Искендер Шаяхметов: Ребенок с ВИЧ не опасен для других

850  0

В стране 456 ВИЧ–инфицированных детей, которые еще не знают о том, что больны. Как им об этом сказать? Как подготовить воспитателей, учителей к тому, что среди детей будет ребенок с ВИЧ? Надо ли брать кровь на ВИЧ у всех пациентов стационаров? Об этом сегодня разговор с директором городского центра «СПИД» Искендером ШАЯХМЕТОВЫМ.

— При поддержке Глобального фонда и Международной организации “СПИД — фонд “Восток — Запад” мы ездили в Киев, чтобы обменяться опытом с украинскими коллегами и, в частности, посмотреть, как они взаимодействуют с наркологической и противотуберкулезной службами. Сегодня СПИД — наркомания — туберкулез — это большая проблема во всем мире. И наша страна не исключение. Но самая главная проблема, к которой мы еще не подступались, — это открытие ВИЧ–статуса у детей. В Украине уже есть даже пособия по раскрытию статуса ВИЧ–инфицированных детей, брошюры для родителей. По исследованиям, самый оптимальный возраст, когда лучше сказать ребенку о том, что у него ВИЧ, — от семи до одиннадцати лет. По всей видимости, у нас срок будет другой, все–таки, наверное, надо сделать скидку на наш менталитет. Но приблизительно останется таким же, плюс–минус год–полтора.

— Для нашей республики это актуально?

— У нас сейчас 456 детей с ВИЧ–статусом. Ситуация усугубляется еще и тем, что часть из них была заражена в больницах. И как убедить родителей в том, что надо сказать сыну–дочери, что у них ВИЧ, как подготовить самих мам и пап к тому, чтобы они смогли объяснить это ребенку, — такого опыта у нас нет. А это очень тонкий психологический момент. В Украине, когда столкнулись с этим, тоже поначалу не знали, как подступиться к этой проблеме. Там тоже перенимали опыт у румынских специалистов, а потом доработали их рекомендации под свои условия и перевели на украинский и русский языки. Это пособие мы уже передали в Минздрав, его надо переводить на кыргызский язык, адаптировать к нашим реалиям.

Это актуально для Кыргызстана еще и потому, что тенденция передачи ВИЧ половым путем, которая наблюдается в Украине, прослеживается и у нас. То есть если несколько лет назад в 72 процентах случаев ВИЧ–инфекция передавалась инъекционным путем, то сегодня стремительно растет количество ВИЧ–инфицированных, заразившихся через половые контакты. И много женщин, будучи ВИЧ–инфицированными, рожают детей. Их число все увеличивается. Чего, честно сказать, мы опасались больше, а именно: перехода ВИЧ из группы риска в общую популяцию. В некоторых областях Украины, например, половой путь передачи ВИЧ–инфекции уже преобладает над инъекционным. И хотим мы того или нет, но если не будем принимать меры, то и нам грозит то же самое.

Ситуация с наркопотребителями там не лучше нашей. Если в Кыргызстане наркоманы сидят на героине, который более доступен и не стоит так дорого, как там, то в Украине распространена так называемая аптечная наркомания. Наркоманы в основном употребляют психотропные препараты. Одни называют “годишко”. Мы, естественно, спросили, что это значит, и услышали просто шокирующий ответ: наркоман, употребляющий такие препараты, умирает через год. Другие называют “крокодилами” из–за незаживающих язв на теле, которые покрываются коркой, напоминающей крокодилью кожу. И при этом работают реабилитационные программы для наркопотребителей и алкоголезависимых, которые поддерживаются государством. У нас они тоже есть, но идут в рамках проектов.

— Сколько у нас сейчас ВИЧ–инфицированных?

— Всего на первое октября было 4276 человек. Из них более трех тысяч мужчин и более тысячи женщин. В Бишкеке 631 ВИЧ–инфицированный.

— То есть идет рост? Ранее же было меньше.

— Да, но это нормальный показатель работы СПИД–службы. Кстати, Всемирная организация здравоохранения провозгласила тезис: лечение как профилактика. То есть чем больше мы выявим людей и по клиническим показаниям переведем на антиретровирусную терапию, тем больше снизится риск заражения других, поскольку антиретровирусная терапия подавляет ВИЧ–инфекцию. У самого человека улучшается качество жизни. И если это дискордантная семья — когда один из супругов болен, другой здоров, — то увеличивается шанс, что у них родится абсолютно здоровый ребенок. Кстати, на Западе придерживаются позиции максимально выявлять ВИЧ–инфицированных и переводить их на антиретровирусную терапию. Поэтому я особо хотел бы подчеркнуть, чтобы наши чиновники, наше общество не боялись, что растет количество ВИЧ–инфицированных.

По оценочным данным ВОЗ, в Кыргызстане около десяти тысяч ВИЧ–инфицированных. Большинство из тех, кому поставлен диагноз, узнали о нем совершенно случайно: кто–то был донор, кто–то сдал кровь перед операцией. А сколько больных живут, даже не подозревая о своем статусе! И сегодня надо акцентировать внимание именно на активном выявлении больных. Работу нашего центра мы ведем именно в таком ракурсе. В этом году организовали бригаду врачей и выезжали в новостройки, проводили дотестовое консультирование, брали кровь на ВИЧ. Только тогда, когда мы сможем выявить и перевести на антиретровирусную терапию максимальное количество ВИЧ–инфицированных, удастся стабилизировать ситуацию с ВИЧ. Например, африканский континент буквально горел, но там же удалось нормализовать обстановку.

На 19–й конференции по проблемам СПИДа, проходившей летом этого года в Вашингтоне, мы встречались с коллегами из Канады, которые рассказали, что как только они выявляют пациента, так сразу начинают лечение. По логике вещей это, конечно, правильно. Мы же проводим постконтактную профилактику в течение 72 часов. Но канадский метод очень дорогой. И мы, конечно, его не осилим, бюджет страны не потянет. Поэтому так важен сейчас тезис “Лечение как профилактика”.

— У нас есть ВИЧ–инфицированные дети, которые пошли учиться. Рассказывали, что ребенка не хотели брать в школу, узнав о его статусе. Как тут быть?

— В Украине эта проблема тоже существует. Там много детей, от которых родители отказались. Хотя немало семей, в которых растут здоровые дети, наоборот, берут на воспитание ВИЧ–инфицированных. Конечно, нам, наверное, до этого далеко. У нас только от одного ребенка отказалась мать. Больше, по крайней мере, в городе и в Чуйской области таких случаев нет. А вообще, конечно, посещение такими детьми детсадов, школ все–таки пока еще остается проблематичным. И в первую очередь мы должны работать с родственниками, воспитателями в детских садах.

— Но им–то зачем рассказывать всю подноготную о ребенке? Не боитесь, что они будут шарахаться от таких детей и тайное станет явным, что нанесет ребенку сильную психологическую травму?

— Мы не раз уже встречались с работниками детских садов, говорили об этом. И надо сказать, что они с пониманием относятся к этому. Один такой ребенок ходил в детсад. Правда, родителям остальных детей об этом пока, думаем, говорить рано. В Чимкенте, где в свое время была вспышка ВИЧ среди детей, эти ребятишки пошли в школу. И многие родители были против, чтобы они учились вместе с их чадами. Но этот протест из–за их безграмотности и незнания природы ВИЧ–инфекции. Я, как специалист, могу сказать, что заразиться от таких детей технически и практически сложно. Существует три пути передачи ВИЧ: инъекционный, половой, от матери к ребенку. То есть фактически заражение других детей исключено.

К сожалению, на заре появления ВИЧ нам так сильно вдолбили, СПИД — чума ХХ века, что до сих пор живет этот страх. Но есть не менее опасные инфекции. Например, за тридцать лет существования нигде не выявлено случая заражения ВИЧ после посещения стоматолога. А вот гепатитом С или В — пожалуйста. Для сравнения: вирус ВИЧ–инфекции погибает через одну минуту при кипячении, а вирус гепатита С — через час после кипячения и полчаса автоклавирования. И чем быстрее можно заразиться? Делайте выводы сами.

— Матери ВИЧ–инфицированных детей не знают, как ответить на вопрос ребенка, почему он должен постоянно пить таблетки.

— Вот в этом пособии (показывает), которое мы привезли из Киева, есть ответ на этот вопрос. Надо, как я уже сказал, только его адаптировать под наши реалии, перевести на кыргызский язык и обязательно подготовить психологов, врачей, скорее всего семейных, которые будут работать с детьми. Времени на раскачку нет. На юге ВИЧ–инфицированные дети уже идут в школу.

И самим родителям надо быть психологически готовыми к этому. В Украине, например, некоторые из них сначала были против: по их мнению, это надо делать чуть позже. Однако их смогли убедить.

— Вы спрашивали у украинских коллег, какая была реакция у детей, которым рассказали о их ВИЧ–статусе?

— Самой разной: одни впадали в депрессию, у других была ярость, третьи восприняли это как неизбежное, смиренно. Но в целом, как сказали, нормальная реакция. Внутренне ребятишки уже готовы к тому, что они больны. У нас, боюсь, злость будет по отношению к медикам, ведь часть детей заражены инъекционным путем.

Родители, имеющие ВИЧ–инфицированный статус, мол, боялись, что дети будут ненавидеть их, когда услышат правду. В Киеве почти 950 ребятишек, 943 детям сказали, что у них ВИЧ. Вообще же в Украине около тридцати тысяч детей с ВИЧ–инфекцией. Украина, конечно, горит в смысле заболеваемости.

И нас эта проблема (открытие статуса ВИЧ детям), конечно, не обойдет. Поэтому украинский метод — работа с родителями, родными, окружающими ВИЧ– инфицированных детей — смягчит удар по ним со стороны общества. Это во–первых. А во–вторых, им и самим легче будет адаптироваться в нем. В России тоже были проблемы. Там с ними столкнулись несколько лет назад, пока многие люди не поняли, что ребенок с ВИЧ не заразный. Тем более если он получает антиретровирусную терапию. Это научно доказано и подтверждено жизнью.

— Сколько в городе детей, рожденных от ВИЧ–инфицированных матерей?

— Шестьдесят один ребенок. Но вообще же количество детей, рожденных от ВИЧ–инфицированных родителей, увеличивается. Шесть лет назад, когда мы начинали программу, было всего два малыша. Но из 61 только 11 ребятишек проходят антиретровирусную терапию. Из оставшихся 50 детей 32 сняты с учета как здоровые и 18 состоят пока на учете. Остальные здоровые. И это благодаря тому, что среди беременных женщин со статусом ВИЧ ведется профилактика передачи вируса от матери ребенку.

— Искендер Белекович, специалисты Республиканского центра “СПИД” поднимают вопрос о том, чтобы кровь на ВИЧ брали у всех пациентов хотя бы в хирургических отделениях больниц. Противники говорят, что это нарушает права человека. Каково ваше мнение?

— Я хочу еще раз подчеркнуть, что это отголоски ошибочного тезиса “СПИД — чума ХХ века”. Возможно, тогда он был оправдан, чтобы, скорее всего, напугать людей, поскольку в те годы не было даже эффективных лекарств против этого вируса. Теперь ситуация изменилась, можно сказать, до наоборот. СПИД перешел в категорию, как уже было сказано, хронических, к сожалению, пока не излечимых заболеваний. И при чем тут права человека? Скорее, акцентируя таким образом внимание на этом заболевании как на каком–то особом, мы тем самым нагнетаем напряженность вокруг этого недуга и, в частности, ВИЧ–инфицированных. Мы же сдаем кровь на разные вирусы, и ничего. Почему, собственно, этот анализ подпадает под категорию особых?

Я уже говорил, что мы выезжали в новостройки, объясняли людям, для чего предлагаем им сдать кровь, и никто не отказался, добровольно пришли и сдали, никто никого на аркане не тянул и не принуждал. Наши правозащитники, ратуя за права человека, в данном случае сами их нарушают. Уверен, что никто из тех больных, которым предложат сдать кровь на ВИЧ, не откажется. Это обычная медицинская процедура, не более. И не надо нагнетать вокруг нее напряженность и ажиотаж. Когда мы объявили месячник борьбы со СПИДом, в рамках которого исследовали кровь на ВИЧ, пришло очень много народу. И это давно уже не проблема, и не стоит вновь создавать ее. Это нормальное явление, по крайней мере, люди к этому уже готовы.

Проблема, и большая, в том, что у нас ВИЧ уходит в общую популяцию, то есть набирает обороты половой путь передачи. Наших мигрантов депортируют из России только по этой причине. Они возвращаются, естественно, не говорят о своем заболевании женам, заражают их. Таких случаев не один и не два.

Комментарии
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД