Не знаешь кыргызский — раскошеливайся

Парламентский корпус принял в первом чтении поправки в Закон "О государственном языке КР". Согласно им, предусмотрены штрафы для тех чиновников, которые не знают кыргызского языка.

Напомним ("ВБ" за 17 декабря, "Осторожно: языковой псевдопатриотизм"), инициатор новшеств - депутат от фракции "Республика" Урмат Аманбаева. Депутат не придумала ничего лучшего, как наказывать рублем, то бишь сомом, тех, кто не владеет языком Манаса. Что примечательно, в языковом вопросе многие депутаты из коалиции большинства "Ырыс алды - ынтымак" поддержали оппозиционерку. Видимо, в парламентском корпусе считают, что это позволит кыргызстанцам быстрее выучить госязык и вынудит госслужащих все делопроизводство перевести на кыргызский.

Отметим, что, согласно корректировкам от Урмат Аманбаевой, увеличивается круг чиновников, которые просто обязаны знать государственный язык. По действующему же законодательству им в полной мере в настоящее время должны владеть глава государства, премьер–министр, торага ЖК, председатели Верховного суда и Конституционной палаты. Теперь этот список пополнится за счет членов кабмина, статс–секретарей, мэров городов, а также акимов.

В соответствии с поправками предусмотрено проведение экзаменов на знание кыргызского языка для лиц, желающих поступить на госслужбу.

И вот самое главное: за несоблюдение или ненадлежащее исполнение Закона "О государственном языке" предлагается ввести карательные меры в виде штрафов. Для частных лиц предусмотрен штраф в размере от одной до двух тысяч сомов, руководителям - от пяти до десяти тысяч сомов, юридическим лицам - от двадцати до пятидесяти тысяч сомов.

При повторном нарушении закона сумма штрафов автоматически увеличивается. Частные лица будут платить от двух до пяти тысяч сомов, руководители - от десяти до пятидесяти тысяч сомов, юридические лица - от пятидесяти до ста тысяч сомов. Не раскошелится нарушитель - ему же будет хуже.

Есть еще одна крутая мера: по решению суда не владеющим должным образом кыргызским придется либо остановить занятие определенными видами деятельности, либо "нарушителей" вообще лишат лицензии на занятие определенными видами деятельности.

Сама же Аманбаева свои корректировки в отечественное законодательство обосновывает тем, что давно пора развивать кыргызский язык.

- Кыргызский язык требует поддержки. Из–за того что государство не обращало внимания на развитие языка, сегодня мы теряем его. И если бы не наш кыргызский, не было бы и государства. Чиновники и политики, прикрываясь официальным языком, не используют государственный. Тех, кто требует говорить на родном языке, называют националистами. В мире существует угроза исчезновения пятидесяти языков. Среди них и кыргызский. Кстати, в Кыргызстане примерно треть коренных кыргызов не говорят на госязыке. Мы должны принять законы, улучшающие положение госязыка, а также способствующие его развитию, - уверена Урмат Аманбаева.

Инициатор драконовских методов внедрения госязыка не задумывается над тем, что кыргызстанцы, особенно горожане, не готовы к навязыванию им изучения кыргызского. Никто не спорит, развивать язык нужно, но не такими же палочными способами. Однако в депутатском корпусе, похоже, об этом не задумываются. Им предложили один из методов жесткого внедрения госязыка, они и заморачиваться не стали, решив поддержать в первом чтении.

Однако среди депутатов есть те, кто категорически не согласен с мнением Урмат Аманбаевой. Атамекеновка Наталья Никитенко не побоялась высказать свое мнение. Лично она также выступает за развитие языка Манаса, но, по ее мнению, предусмотренный, согласно новшествам, экзамен на знание госязыка может стать методом расправы с неугодными.

- К этому вопросу нужно относиться очень осторожно. Не зря же он вызывает столько споров. Может, мы должны обратить внимание на потребности граждан? Не нужно противопоставлять кыргызский другим языкам. И не надо политизировать этот вопрос, - считает Наталья Никитенко. - В законопроекте говорится, что на местах делопроизводство должно вестись на госязыке. В Бишкеке, возможно, ситуация другая. Но в регионах делопроизводство давно ведется на кыргызском. Зато потребности граждан в регионах иные. Там, наоборот, требуются учителя русского языка и литературы. Потому что из регионов чаще выезжают на заработки.

Никитенко права, в регионах говорят по–кыргызски, ведут делопроизводство на нем же, при этом остро нуждаются в учителях русского языка и литературы. В столице люди говорят как на языке Манаса, так и Пушкина, при этом политики теперь насаждают кыргызский язык насильно. При этом никто не задумывается, что даже если делопроизводство будет вестись на госязыке, то людям, особенно тем, кто большей частью до этого говорил на официальном, будет трудно изъясняться на литературном кыргызском.

Уж лучше бы депутаты задумались о том, что у нас нет учебников и пособий по изучению языка Манаса, так же, как и нет средств на издание таковых.

Прежде чем требовать, надо создать условия

Таалайбек УМЕТОВ, доктор педагогических наук, директор Центра набора и довузовской подготовки КГТУ имени Исхака Раззакова:

- Репрессивными и дискриминационными методами не решишь проблему знания госязыка. Вместо этого надо создавать условия необходимости и достаточности. Необходимость очевидна, а что касается достаточности, то тут большие проблемы. Надо обеспечить большое количество взрослого населения методиками, учебниками, разговорниками.

Мы уже более 20 лет говорим о переходе на государственный язык. Неужели за эти годы не смогли подготовить современные методики обучения языку? Прежде чем требовать, надо создать условия.

Мне представляется, что методика обучения кыргызскому должна быть завязана на естественную потребность, как у младенца. Ребенок в первые годы жизни без труда осваивает огромное количество слов в процессе постоянного общения. Следующий уровень - детский сад, затем школа. Когда ребенок приходит в первый класс, владея языком, он правильно употребляет падежные окончания и склонения, потому что до школы была огромная разговорная практика. И учителя на базе знания конкретного языка дают грамматику, систематизируя имеющиеся знания.

В случае с кыргызским языком для некыргызскоязычных возникают большие проблемы. Потому что методика преподавания базируется на изучении его как родного. Что происходит с преподаванием кыргызского языка? В русских школах его учат с первого класса. Ребенок не владеет языком, а ему сразу дают грамматику. А сначала надо бы разговорить детей, дать им возможность набрать словарный запас. Необходимо с самого начала создать такие условия, чтобы ученик мог на элементарном уровне говорить и общаться. И только когда наберется определенный запас знаний, можно давать грамматические основы.

В век информационных технологий огромную помощь может оказать Интернет. К примеру, знаю случаи, когда люди посредством новых технологий изучают языки. Процесс приятен и легок, потому что имеются онлайн–программы, обучающие английскому, немецкому, китайскому и другим языкам. Там показывают написание иероглифов и арабской вязи, что, откуда и как начинается. Пояснения доступны, и предложений много. Есть возможность выбрать подходящую программу. А в обучении кыргызскому языку нет такого.

***

Самый большой наш недостаток в том, что не созданы условия, чтобы для русскоязычных знание госязыка стало потребностью, но не из–под палки и не из страха перед штрафом. Наоборот, такие действия дают мощный толчок для миграции русскоязычного населения, и не только его. Специалисты будут уезжать. Нужно отметить, что основная доля источников знаний была и остается на русском языке. Нет качественных переводов, и даже специалисты в госязыке допускают достаточно яркие ошибки.

Развитие государственного языка - архиважная проблема. Но неужели у нас в государстве нет более важных социальных и экономических проблем, которые нуждаются в срочном разрешении? Нет дорог в новостройках, цены на основные продукты питания растут, масса проблем в здравоохранении, образовании. Давайте эти проблемы решим, а потом граждане хоть на китайском заговорят, будут любой нужный язык учить. Ведь людям все равно, на каком языке говорить. Творящим добро главное то, что они делают для людей.

Я слежу за выступлениями депутатов ЖК по телевидению. Ни один из них без русских слов не обходится. Чисто на кыргызском никто не говорит. Хоть предлог или слово вставляют. Начинают свое выступление на кыргызском, а потом переходят на русскую речь. Пусть сначала с себя начнут, покажут пример подобающего знания языка.

К примеру, я вырос во Фрунзе, ходил в русскоязычный детсад, затем в русскую школу, университет. Потом, когда в начале 90–х годов встал вопрос о переходе на госязык, работал на факультете повышения квалификации организаторов народного образования. Меня вызвал заведующий кафедрой и сказал: следующую лекцию будешь читать на кыргызском. Я год мучался. Но благодарен тем людям, приезжавшим из всех районов, которые выдерживали мою слабую речь и в процессе преподавания помогали мне, поправляли и говорили, как правильно на кыргызском надо выражать мысль. Это народная мудрость и толерантность, когда они видели, что я хочу им что–то дать, но не все получается. И они ко мне относились с пониманием и терпением.

Это самое главное. Благодаря помощи и создавшейся необходимости я научился подавать материал как надо. А у нас зачастую не хватает этой народной мудрости и терпения.

Никогда на всем постсоветском пространстве не было в традиции нетерпимости к чужому народу, все мирно сосуществовали. Открытых националистических и шовинистических настроений не было. Сейчас надо поднимать вопрос о том, как создать условия не только в образовании, а повсеместно на всех уровнях для того, чтобы заинтересовать народ заниматься языком.

Не штрафовать надо, а поощрять и надбавку к зарплате начислять за грамотное знание языка?!

Тема языка - это зачастую социальная провокация. Мы можем обойтись только национальным языком, но будет ли с нами мир разговаривать на кыргызском?

Стоит ли пилить сук, на котором сидишь?

Эльмира НОГОЙБАЕВА, директор исследовательского центра "Полис Азия":

- Поправки в законы, касающиеся госязыка, демонстрируют тенденции законодательных инициатив, которые свойственны Жогорку Кенешу 5–го созыва. Первая: количественный подход как преимущество над качественным в написании и продвижении большинства норм. Вторая: слабая ориентация и неадекватность в реальной действительности. Фоном и того и другого может быть только постоянная жажда самопрезентаций некоторой части законотворцев. Все это больше похоже на дешевые PR–акции, основанные на спекуляциях по актуальным проблемам в стране.

Парламент - наиболее значимый институт в нашем обществе, он формирует базовые правила игры - нормы для общества. К тому же, по идее, он должен нести ответственность за их качество, адекватность и функциональность. Однако сегодня мы можем наблюдать, что часть законопроектов и их продвижение есть тот самый сук, который может не выдержать всю инициативную суету, подвести хозяев и сорвать весь созыв, то есть привести к кризису функциональности парламента и его досрочному роспуску.

Как можно рассматривать закон о государственном языке в государстве, которое так и не определилось, кто в нем гражданин? Простой вопрос: кто в Кыргызстане есть гражданин? Какова его идентичность? Кто я? С этого начинается вся осознанная деятельность, стратегия поведения, планирование будущего и прочее.

В нашей стране мы много говорим о стратегиях, реформах, но до сих пор не определились с главным вопросом: кто же мы все–таки - граждане Кыргызской Республики? Принцип, который нас объединяет, - это этнос, территория, ценности и так далее? Кыргызы мы или кыргызстанцы?

Насколько мне известно, на сегодняшний день представлены три разные концепции этнической политики, но ни одна из них не принята на государственном уровне. При президенте Розе Отунбаевой, отлично понимавшей необходимость формирования общегосударственной идентичности, велась скрупулезная работа в этой области. Несмотря на этноконфликт, на радикальные националистические спекуляции, президент прекрасно понимала, что культурно–гуманитарная сфера первична. И людям, чтобы они жили и созидали, необходимо определиться, идентифицироваться. Только после этого можно формировать видение будущего и дорогу туда. Это и есть стратегия движения и развития.

Сегодня такая идентичность нам не задана, потому что эту заданность всегда формируют элиты государства. Потому столько спекуляций, в том числе и на таком высоком уровне, как парламент страны.

Да, есть национальный язык, нация, но определения гражданина нет. Как тогда ограничивать того или иного человека в этой стране по признаку языка? Это, во–первых, нелогично, потому и нефункционально, во–вторых, противоречит Конституции. Ее, как видно, не все депутаты читали или сознательно игнорируют.

Не менее важен третий аспект - адекватность мировым тенденциям. Мир все больше глобализируется, все больше возможностей для нас интегрироваться в самые перспективные отрасли. Образование, бизнес открывают возможности для тех, кто владеет на первичном уровне двумя составляющими - языком и IT–технологиями. 80 процентов информации в мире на английском языке, около 4 - на русском. Это уже не просто языки, а способы коммуникации.

Конкурентные стратегии для большинства успешных стран содержат принцип внедрения в эти мировые тренды. Понимаю, что стратегическим мышлением мало кто в нашем парламенте озабочен. Но если мы этого не сделаем, то обречены быть на периферии развития, всегда оставаться маргиналами.

И вместо того чтобы поощрять, продвигать и пропагандировать многоязычие с качественным кыргызским языком во главе, расширяя его возможности, появляются инициативы, ограничивающие эти возможности и ведущие в обратном направлении.

Под этим псевдонацпатриотизмом в реальности в будущем кроются серьезные риски. И один из них - банальная языковая изоляция, соответственно, отставание и постоянный низкий уровень развития страны, слабые перспективы для будущих поколений и неконкурентоспособность государства.

Вывод: весь процесс законотворчества в стране да и процесс формирования политики демонстрируют отсутствие настоящего действующего стратегического видения. Не надо путать с написанием стратегии, до нее еще далеко.

Необходимо определиться с идентичностью граждан КР. Затем - с общим видением того, куда мы все идем. И если это на самом деле развитие, то, только сформировав цель, мы можем говорить о пути реализации той самой стратегии или "дорожной карте".

Пока же этого последовательного развития не будет, мы обречены на бессмысленные шатания и подмены реальной актуальной повестки дня на псевдоважные инициативы. Этот законопроект - тому пример.

Комментарии
скептик
24.12.2012, 11:40

В регионах более 80 процентов населения уже не говорят по-русски. Попросту не знают его. О каком забвении кыргызского языка может идти речь. Скорее надо говорить об языковой изоляции.

0
Цитировать
Жалоба модератору
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД