофе в Бишкеке, проехало 12 "Тойот Лендкрузер", а в Стамбуле - четыре. И это в нашем бедном государстве!

- А в Кыргызстане безрассудно множится количество генералов...

- Верно. В 1988 году их было всего пять, сейчас - сто. Из них 47 на пенсии. Заработная плата генерала примерно 30 тысяч сомов плюс пенсия 30 тысяч. Тем временем больные дети с церебральным параличом получают по 1300 сомов в месяц. Вот такая горькая истина... Поэтому я и предложил проанализировать и кардинально изменить социальную политику.

Градоначальники хлопают ушами

- Не только для сельских населенных пунктов, но и для Бишкека и Оша наверняка двухуровневый бюджет благо?

- Им средства на развитие необходимы не в меньшей, а, может, даже в большей степени, поскольку они своего рода лицо Кыргызстана. Но денег не хватает. Ведь, скажем, в столице до 80 процентов бюджета расходуется лишь на две отрасли - здравоохранение и образование. В определенном смысле столичная казна похожа на общереспубликанскую, чего быть не должно.

По моим задумкам, как только принцип двух уровней приживется, следует перевести финансирование школ и больниц полностью из города Бишкека в общереспубликанский бюджет. Таким образом экономия на низовом уровне составит минимум пять миллиардов сомов. Их можно направить на строительство новых социальных учреждений, реставрацию дорог, освещение улиц, словом, на решение задач так называемого местного значения.

Планировалось, что в перспективе в Бишкеке следует оставлять 50 плюс 1 процент всех собранных на его территории налоговых поступлений. И такая возможность непременно бы появилась. При определенных условиях, конечно.

- Не припомните, сколько раз обращались в Минфин депутаты Бишкекского горкенеша, когда лидером был Марат Аманкулов, слезно выпрашивая хотя бы 33 процента для столицы? Почему не пошли навстречу?

- Я же говорю про перспективу. А тогда не было финансовой возможности. На мой взгляд, в Бишкеке очень много внутренних резервов, которые совершенно не используются. Слышал, что зарегистрировано 230 тысяч личных автомобилей, а налогов не густо. В столице должны действовать более высокие ставки, нежели в регионах.

Будучи в служебной командировке в Стамбуле, удивился, что за лицензию, дающую право таксовать, требуется заплатить 8 тысяч долларов. А в Америке за фирменный значок таксиста выкладывают 50 тысяч "зеленых". У нас же где хотят, там и разворачивают собственный бизнес. Причем таксистов даже не могут поставить на учет, не говоря уже о том, чтобы регулярно облагать их сборами.

- Зато с местных предпринимателей сдирают три шкуры. И криминалу платят, и налоговику, и на "мохнатую лапу" дают.

- У местных бизнесменов очень сложный путь становления, зато им легко спрятаться "в тень". А в Грузии проще. Там применяется заявительный принцип регистрации предпринимательства. Написал заявление, купил контрольно–кассовый аппарат с фискальной памятью - и все, действуй. Но стоит только аппарат отключить, как об этом сразу же становится известно налоговикам. Нарушителю предъявят штрафные санкции - 200, 400, потом 600 долларов, и вот уже следует запрет заниматься бизнесом на всей (!) территории республики. И вы знаете, действует.

Или взять налог с продаж. Половина сборов - в госказну, половина - в местные бюджеты. Но система не действует. А вот в Москве при Лужкове работала. Он поднял сборы с 1 до 17 процентов в доходах города Москвы за счет налога с розничных продаж. Сборы подскочили, а потом взял и вовсе отменил. Но рывок в пополнении бюджета был, и весьма внушительный.

Я не раз предлагал мэрам, в том числе и действующему, пригласить инвесторов. Построим мусороперерабатывающий завод. Ведь это же живые деньги! Не хотят. И управлять грамотно муниципальным имуществом не учатся. Громаднейший рынок "Дордой" существует два десятка лет, а все еще не сосчитали, сколько установлено контейнеров, все ли реализаторы платят в бюджет. Все безучетно, приблизительно.

Где тонко, там политика

- Как все–таки пополнить бюджет? Может, налоги поднять?

- Налоговая политика должна быть предельно тонкой. Надо четко представлять доходы того или иного бизнеса, но при этом доверять ему, не давить. Помнится, в 2008 году я на встрече с президентом предложил отменить временно все проверки. Он меня поддержал. Хотя окружение было против. Был объявлен мораторий на год. И результат - доходная часть бюджета увеличилась на 46 процентов! С 11,7 миллиарда сомов до 17,3 миллиарда. Бизнесмены тогда откликнулись, вышли из "тени". Но потом пошел откат в обратную сторону.

Приведу еще один показательный пример. В Кара–Суйском районе есть большой базар, но годовых доходов с него чуть больше 100 миллионов сомов. Председатель айыл окмоту предложил: отдайте рынок в наше ведение, обязуемся поднять сборы в три раза. Не отдают.

- Наверное, есть те, кто кормится за счет базара?

- Я так считаю: без денег в торговле не сидят, но попадают они не в казну, а в карманы всевозможным крышевателям. Изменить позицию может лишь переход на двухуровневый бюджет. Когда у местных властей появится стимул работать на бюджет города или села с максимальной отдачей.

Мне нравится, как поступают в Грузии. Решили избавиться от воров и коррупционеров всех мастей, и через три–четыре года извели мафию. Налоги платят все - от президента до рядового фермера. Все прозрачно, на виду. За что им и стали активно помогать из–за рубежа. Население Грузии и Кыргызстана по численности примерно одинаковое, но там бюджет в два раза больше нашего. И все потому, что у нас одни пустые разговоры и никаких конкретных дел. Сколько разумных идей я подавал, находясь на службе у четырех президентов. Но лишь некоторые из них нашли отклик.

Республика, где столько прекрасных возможностей для роста, топчется на одном месте, никакого движения вперед. Как говорится, один с сошкой, а семеро с ложкой, на одного работника шестеро пенсионеров да льготников.

- Кто работает на совесть, тому и помогать в радость. А у нас с инвесторами напряг. На днях всплыл очередной скандал с российской компанией - после полугодовой канители с тендером на изготовление акцизных марок Минфин взял и отменил его результаты. Почему?

- 16 мая состоялся тендер по закупке этого вида услуг для алкогольной и табачной продукции. Я удивился, что в состав тендерной комиссии включены депутаты, кажется, пятеро. Зачем? Это абсолютно не дело законотворцев. Не удивлюсь, если присутствие парламентариев при рассмотрении поступивших заявок могло каким–то образом повлиять на окончательный вердикт тендерной комиссии.

Насколько знаю, особое мнение имелось и у заместителя председателя комиссии - статс–секретаря Минфина. Я не хочу вникать во все эти нюансы. Хотя, признаюсь, мне не по себе. Ведь это я был инициатором введения акцизных марок в 1995 году. Тогда налогов в бюджет сразу поступило в 20 раз больше! В ту пору победу одержала британская компания "Харрисон". Позже ее поглотила более сильная - De La Rue.

- Ее услуги значительно превосходят по цене услуги российской компании ЗАО "СИБПРО", которую сначала и признали победителем в тендере. Разница довольно существенная: продукция россиян в два с лишним раза (!) дешевле, чем британцев. Для нашего тощего госбюджета это огромнейшие финансовые потери...

- Добавлю, что и в России, и в Беларуси появились более совершенные инновационные технологии изготовления акцизных марок. Выбор есть.

Беда Кыргызстана в том, что мы постоянно, порой необоснованно меняем правила игры. Чем и пугаем инвесторов. Образно говоря, все игроки в футбол знают, что в любой стране на поле один мяч и двое ворот. А в Кыргызстане, оказывается, гоняют дюжину мячей, и за каким бежать - неизвестно.

Я вносил предложение создать инвестиционный совет при президенте, чтобы с его участием разбирать конфликты в самых значимых для страны проектах. Не согласились. И вот финал. В мою бытность главой Минэкономразвития прямые иностранные инвестиции составили 866 миллионов долларов, а нынче - кот наплакал.

- Акылбек Усенбекович, как думаете, реально ли сохранить ваше детище - двухуровневый бюджет?

- Надеюсь. Позвольте мне воздержаться от комментариев по поводу высказываний нового премьер–министра о целесообразности перехода на три бюджетных уровня. Я уже говорил, что взял тайм–аут на первые 40 дней работы Жанторо Сатыбалдиева. Пока помолчу. А там видно будет.

Комментарии
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД