Эрнст Акрамов: Хирургия — не мясокомбинат

1273  4

Мы приехали к профессору Эрнсту Акрамову по поводу проведения им сложнейшей операции по удалению большой опухоли надпочечника. Но разговор о частном случае перешел к общему состоянию дел в медицине, в том числе в хирургии. Рассуждения мэтра, как всегда, актуальны и поучительны как для госмужей, так и для врачей.

Об опухоли...

- Мы обнаружили у пациентки объемное образование правого надпочечника. Не исключали, что это может быть и эхинококковая киста. Не в обиду нашим коллегам–онкологам, которые считают, что только они должны оперировать больных с разного рода опухолями, будет сказано, но между онкологом и общим хирургом никакой разницы нет. Образование опухоли есть проявление общей патологии. Мы считаем, это прежде всего нарушение иммунной системы организма, - говорит профессор. - Как я уже сказал, мы больше склонялись к тому, что у пациентки эхинококковая киста, и только на операционном столе увидели, что это опухоль, исходящая из надпочечника. Причем очень большого размера - раза в полтора превышает кулак взрослого человека. Подойти к ней было технически сложно, поскольку к надпочечнику прилегает нижняя полая вена. Это очень крупный сосуд, несущий кровь из брюшной полости и нижних конечностей. В случае ее повреждения открывается смертельное кровотечение и больные погибают на операционном столе.

А в данном случае опухоль вообще проросла в эту вену.

- Не скрою, для хирурга это стрессовая ситуация. Порой проклинаешь тот день и час, когда пошел в хирургию. Комок подкатывает к горлу, ноги становятся ватными... - продолжает Эрнст Хашимович. - Нам пришлось мобилизовать нижнюю полую вену, иссечь опухоль со стенкой нижней полой вены, сделать ее пластику. Опухоль была удачно удалена.

- В нашей Чуйской областной больнице, в частности в научном центре реконструктивно–восстановительной хирургии при Минздраве, мы успешно делаем такие же операции, что и за рубежом. Например, удаление части поджелудочной железы при раке - панкреатодуоденальную резекцию. Эта операция считается уникальной. Кроме таких сложных, у нас успешно проводятся и другие нестандартные операции - удаление доли печени при опухолях, альвеококкозе, - продолжает мэтр хирургии с гордостью.

- Мы сделали несколько операций, когда опухоль из желудка проросла в пищевод. Приходилось удалять часть пищевода, соединять его с тонкой кишкой и создавать искусственный желудок. Все это говорит о том, что прогресс в медицине есть. Хотя нас, медиков, чаще ругают. Осложнения бывают не только в наших больницах, но и у западных коллег. И утверждать, что во всех случаях виноват только хирург, наверное, все–таки неправильно. Результаты некоторых операций у нас в стране намного лучше, чем в западных клиниках. И я не преувеличиваю. Например, есть такое заболевание - панкреонекроз поджелудочной железы. Судя по данным мировой медицинской литературы, смертность от такого недуга составляет 20–30 процентов даже в развитых странах. А у нас, в частности в Чуйской областной больнице, за последние десять лет ни один больной не умер. Мы провели уже несколько десятков таких хирургических вмешательств по методике, которую сами разработали. У нас есть даже патент на это изобретение.

...и ее метастазах

- Эрнст Хашимович, я не могу с вами полностью согласиться. В операционных полно и ошибок, и равнодушия. Что, на ваш взгляд, необходимо сейчас хирургической службе?

- Мы постоянно акцентируем внимание, что необходимо то или иное оборудование. Когда оно есть, это, конечно, очень хорошо, никто не спорит. Но если его нет по тем или иным причинам, то не надо из этого делать трагедию. Самое главное - у врача должно быть клиническое мышление и профессиональный рост. А оборудование - вспомогательный момент. В хирургии важно техническое мастерство и исполнение. Как раньше, например, делали сложные операции, когда не было УЗИ, томографии? Врачи благодаря логическому мышлению и клиническому опыту приходили к точному диагнозу и оперировали.

В основе любой операции - профессионализм, который формируется на протяжении не одного десятка лет, и даже не двух. Умный хирург никогда не скажет, что он все умеет, формирование профессионализма - процесс бесконечный. Есть такое мнение: хороший хирург не тот, кто хорошо оперирует, а тот, кто правильно определяет показания к оперативному вмешательству. Убедился на своей многолетней практике: чем больше выражен патологический процесс, тем легче протекает послеоперационный период. Оперировать всех подряд ни в коем случае нельзя, нужны строгие показания. Но сейчас рыночная экономика. К сожалению, и в хирургии идет процесс зарабатывания денег. Такой подход появился из–за рубежа, где на первое место ставится количество оперативных вмешательств. За это тамошние хирурги получают деньги. А советских хирургов никогда не учили ставить на первое место деньги. Всегда преобладали интересы больного. А когда деньги довлеют, это трагедия для народа. Я понимаю: врач мало зарабатывает, обстоятельства толкают его на операцию, без которой можно обойтись. Отсюда ненужные осложнения.

Я стоял и буду стоять на том, что постоянно надо повышать свой профессионализм. У нас сейчас только ленивый не ругает медицинские вузы за якобы слабую подготовку специалистов. Но в них, как, впрочем, и в других институтах, дают только базовое образование. А потом начинается самостоятельная работа над собой каждого выпускника. И от того, сколько усилий и труда он вложит, зависит его успех. Профессионалами не рождаются, ими становятся. А если человеку лень заглянуть в книгу, если он возомнил себя профессионалом, если в выходной день ему некогда поинтересоваться состоянием пациента, которого он прооперировал накануне, то это бездарь, причем опасный. Не случайно великий русский терапевт Матвей Мудров говорил: "Уж лучше никакого врача, чем плохой".

Хирургия, простите, не мясокомбинат. В ней есть показания к операции, есть противопоказания. Есть очень много хирургических заболеваний, требующих только консервативного лечения. Хотя, конечно, есть недуги, которые невозможно устранить без оперативного вмешательства.

Но нередко сейчас бывает, что болезнь на копейку, а оперируют на десять рублей. А потому оперативное вмешательство зачастую превышает риск самого заболевания. Всегда должно быть наоборот, чтобы операция не превышала риска самого недуга.

- Допустим, в вашем центре, в Чуйской областной больнице, следуют этому принципу. А что надо сделать для того, чтобы он работал везде?

- Я думаю, Минздраву под силу навести в хирургии порядок. И начать надо с частных клиник, в которых разрешено оперировать. К нам обращаются люди, можно сказать, сбежавшие из них чуть ли не с операционного стола. И после их обследования выясняется, что они правильно сделали. Пройдя лечение, они становятся абсолютно здоровыми. А уложить их на стол хотели потому, что операция, повторяю, стоит денег. И необоснованные операции - это не что иное, как погоня за наживой.

Частных хирургических клиник в том виде, в каком они существуют у нас, не должно быть. Частные клиники должны заниматься только консультированием, диагностикой и консервативным лечением.

- Почему?

- Потому что мы видим, сколько людей в частных хирургических центрах страдает от разных осложнений. В госучреждениях круглосуточно работают реаниматологи, анестезиологи, хирурги, лаборанты. А в частных таких служб нет. Там прооперировали, и хорошо, если успешно, но ведь могут начаться осложнения. Я знаю такие случаи, когда больные погибли по вине врачей. Нынешние частные хирургические клиники - это, по моему глубокому убеждению, торговые лавки, и по определению не могут называться клиниками, где врачи ни умом, ни талантом не вышли.

Внимательный прием, кофе и кресла из белой кожи - не свидетельство профессионализма. Это лишь завлекающий маневр, на который люди клюют...

- ...Они клюют еще и потому, что стоимость операции в частном центре мало отличается от суммы взятки, которую люди платят докторам в государственных клиниках. Без этого их просто не станут лечить. Причем суммы оговариваются сразу.

- Конечно, это отвратительно. Но если больной без какого–либо принуждения и даже намека сам решил пожертвовать некую сумму врачу, то это другое дело. Никакого криминала я в этом не вижу. Вынуждать же ни в коем случае нельзя.

Вот у меня за спиной висит плакатик: "Врач в нашей стране страшно унижен и оскорблен". Разве не так? Труд врача сегодня обесценился. Человеку, который учился десять–пятнадцать лет искусству врачевания, платят нищенскую зарплату. Разве это не унижение и не оскорбление? Только достойная зарплата может победить коррупцию и удержать специалистов. И об этом надо говорить и говорить до тех пор, пока наконец государство не повернется к врачам лицом. А отсутствие денег, на что сейчас везде и все ссылаются, - это отговорка. Их никогда не хватает не только в нашей стране.

- Понятно, что сделать всех сразу здоровыми и счастливыми невозможно. Но если бы вы стали министром здравоохранения, то какие базовые основы начали закладывать, чтобы улучшить ситуацию в здравоохранении?

- Да, министр здравоохранения не может сделать всех здоровыми. Но он может и должен создать условия, при которых из больниц перестанут бежать специалисты хотя бы из–за нищенских зарплат, а люди смогут получать качественную и своевременную помощь. Но опять же при поддержке правительства. Это отдельная и очень болезненная тема.

Могу привести и такой пример. Система здравоохранения в Израиле считается одной из лучших в мире. Туда едут лечиться граждане из всех стран. Невероятные успехи израильской медицины очевидны. Но хочу напомнить, что в Израиле взяли на вооружение советскую систему здравоохранения, которая эффективно действовала в СССР до его развала. Главным в то время было предупреждение заболеваний. Неплохо было бы вспомнить это хорошо забытое старое. Не случайно с этого года в России вновь возвращаются к системе обязательной диспансеризации.

Сегодня совершенно необходимо уделять больше внимания и разработкам отечественных врачей. И в нашем центре, и у моих коллег есть совершенно уникальные методики лечения, с которыми отечественные врачи не знакомы. Это же ненормально, когда в одной больнице хирурги, гинекологи используют доказавшие свою эффективность технологии, и больные выживают, а в других, где о них в лучшем случае только слышали, при тех же недугах пациенты умирают. Как я уже сказал, за десять лет при панкреонекрозе у нас не умер ни один пациент. Таких результатов нет даже у наших западных коллег, не говоря уж об отечественных. Потому у некоторых наших докторов больше амбиций, чем здравого рассудка, хотя на кону жизни людей. И такое безобразие творится не только в хирургии. Поэтому, на мой взгляд, нужна господдержка талантливым ученым, врачам, возможно, даже госпрограмма, чтобы новые технологии стали общедоступными. И тогда уже к нам за опытом будут приезжать зарубежные коллеги. А нам есть что им показать.

- Эрнст Хашимович, а может, платная медицина в состоянии решить часть проблем в здравоохранении?

- А народ способен платить? Нет! Поэтому вводить платную медицину в нашей стране нельзя. Это будет сродни национальной трагедии. Операция неосложненного аппендицита обойдется больному как минимум тысяч в двадцать. А при нынешней безработице где человек возьмет такую сумму?

Идеи платной медицины, добровольного страхования могут предлагать только те, кто никогда не работал в практическом здравоохранении. К сожалению, во многих отраслях нашей страны во главе стоят люди, которые, как говорится, не поварились в котле их проблем, которые заняли кресло либо по партийному раскладу, либо благодаря родственным связям, но не по уровню знаний, профессионализма или по опыту работы. Потому эти руководители не способны отвечать на стоящие перед ними вызовы, они только плодят новые проблемы. И уходят либо тихо, либо с громкими скандалами из–за своей некомпетентности или жадности.

Комментарии
Андрей555
11.01.2013, 20:12

Внимательно читаем текст приказа на сайте Минздрава РФ о порядке проведения диспансеризации, а точнее пункт 8: "Диспансеризация проводится при наличии информированного добровольного согласия гражданина, данного по форме и в порядке, утвержденным Министерством здравоохранения Российской Федерации.

Гражданин вправе отказаться от проведения диспансеризации в целом либо от отдельных видов медицинских мероприятий, входящих в объем диспансеризации, в порядке и по форме, утвержденным Министерством здравоохранения Российской Федерации."

Диспансеризация ДОБРОВОЛЬНАЯ, а не принудительная. Не позволяйте дискредитировать полезную инициативу Минздрава и манипулировать собой.

0
Цитировать
Жалоба модератору
Надя Щербинка
13.01.2013, 00:21

Спасибо огромное за статью от талантливого практика.Мы,российские врачи последние 22 года испытываем груз ничтожного отношения со стороны государства и пациентов,к сожалению систему на сегодня перебороть,а тем более сломать невозможно,поссути бесплатная медицина свелась на самую простую ds-ку и лечение в стационарах пациентов за 78 лет с хроническими заболеваниями( работаю в терапевтическом отделении ) .Что касается даже простых ургентных операций-аппендэктомия,холецистэктомия желательно иметь сумму,которую сложно скопить с нашими зарплатами-пособиями.

0
Цитировать
Жалоба модератору
алихан
13.01.2013, 18:11

Слава нашему доктору дай бох ему здоровья

0
Цитировать
Жалоба модератору
15.01.2013, 09:30

побольше бы таких талантливых врачей

0
Цитировать
Жалоба модератору
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД