Максим-Максат наконец вернулся к маме

435  4
Ольга Дядюченко

Возвращение Максима

В "Вечерку" пришли два очень близких и похожих друг на друга человека - Ольга Катрич и ее сын Максим Сушков. Мальчик старается не отходить от мамы, крепко держит ее за руку. Ему уже одиннадцать лет, но он невысокий и очень худенький. О трагической истории Максима Сушкова, которого несколько лет незаконно удерживал сосед по улице, бывший квартальный Арстанбек Осоев, "ВБ" рассказывал в двух номерах ("Где ты, Максим–Максат, тебя ищет мама", 23 марта 2012 года и "Киднеппинг по–бишкекски", 28 сентября 2012 года.)

На долю мальчика выпала нелегкая судьба. Когда ему было только четыре года, умер отец, потом бабушка. Мать, оказавшаяся в сложной ситуации, сорвалась, запила. Так Максим попал к Арстанбеку Осоеву, который выразил желание опекать его, пока Ольга Катрич не решит свои проблемы.

И это поначалу благое дело обернулось черной жестокостью. Когда мать образумилась, нашла работу, жилье и бросилась к Осоеву, чтобы забрать сына, ее ждала постоянно закрытая дверь. Осоев не допускал мать к сыну, подолгу держал его у своих родственников в горах. Тут уже речь не шла о любви к Максиму, которого он незаконно усыновил и назвал Максатом Осоевым, во главе угла стоял шкурный интерес. Мальчику по наследству после бабушки и отца достался добротный дом. Осоев сдавал его в аренду и лишаться этого дохода никак не хотел.

Только в этом году после многочисленных судебных процессов кыргызстанская Фемида вынесла главный вердикт - отобрать Максима Сушкова у Арстанбека Осоева и вернуть матери Ольге Катрич. Однако Осоев долгих 7 месяцев злостно не выполнял решение суда, прятал мальчика от судебных исполнителей, открыто заявлял, что не собирается отдавать его.

Ни прокуратура, ни милиция ни в чем не помогли несчастной матери. Следователи Свердловского РУВД измывались над теряющей всякую надежду увидеть сына женщиной, отказывались возбуждать уголовное дело в отношении человека, незаконно удерживавшего чужого ребенка. Якобы никак не могли обнаружить в его действиях состав преступления.

И только после очередной публикации в "Вечерке" произошло чудо. Нашлись свидетели, которые сообщили, что видели Осоева с мальчиком в автобусе, потом около одиннадцатой школы.

На следующий же день Ольга с судебными исполнителями, милицией приехала в эту школу. И действительно, ее дорогой мальчик оказался там. Правда, директор школы ни в какую не хотела отдавать ученика Максата Осоева, вызвала самого Осоева, который представлялся его отцом, когда уже не имел на это никакого права. Произошла душераздирающая сцена. Максима привела школьный психолог и предложила спросить у самого ребенка, с кем он хочет остаться. В кабинете, где громко говорили, ругались взрослые, вдруг наступила оглушающая тишина. Ольга Катрич потом рассказывала, что у нее на какое–то мгновение потемнело в глазах и она еле удержалась, чтобы не упасть, - ноги стали ватными. Вот он, стоял совсем рядом ее Максимка, которого она не видела столько лет, но узнала мгновенно. Ведь он так похож на мужа Володю и на нее, только протяни руку - и можно обнять, прижать к себе, сказать все, что накопилось в ее сердце за бесконечные годы разлуки.

Но что скажет Максат Осоев, который, как везде говорил его "опекун", совсем не помнит родителей и русский язык? Это был момент истины, который все решил. Максим тихо, но твердо сказал: "Я пойду с мамой". И счастливая Ольга увезла его с собой.

Всю последующую неделю они не расставались ни на минуту, рассказывая друг другу, как прожили время разлуки. И тут стало понятно, почему "добрый" Осоев так яростно сопротивлялся решению суда. То, что очень скупо говорил Максим о своей жизни у Осоевых, было ужасным. Не сыном он стал для сомнительного благодетеля, а подневольным мальчишкой на побегушках. Практически не учился, пас скот в горах. Однажды, когда на него оставили целое стадо, он недосмотрел, и несколько баранов, чем–то объевшись, подохли. За это маленький пастух был сильно избит старшим сыном Осоева.

Сейчас у них "проблема с едой", так они это назвали. Оказалось, обычным меню на весь день у Максата Осоева были лепешка и вода. В общем, как говорится, без излишеств. Да оно и видно по Максиму, уж слишком он маленький, худенький. И совсем мало улыбается - не привык. У него вообще не было игрушек, только самодельные пистолеты из деревяшек, которые он сам себе мастерил. Когда Ольга разложила перед ним все подарки, которые купила для него за это время и не могла передать, он не мог оторваться от всех этих машинок, мягких зверюшек.

Максим был потрясен, когда узнал, как долго мама добивалась его возвращения. Осоев убеждал, что Ольга забыла о сыне, пьет, ни разу ничего не купила для него.

В материале "Киднеппинг по–бишкекски" мы рассказывали о том, как корреспонденты "Вечерки" вместе с судебными исполнителями и участковым инспектором ИДН пришли к Осоеву в дом на улице Буденного, 21, чтобы забрать Максима. Тогда мы обыскали весь дом от первого этажа до чердака - не нашли ни вещей ребенка, ни его самого. Вообще не было никаких признаков того, что в этом доме живет 11–летний мальчик. Сам Осоев бубнил, что Максата нет и он не скажет, где тот. Его дочь заученно сообщила, что он у какого–то дяди. На самом деле Максим в это время был в доме, все слышал - его заперли в шкафу в скрюченном состоянии. "Ата" сказал: "Пикнешь - убью". Этот факт поразил особенно - за человека в осоевской семейке Максима явно не считали.

Уже сейчас, через неделю после возвращения, стало понятно, что пребывание у Осоева нанесло мальчику тяжелый психологический урон. Он замкнут, трудно переносит общение с людьми. Ему тяжело, почти невозможно учиться в классе по возрасту, ведь он практически ничего не знает. Это тоже "заслуга" Осоева. Матери и сыну предстоит нелегкий путь преодоления всех этих проблем. Наверное, только мамина любовь и забота способны возвратить Максима к нормальной жизни, доброте, радости.

К сожалению, нет такого закона, который позволил бы наказать Арстанбека Осоева за все, что он натворил по отношению к Максиму Сушкову. Сам он виноватым себя вовсе не чувствует. Наоборот, судя по всему, надеется вернуть Максима под свое "опекунство". На днях он подал надзорную жалобу в Верховный суд, требуя отменить решения районного и городского судов, отдавших сына матери.

Хочется надеяться, что у него нет ни одного шанса на это.

Комментарии
13.10.2012, 01:47

А раньше писали типа - добрый сосед типа пригрел, спас мальчика от матери алкоголички....

0
Цитировать
Жалоба модератору
ник
13.10.2012, 14:29

Этот подонок Осоев и такие же подобные ему из числа сотрудников прокуратуры , суда, Рувд действуют не по закону, а по понятиям, которые , как показывает описываемая интернет-газетой история, прочно укоренились в сознании лиц данного круга, несмотря ни на какие -то "революции", перемены и видимую "борьбу" с коррупцией. Та же судья Байзулаева, принимавшая от имени Кыргызской Республики никуда негодное решение оставить Максима у Осоева, стала недавно судьей Верховного суда - ее бы крайне необходимо дисквалифицировать за профнепригодность , ан-нет, прочно она сидит на своем стуле, видно помогла ей удержаться на "плаву""цеховая солидарность" бездушных и коррумпированных людишек, называемых себя "судьями" , "следователями", "прокурорами" .

Директор и психолог школы также оказались не на высоте - при наличии судебного решения отказывались отдать Максима, а психолог своими непрофессиональными действиями нанесла еще больший урон душевному состоянию ребенка - при жутких обстоятельствах заставила его делать выбор, который уже был давно предопределен судебной инстанцией.

Заметьте, нашлись именно простые порядочные люди, которым свойственно душевное сопереживание чужому горю, и которые помогли О. Катрич и ее сыну Максиму стать , наконец, одной семьей.

0
Цитировать
Жалоба модератору
13.10.2012, 18:37

что произошло с людьми? Из-за корысти готовы искалечить детскую жизнь.

Осоева надо судить.

Байзулаеву гнать из судей и чем быстрее, тем лучше.

А мамашке Катрич всыпать бы хорошенько

0
Цитировать
Жалоба модератору
13.10.2012, 23:22

Настало время обращаться в международные организации по правам человека. Кыргызстан превращается в феодальное государство, где закон никому не писан, где слуги народа служат только сильным мера сего и где первыми жертвами становятся самые уязвимые слои населения. Даже в советское время подобное было не мыслимо. Позор.

0
Цитировать
Жалоба модератору
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД