ЦТП «Манас»: все только начинается?

512  0
Евгений Денисенко

Итак, Овальный кабинет в США еще на четыре года займет нынешний президент страны Барак Обама. Но значит ли это, что все его курсы как во внутренней, так и во внешней политике, определившие в завершающееся четырехлетие, не претерпят теперь изменений, а может быть, и кардинальных? У разных стран такой вопрос возникает по причине разных касающихся их обстоятельств. У Кыргызстана — и в связи с судьбой Центра транзитных перевозок “Манас”, который уже многие годы стал для республики и источником пополнения бюджетных средств, и яблоком раздора во внутриполитической и внешнеполитической сферах.

В последние месяцы в этом вопросе, казалось бы, все достаточно прояснилось. Президент Алмазбек Атамбаев неоднократно подтверждал намерение окончательно разобраться с ЦТП “Манас” в 2014 году. В последний раз оно было озвучено во время сентябрьского визита в Бишкек президента РФ Владимира Путина.

— С 2010 года, когда я был первым зампредом председателя временного правительства, в 2011 году, будучи премьер–министром, и сейчас, являясь президентом, считал, что гражданский аэропорт должен являться гражданским аэропортом. Он может быть гражданским и транспортным хабом, но никак не военной базой. Я это никогда не скрывал, — заявил глава Кыргызстана, комментируя возможность придания “Манасу” принципиально нового качества.

Такая позиция, судя по всему, удовлетворяет и российскую сторону. Несмотря на то что этот объект — первоначально авиабаза Антитеррористической коалиции в Афганистане — появился в КР и с согласия Российской Федерации, в последующие годы присутствие “Манаса” весьма негативно и ощутимо для Кыргызстана воспринималось его стратегическим партнером. Сообщив во время совместной пресс–конференции в Бишкеке о том, что “вопрос о “Манасе” не обсуждался ни вчера, ни сегодня”, Владимир Путин тем не менее подчеркнул: “В случае ухода американцев мы готовы помочь наполнить аэропорт “Манас” экономической выгодой”.

Подуспокоилась, похоже, и американская сторона. Об этом свидетельствует и недавнее заявление посольства США в КР, размещенное на сайте дипмиссии: “Соединенные Штаты Америки поддерживают активный диалог с Кыргызстаном по деятельности Центра транзитных перевозок в рамках действующего двустороннего соглашения. Мы понимаем позицию Кыргызстана в отношении ЦТП, который действует до 2014 года. На данный момент официальные переговоры по дальнейшей судьбе ЦТП не ведутся”.

Прекратились вроде бы и попытки американцев подстраховаться в данном вопросе, используя территорию кого–нибудь из соседей Кыргызстана.

“Ни одну из стран Центральной Азии США не рассматривают как альтернативу кыргызскому “Манасу”. В настоящее время у нас нет никаких намерений просить Таджикистан или другую страну региона об открытии транзитного центра или базы”, — заверили в диппредставительстве Соединенных Штатов в Таджикистане.

Вместе с тем посол США в этой республике Сьюзен Элиот сообщила, что правительство ее страны все–таки ведет переговоры с Кыргызстаном по условиям продления пребывания американской авиабазы в Бишкеке. “Соглашение о транзитном центре США в аэропорту “Манас” истекает в 2014 году. Сейчас мы начали переговоры с правительством Кыргызстана о продлении данного контракта”, — сообщила американский дипломат.

“Как прикажешь понимать тебя, Саид?” — впору задаться вопросом Абдуллы из “Белого солнца пустыни”. Ответ может быть таким: затишье вокруг “Манаса”, и вообще усиление американского присутствия в Центральной Азии, могло быть временным, в преддверии выборов президента США и в связи с неясностью их исхода. Но теперь результат известен, и телодвижения в этой сфере возобновляются. Тем более что для этого есть и конкретные основания.

Вернемся опять к главному событию для США, а в определенной степени и для всего мира — к итогам президентских выборов в Соединенных Штатах. Барак Обама сохранил свой пост в результате, говоря словами самих американских аналитиков, одной из самых агрессивных и дорогих избирательных кампаний за всю историю страны. Однако его победа отнюдь не означает благополучного разрешения всех существующих в США проблем. А их накопилось предостаточно. Страна расколота, ее экономическое будущее в тумане, вызовы, стоящие перед США, никуда не делись. Дамокловым мечом нависает угроза так называемого бюджетного обрыва, то есть резкого сокращения расходов и роста налогов в начале следующего года. И частичный выход из ситуации возможен лишь при условии компромисса между демократами и республиканцами. Последние также сохранили свои позиции в конгрессе и большинство голосов — в Палате представителей США. Так что и все дальнейшие действия администрации Обамы придется предпринимать во многом с учетом подходов республиканцев (и даже под их давлением) к тем или иным проблемам, в том числе и во внешней политике.

А эти подходы уже были озвучены кандидатом Миттом Ромни во время предвыборной гонки. Он не скрывал, что своей главной задачей считает возвращение Америке роли глобального лидера. И для этого готов, в частности, вооружать сирийскую оппозицию, “проявить твердость в отношениях с Владимиром Путиным”, завершив создание системы ПРО в Европе, поддерживая “молодые демократические государства” на постсоветском пространстве, успешному развитию которых мешает “длинная тень путинской России”. И — отложить вывод войск из Афганистана.

Впрочем, и сам Барак Обама никогда не говорил о полном и бесповоротном уходе американских сил из Афганистана. Да и в НАТО никто не утверждал этого. Наоборот, генеральный секретарь Андерс Фог Расмуссен, отмечая, что “к концу 2014 года операции Международных сил содействия безопасности (ISAF) в Афганистане завершатся и военная миссия НАТО подойдет к концу”, неоднократно заявлял о сохранении здесь ограниченного военного контингента.

“Мы нацеливаемся на долгосрочную перспективу, — говорит Расмуссен. — В 2015 году присутствие НАТО в Афганистане будет продолжаться. Мы будем обучать, консультировать и помогать афганским силам безопасности, а страны — члены ISAF также будут вносить свой вклад в укрепление афганской армии и полиции в предстоящие годы”.

По экспертным оценкам, содержание афганской армии после 2014 года обойдется примерно в 4 миллиарда долларов. Соединенные Штаты, которые все эти годы несли значительную часть финансового бремени, хотят, чтобы партнеры выделили 1,3 миллиарда. Торг по этому поводу сейчас идет весьма активный, поскольку не всех соратников по блоку вдохновляют подобные планы. Но в целом сказанное генсеком, как говорится, в комментариях не нуждается.

Свой комментарий по существу вопроса дает ответственный редактор “Независимого военного обозрения” Виктор Литовкин:

— Вывод американских войск из Афганистана ставит перед Пентагоном очень непростые задачи. Американские генералы понимают, что они уходят из этой страны, не выполнив задачу разгрома террористов, но вывод войск — это политическое решение президента Обамы, которое он дал, и не выполнить его невозможно. Тем не менее все понимают, что рано или поздно все равно придется вернуться в Афганистан. И если перебросить войска из–за океана или с военных баз в Европе или в районе Персидского залива — не проблема, на это требуется от пяти до восьми часов, то с материальным обеспечением этих войск — большая морока. Их доставка может занять несколько месяцев. А для того чтобы быть готовыми вернуться в Афганистан во всеоружии, надо где–то поблизости складировать все необходимые для этого материальные средства. И страны Центральной Азии подходят для этой цели как нельзя лучше. Отсюда и стремление американцев не мытьем, так катаньем, но закрепиться в этом регионе”.

И тут мы вновь напрямую выходим на проблему ЦТП “Манас”. Точнее, на задачу ее сохранения теми, кто в этом заинтересован и в ближайшей, и в последующей перспективе. Этот центр был и остается крупным перевалочным пунктом американской армии на пути в Афганистан. Отсюда к местам боевых действий перебрасываются и военные, и грузы. По данным, появлявшимся в прессе, в сутки через базу проходят от 1,8 до 2,5 тысячи бойцов, отсюда их доставляют на один из четырех аэродромов в Афганистане, а на обратном пути забирают военнослужащих, возвращающихся домой. Помимо этого, отправляющиеся из “Манаса” самолеты–заправщики обеспечивают в афганском небе треть всех дозаправок американских истребителей, осуществляя до 15 вылетов в день.

Таково положение дел на сегодняшний день. Но в связи с предстоящим выводом значительного количества военной техники из Афганистана перед главным участником ISAF возникает еще одна серьезная проблема. В Пентагоне посчитали нецелесообразным и возвращать домой большую часть вооружений, и оставлять ее в Афганистане. С одной стороны, Соединенные Штаты опасаются, что в случае прихода к власти в Афганистане движения “Талибан” оружие окажется в руках их непримиримых врагов. С другой — слишком значительные последовали бы транспортные расходы, особенно с учетом до сих пор не урегулированного транзита через Пакистан. Ну а в–третьих, стоит ли, как уже говорилось, вывозить все это имущество слишком далеко, если оно однажды способно вновь понадобиться в Афганистане. А может, и в некоторых других странах региона.

Именно поэтому Пентагон прорабатывает сейчас возможность передачи после 2014 года всего этого добра Кыргызстану, Таджикистану и Узбекистану. Часть предполагается оставить безвозмездно, а часть — на ответственное хранение. Речь идет о бронемашинах, трейлерах для перевозки танков, тягачах, заправщиках, специализированных грейдерах, бульдозерах и водовозах. Военное ведомство США также готово передать медицинское оборудование, средства связи, пожаротушения и даже различные устройства для обеспечения быта военных, в том числе и передвижные тренажерные залы.

Для центральноазиатских республик с их более чем скромными военными бюджетами — перспектива весьма заманчивая. Но и проблемная. Ведь США, добиваясь ответных преференций при согласовании условий транзита грузов и даже пребывания своих сил в регионе, предпочитают обсуждать эти вопросы в рамках двусторонних отношений без привлечения региональных организаций, таких, как прежде всего ОДКБ. Однако в соответствии с договоренностью, достигнутой 20 декабря 2011 года на саммите этой организации, размещение на территории стран—участниц объектов военной инфраструктуры иностранных государств должно проходить обязательное согласование со всеми союзниками.

Узбекистан на сей случай подстраховался, заявив нынешним летом о выходе из ОДКБ (хотя еще неизвестно, какими последствиями для него это обернется, да и не сделает ли он потом, как оно уже случалось, шаг назад). А вот для Кыргызстана и Таджикистана подобный “бартер” был бы чреват серьезными трениями во взаимоотношениях с главным партнером по ОДКБ. Как только в прессу просочилась информация о пробных шарах, закидываемых Соединенными Штатами, в российских дипломатических кругах поспешили сообщить, что восприняли информацию о планах США передать свою технику центральноазиатским республикам “с крайним недоумением”. “Для России такой сценарий абсолютно неприемлем, так как он противоречит договоренностям с нашими партнерами в Центральной Азии и явно вступает в противоречие с соглашениями в рамках ОДКБ”, — заявили в этих кругах.

Реакция Москвы вполне понятна. Осуществление такого сценария означало бы возникновение на центральноазиатском рынке вооружений, ориентированном на советскую и российскую технику, ощутимого американского сегмента. И это, по мнению российских экспертов, повлечет за собой потребность в обучении специалистов, поставке запчастей, модернизации, а в итоге может привести к привыканию партнеров РФ по ОДКБ к военной технике из–за океана. Неизбежно встанет вопрос и о развертывании ремонтных мощностей в цехах, где ранее обслуживались российские танки и бронетранспортеры.

Вполне понятно, что сегодня на такие сделки с американскими искусителями Таджикистан и Кыргызстан вряд ли решились бы. Особенно после недавних визитов в эти республики президента РФ Владимира Путина, заманчивых перспектив сотрудничества, которые открывают подписанные в Душанбе и Бишкеке документы. А также в свете появившегося на днях в прессе сообщения о намерении России потратить 200 миллионов долларов на нужды вооруженных сил РТ и 1,1 миллиарда долларов — на перевооружение армии КР.

Вместе с тем, признаться, Кыргызстан более других в регионе готов для упоминавшегося сотрудничества с Соединенными Штатами. Ведь решение о появлении в республике авиабазы “Манас” принималось еще задолго до известного соглашения, заключенного в рамках ОДКБ в конце прошлого года, а значит, и не подпадает под его ограничения. Да и лучше, чем нынешний ЦТП “Манас” с его отлаженной инфраструктурой, в которую вложено уже столько миллионов долларов, не найти. Нелишним для бюджета республики оказывается и ежегодный вклад от этого объекта (в 2010 году — 131,5 миллиона долларов, в 2011–м — 150,5 миллиона, в нынешнем — уже около 120 миллионов долларов).

Однако всегда приходится выбирать, и всегда нужно выполнять взятые обязательства. Хотя... жизнь полна неожиданностей. Выступая нынешним летом на слушаниях в конгрессе и говоря о стремлении своей страны продлить соглашение с Кыргызстаном об использовании ЦТП “Манас” для доставки грузов в Афганистан после 2014 года, помощник госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии Роберт Блэйк отметил: “Мы находимся лишь в начале этого процесса”. А что возникнет по мере развития данного процесса, какие предложения, от которых трудно отказаться, будут сделаны Кыргызстану, в данный момент и не спрогнозируешь.

В The Washington Times, к примеру, не исключают возникновения... “бакиевского” фактора. Это солидное издание уже заявило, что “разменной монетой” на переговорах о военной базе США в Кыргызстане” вполне может стать “сын экс–президента Курманбека Бакиева, недавно арестованный в Лондоне”. И кто сказал, что это просто домысел?..

Комментарии
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД