В Академии госуправления при президенте провели реформы

503  2
Амалия Бенлиян

Коррупционерам АГУкнулось

Беспрецедентные реформы в образовании и кадровой политике провели в Академии госуправления при президенте. Здесь сократили набор абитуриентов, ликвидировали кафедры, существенно повысили зарплату сотрудникам и преподавателям, полностью переориентировали учебный план и наставили ловушек для коррупционеров. И хотя ректор этого вуза Чингиз ШАМШИЕВ нажил много врагов–ретроградов, останавливаться на достигнутом не намерен. До конца учебного года он планирует осуществить еще ряд преобразований, чтобы АГУ стала флагманом в подготовке госслужащих.

Без любимчиков

- Наша миссия - готовить управленцев среднего и высшего звеньев, это штучный продукт. Поэтому начиная с нынешнего года мы сокращаем набор абитуриентов на 30 процентов и ежегодно станем сокращать количество мест. И будем урезать план приема до тех пор, пока не дойдем до 150 магистрантов в год, как в крупных зарубежных вузах. Этого количества вполне достаточно для нашей республики. По большому счету академия госуправления должна заниматься обучением слушателей, имеющих высшее образование, людей уже состоявшихся, зрелых. Но мы сохранили бакалавриат, чтобы, с одной стороны, контролировать качество бакалавров, поскольку подготовка выпускников в других вузах хромает. С другой стороны, мы пошли на это, чтобы не растерять костяк преподавателей, без бакалавриата у них не было бы достаточной нагрузки. Все эти годы академия искусственно раздувалась, превращалась в заурядный вуз, а за один день оптимизацию учебного процесса не проведешь.

- Правда ли, что вы исключили все коммерческие направления, на которые раньше был большой спрос среди абитуриентов?

- Да, мы полностью исключили направления, не имеющие отношения к государственному управлению: бизнес–администрирование, маркетинг, менеджмент, финансы и кредит, прочие коммерчески привлекательные специальности. Если раньше направления, по которым готовили управленцев, составляли лишь 6 процентов, остальные были коммерческими, то теперь мы сфокусировались только на госуправлении. И, несмотря на то что мы отказались от коммерческих направлений, в нынешнем году у нас был большой конкурс - 5 человек на место, план набора выполнили в два тура, хотя в других вузах вынуждены были проводить 4 тура, чтобы заполнить все вакансии. Кроме того, показатель ОРТ у поступивших увеличился в среднем на 8 баллов. Это очень хороший результат. Хотя скептики уверяли меня, что никто не пойдет в наш вуз, если не будет "модных" направлений. Но вышло наоборот, и это результат реформ.

- Говорят, у коррупционеров от образования мурашки по коже от ваших реформ. Как отражаете натиск противников, которых лишили кормушки?

- Мы построили образовательный процесс таким образом, чтобы исключить коррупционные действия: протежирование, симпатии или антипатии. Например, на сессиях применяем анонимные экзаменационные листы, чтобы процесс оценки был максимально безличностным. Не всем это нравится, но по–другому повышать качество обучения невозможно. Надеюсь, в ходе реформы будет положительный результат, который можно взять на вооружение при реформировании других отраслей.

Единицы сократили

- Вы также существенно сократили административно–технический персонал. Наверное, это был болезненный процесс?

- В целом в результате реорганизации деятельности академии на 37 процентов сократился административно–технический персонал. Но я был вынужден пойти на это. Судите сами: до сих пор административный персонал академии составляла 201 штатная единица, целое министерство! Причем только процентов 15 от этого количества клерков действительно работали, остальные просто просиживали. Было рекордное количество декретников, обнаружились мертвые души, раздувание преподавательских часов. Теперь у нас 137 единиц административно–технического персонала, и даже этого много. Конечно, очень болезненно проходил процесс. Он стоил мне нервов и здоровья, однако это необходимо было сделать для будущего и академии, и страны. Но тому, кто попадает под сокращение, это трудно объяснить, недовольство этих людей оправданно, иного пути нет.

Мы отказались также и от кафедр, вместо них создали департаменты, которые полностью несут ответственность за качество выпускаемого продукта. По каждому направлению разработан определенный стандарт, так называемый паспорт специалиста, где указано, какими знаниями и компетенциями должны обладать выпускники, чтобы соответствовать требованиям работодателей. Институт подготовки государственных и муниципальных служащих совместно с Институтом исследований госполитики проводит эту работу, сформирована специальная рабочая группа. Потом мы будем подключать внешних оценщиков. Руководство учебного заведения может таким образом контролировать качество обучения. А для правительства это механизм оценки эффективности деятельности вуза: в какой степени он отвечает рыночной потребности.

- Вы думаете, паспорта специалиста помогут решить проблему безработицы выпускников?

- Сейчас вузы ориентированы на потребность не рынка труда, а на вкусы родителей, которые при выборе профессии для своих детей руководствуются только социальным престижем. Все стремятся получить беловоротничковую профессию. Но рынок таких возможностей не имеет, мы обрекаем новоиспеченных кадров на безработицу. У нас высокая структурная безработица, потому что в вузах подготовка осуществляется в отрыве от реального рынка. Поэтому в магистратуре мы делаем акцент на компетенции, более углубленное изучение специальных дисциплин, работу с реальными досье, которые рассматривают государственные и муниципальные служащие. Программы магистратуры и курсов повышения квалификации разрабатываются совместно с Институтом исследования госполитики.

Стимул для клерка

- Кстати, повышение квалификации у нас чаще всего проходит ради галочки, никаких знаний делегаты на этих курсах не получают. Зачастую это позволяет отлынивать от работы под благовидным предлогом.

- Согласен. Поэтому мы отрабатываем процедуру отбора и условия приема слушателей на курсы повышения квалификации. Действительно, в наших госорганах на повышение квалификации отправляют неэффективных, немотивированных сотрудников, от которых на службе толку нет, их отсутствия никто не заметит. Еще одна проблема - очень слабый контроль над содержанием учебных курсов. 93 процента слушателей по итогам тренингов получают сертификат. То есть документ о повышении квалификации выдается только на основе физического присутствия. А усвоил человек материал или просто ворон ловил на занятиях - не учитывается. Наша задача - выработать стандарт знаний и систему оценки и контроля. Отныне сертификаты будут разного уровня в зависимости от успеваемости слушателей и соответствия их компетенции стандарту. Тогда сразу станет понятно, в каких госорганах какой уровень компетентности.

Сейчас мы разрабатываем концепцию госзаказа. Работа строится таким образом: академия совместно с кадровой службой готовит план работы на год, затем его рассматривает правительство, вносит коррективы, утверждает, и уже под конкретный план выделяется финансирование. В сентябре каждого года мы будем проводить углубленное исследование потребностей государственных и муниципальных служащих. Акцент будет сделан на месячные, трехмесячные и семестровые курсы.

- Но чтобы отношение к курсам переподготовки и повышения квалификации не было формальным, надо как–то стимулировать клерков. Что им даст ваш сертификат?

- Для этого надо вносить изменения в нормативно–правовые акты и законодательство, чтобы академическая успеваемость была увязана с продвижением по службе и материальным поощрением. Академия госуправления, Государственная кадровая служба и правительство будут инициировать эту работу. В частности, мы проведем специальное исследование и внесем в правительство предложения по усовершенствованию закона о государственной службе. Так, до сих пор неясен статус госслужащих. Например, во Франции, чтобы получить статус госслужащего, все кандидаты проходят национальный конкурс. По его результатам вас назначают на ту или иную должность. И если по каким–то причинам вы теряете работу, статус у вас все равно сохраняется, это дает возможность трудоустройства в другом месте. У нас же, если вы теряете работу на госслужбе, автоматически лишаетесь и статуса.

Конечно, за 20 лет много случайных и некомпетентных людей занимали у нас ответственные должности. И присвоить им сейчас высокий статус опасно. Поэтому надо подумать над тем, как дать больше гарантий госслужащим, но при этом и повысить к ним требования. АГУ поможет в изучении этого вопроса.

- Каких навыков и компетенций не хватает нашим госслужащим?

- Прежде всего управленческих навыков: руководство коллективом, планирование работы, распределение обязанностей, мониторинг выполнения поручений, контроль качества работы коллектива, разрешение конфликтных ситуаций, создание команды. Важно иметь навыки проведения переговоров, в том числе межведомственных, совещаний. Большой акцент делаем на работу с информационно–коммуникационными технологиями. В наших ведомствах есть люди, которые даже электронную почту не имеют, а ведь повсеместно сейчас внедряется электронный документооборот.

Хороший специалист, помимо того что всесторонне эрудирован, знает законодательство, механизм работы госмашины, также должен уметь в кратчайшие сроки переработать большой объем документов, сделать анализ, выделить наиболее важные идеи и рекомендации. Все руководители мечтают о таком помощнике. У наших министров на столах лежат кипы бумаг, потому что соответствующие отделы не сортируют документы, не проводят их анализ. Компьютеру не доверишь такую работу, ее должны делать люди. Потребность в таких специалистах растет. Поэтому в рамках спецкурса мы учим наших слушателей работать с текстами, законами, проводить сравнительный анализ, составлять краткие аналитические записки с рекомендациями.

На языке вертится

Нужны полиглоты, а не оглоеды

- Некоторые депутаты настаивают на том, чтобы тестировать госслужащих на знание кыргызского языка и штрафовать тех, кто на нем не говорит.. Как вы относитесь к этой инициативе?

- У нас приняты официальный и государственный языки, необходимо, чтобы госслужащие хорошо знали и тот, и другой. Большой акцент мы делаем на курсы, где изучается делопроизводство на русском и кыргызском языках. Вообще я считаю, что знание языков очень важно для госслужащих. В рамках АГУ мы создали специальный центр изучения языков, это отдельное структурное подразделение вуза. Многое зависит от преподавателей, материально–технической базы, наличия пособий, контактов с носителями языков. Желательно знать хотя бы один иностранный язык, чтобы с партнерами из–за рубежа вести переговоры без переводчика, работать с документами, литературой. Это открывает огромный спектр возможностей.

Комментарии
преподаватель
24.12.2012, 12:31

Даааа тяжелое "наследство" оставил ему бывший ректор Акматалиев.

0
Цитировать
Жалоба модератору
24.12.2012, 12:32

А ведь молодой ректор справляется с результатами "успешного" управления Акматалиева

0
Цитировать
Жалоба модератору
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД