Большинство южан завершили восстановление жилья после событий 2010 года

534  1
Максим Цой

Жить хорошо, когда есть где

Нынешняя зима явно не застала врасплох пострадавших в июньских событиях 2010 года ошан и джалалабадцев. Этим летом благодаря поддержке Азиатского банка развития и других международных организаций большинство успели завершить восстановление разрушенного жилья. Однако еще не все проблемы решены: у многих жильцов до сих пор нет на руках правоустанавливающих документов.

Нет времени унывать

Прямо у подножия священной горы Сулайман–Тоо располагается узбекская махалля. Во время июньских событий там были полностью сожжены 58 из 214 имевшихся домохозяйств. До трагедии, по местным меркам, эта община считалась довольно зажиточной. Одни ее представители работали на рынках, другие занимались крестьянским трудом: разводили домашний скот, выращивали картофель, кукурузу, подсолнечник, арбузы. Но привычный уклад жизни в одночасье рухнул.

По словам местных жителей, сразу после трагедии главной проблемой стала нехватка времени. Не за горами была зима, а официальное разрешение на строительство нового жилья многие получили только в октябре. Люди с неохотой вспоминают то тяжелое время, предпочитая больше говорить о настоящем и будущем. Сразу видно, что они приложили максимум усилий к тому, чтобы вернуть свою жизнь в привычное русло. Трудно верится, что на месте новеньких домиков совсем недавно были руины. Издалека новые строения выдают блестящие металлические крыши. Особенно это заметно, если смотреть на город с вершины Сулайман–горы.

В числе тех, кто потерял все свое имущество, оказался и глава махалли Турдубай Борубаев. Он говорит, что огонь не пощадил ничего, даже росшие во дворе фруктовые деревья и виноградник. Отстраивать жилье пришлось практически с нуля.

- Я живу в этом дворе всю свою жизнь, а мне 67 лет. Со мной вместе проживают двое сыновей с женами и детьми. Всего 11 человек, - рассказывает аксакал. - После того как наш дом сгорел, первое время кочевали по родным и знакомым, пока при поддержке доноров не обзавелись своим уголком. Вначале нам помогли построить так называемое переходное жилье площадью 28 квадратных метров. А позже АКТЕД по проекту АБР помогло пристроить еще 70 квадратов. Все работы были полностью завершены в июне этого года. Своими силами мы также построили тандыр, кухню, туалет. С финансами помогли родственники. После того как вновь обзавелись жильем, и настроение улучшилось. Спасибо донорам, что не оставили в беде. Раньше я разводил бычков, пока такой возможности нет. Зато удалось построить курятник, посадить деревья. А здесь, видите, у нас виноградник, в этом году он уже плодоносил.

Его сосед, Юсупжан Хакимов, зовет нас осмотреть его жилище. Дом, находящийся через дорогу, и впрямь удался на славу. Довольно просторный, как–никак сто квадратных метров. Гордый хозяин рассказывает, что ему удалось придать жилищу почти первоначальный облик. Строительство велось по индивидуальному проекту. Только вот внутри практически пусто. Украсить интерьер и обзавестись бытовой техникой у отставного пилота с 35–летним стажем нет возможности. Работы нет, поэтому приходится трудновато.

- Тех денег, что получается раздобыть, едва хватает на пищу и одежду. Понемножку помогают родственники, так и живем. Рад бы и дальше работать в авиации, но наша компания обанкротилась, и мне пришлось выйти на пенсию, - сетует Юсупжан Хакимов. - Пенсии в 4500 сомов, конечно, не хватает. В семье девять человек, и никто из взрослых не работает. Раньше кормились за счет собственной грузовой машины, на которой с сыном перевозили товары. Но во время июньских событий ее фактически растащили по частям, а на восстановление денег нет.

Юсупжан Хакимов рассказал, что государство предоставляло потерпевшим право выбора: взять на безвозмездной основе 50 тысяч сомов либо 200 тысяч в виде беспроцентной долгосрочной ссуды. Он, как и большинство, выбрал первый вариант. Говорит, что для того чтобы взять кредит, требовалось оставить в залог документы на недвижимость, чего многие сделать побоялись. На тот момент мало кто вообще был уверен, что сможет встать на ноги и возвратить долг. Люди по–разному распорядились финансовой помощью государства. Одни попытались начать какое–то дело, а другие просто проели полученные деньги. Но винить последних нет особых причин, поскольку у них не было иных средств к существованию.

Новое жилье Улукан Таджибаевой заметно скромнее, чем у соседей, но и семья у нее поменьше. По ее рассказу, живет она с дочерью и тремя внуками.

- Раньше работала на базаре, сейчас живу только на пенсию и пособия. Одна из дочерей - инвалид второй группы. Без помощи доноров мы вряд ли бы смогли что–либо сделать. Предоставленные государством 50 тысяч сомов в виде безвозмездной помощи использовали для найма строителей. Пришлось также добавить свои скудные сбережения и даже залезть в долги. До сих пор на мне висят 20 тысяч сомов. С каждой пенсии понемногу возвращаю долги, - рассказывает пожилая женщина.

Принцип самостроя

- Вначале по линии УВКБ ООН в этом дворе были построены две комнаты общей площадью 28 квадратных метров, чтобы у людей было временное убежище. Позже мы провели анализ и помогли достроить еще 22 квадратных метра, - включается в наш разговор Питер Шмидт, руководитель группы консультантов по управлению проектом АБР "Чрезвычайная помощь для восстановления и реконструкции" (ЧПВР).

Рассказывает он все в таких подробностях, что создается впечатление, что ему известна история каждого восстановленного дома. Но он явно скромничает, говоря, что его коллега Анвар Атабаев гораздо более осведомлен. Специалист из Голландии считает, что реализуемый в Кыргызстане проект уникален. А ему есть с чем сравнивать. За свою насыщенную карьеру он успел поработать во многих странах. Участвовал в ликвидации последствий цунами 2004 года в Индонезии, смывшего с лица земли большое количество строений.

- В Индонезии АБР помогал восстановливать около 7 тысяч домов, а в Кыргызстане - 1600. Разница существенная. Но, основываясь на своем опыте, могу с уверенностью сказать, что здесь было больше вызовов, поэтому нам есть чем гордиться, - отмечает Питер Шмидт. - Во–первых, в Индонезии работать было проще. Правительство приняло решение построить для всех потерпевших одинаковые дома, независимо от понесенного ущерба. Здесь же нам пришлось разработать 8 типовых проектов. Во многих случаях они не вписывались в план земельных участков. Многие пострадавшие желали использовать существующие фундаменты, и мы по возможности шли им навстечу. Во–вторых, не стоит забывать, что работа велась в чрезвычайном режиме. Свои коррективы в прошлом году внесла рано нагрянувшая зима, поэтому мы не успели сделать всего того, что планировали заранее. Холода наступили уже в середине октября, и основные работы пришлось отложить почти до марта.

Его коллега Анвар Атабаев добавляет, что сложности в их работе прибавило и то, что одновременно приходилось восстанавливать более полутора тысяч домов в Оше и Джалал–Абаде. Из–за этого в один миг сильно вырос спрос на стройматериалы, и предложение не поспевало за ним. Не хватало и необходимого количества квалифицированных рабочих. Были трудности и с доставкой материалов на стройплощадки в густонаселенных районах.

Как отмечает специалист АБР, проект помог не только пострадавшим, но и оказал поддержку экономике, потому что все стройматериалы приобретались на местном рынке. Необычным было и то, что потерпевшие делали ремонт самостоятельно, руководствуясь утвержденной проектно–сметной документацией. Доноры взяли на себя только вопрос приобретения стройматериалов. За тем, как продвигается дело, постоянный мониторинг велся сразу несколькими сторонами: АБР, госдирекцией и двумя уполномоченными исполнительными партнерами - Агентством по техническому развитию и сотрудничеству (АКТЕД) и Датским советом по беженцам. Обе неправительственные организации имеют богатый опыт работы по оказанию населению гумпомощи в кризисных ситуациях. Именно они осуществляли закупку и передачу стройматериалов, а также следили за ходом работ.

- Конечно, стопроцентно угодить всем невозможно. Но мы старались найти к каждому получателю помощи индивидуальный подход. Если было возможно, дополнительно подключали партнерские организации. Например, в случае с одинокими пожилыми пенсионерами иногда приходилось самим нанимать строительные бригады, - рассказывает Анвар Атабаев. - Лишь в единичных случаях дома оказались недостроенными, да и то из–за отсутствия самих владельцов. Есть, например, такие граждане, кто начинал строительство, а потом уехал за рубеж, оставив работу незавершенной. В подобных случаях мы старались находить родственников, чтобы довести дело до конца. Если этого не удавалось, материальную помощь в виде стройматериалов мы все равно передавали. На тот случай, если они вдруг все же решат достроить свое жилье.

Оформись и будь спокоен

О многочисленных непредвиденных трудностях говорят и в Госдирекции по восстановлению и развитию городов Оша и Джалал–Абада, но полагают, что с поставленной задачей справились.

- В 2010 году пострадавшим было дано обещание, что до наступления зимы они будут заселены в восстановленные дома, и оно было выполнено, - говорит заместитель гендиректора госдирекции Молдобазар Эркебаев. - Процесс восстановления жилых домов решено было разделить на два этапа. Первый охватывал 2010 год и подразумевал строительство переходных 2–3–комнатных домов площадью 28–42 квадратных метра, чтобы обеспечить людей условиями для зимовки. Во время второй фазы, осуществляющейся с 2011 по 2012 год, нужно было продолжить восстановление пострадавших домов до первоначальной площади, но с учетом уже построенных переходных домов.

По словам чиновника, в рамках первой фазы проекта были построены 2–3–комнатные строения для 1780 домохозяйств. Финансовую поддержку оказало УВКБ ООН совместно с другими международными организациями. По второй фазе проекта, стартовавшей с конца апреля 2011 года, за счет средств АБР восстановлено 1627 домов. Все работы уже завершены, и в настоящий момент идет оформление правоустанавливающих документов и регистрация прав собственности. Активную помощь в этом деле опять же оказывают УВКБ ООН и АБР.

- Недостаточно просто обеспечить людей жильем, необходимо также помочь им в регистрации прав собственности на имущество. Важно, чтобы у каждого был юридический документ, который поможет защитить права. Это своего рода гарантия и страховка. К примеру, если в будущем город захочет снести какие–то строения для расширения дорог или строительства объектов, жильцы смогут потребовать компенсацию, - говорит Питер Шмидт.

Он отмечает, что за первоначально отведенное время все вопросы с оформлением решить не удалось. Выяснилось, что у одних владельцев не оказалось техпаспортов, другие не оформили вовремя право наследства. Инициативу пришлось продлить еще на два месяца. За дополнительное время удалось зарегистрировать еще около 600 домов. В общей же сложности их 1010.

Оставшиеся дома не оформлены по различным причинам. По некоторым объектам идут судебные споры. Есть случаи, когда хозяева уехали за рубеж и вовремя не написали заявление. Примерно сотне построенных объектов Госинспекция по экологической и технической безопасности еще не выдала акта приемки. Загвоздка в том, что в ходе строительства некоторые хозяева по своему усмотрению делали пристройки. Вот и получилось, что на бумаге один проект, а в реальности - другой. Но все эти вопросы со временем будут урегулированы, полагают консультанты из АБР.

Сотрудничество с этим международным финансовым институтом продолжится в рамках следующей фазы проекта ЧПВР по модернизации водоснабжения и санитарии в Оше, Джалал–Абаде и Базар–Коргонском районе. АБР выделяет на него кредит в размере 30 миллионов долларов. Какие конкретно объекты будут строиться и ремонтироваться, специалисты обещают рассказать сразу после завершения проектирования.

Комментарии
спасибо кто помог восстановить жилье
24.12.2012, 21:35

спасибо добрым организациям.

0
Цитировать
Жалоба модератору
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД