Есть ли способы вернуть престиж нашей некогда доблестной милиции?

1081  1
Виктория Куренева

Можно ли реанимировать милицию?

Выражение "Моя милиция меня бережет" уже давно используется в основном в сатирическом контексте. В настоящее же время мы все чаще задаемся вопросом - кто защитит нас от милиции? А ведь когда–то сотрудники правоохранительных органов были для граждан главными защитниками не только от преступников, но даже от грубого слова.

Причины, по которым гражданское население стало с недоверием относиться к силовым структурам, лежат на поверхности. Ко многим милиционерам нет доверия, потому что за последние годы они дискредитировали себя до самой маленькой звезды на погонах. Народ не просто не доверяет людям в форме, а зачастую опасается встречи с ними.

Взяточничество, коррупция, беспредел в системе МВД настолько очевидны, что даже думать о том, что это когда–нибудь кончится, не приходит в голову. А может, все же есть способы вернуть престиж нашей некогда доблестной милиции? Об этом мы говорили за круглым столом с Мелисом АРЫПБЕКОВЫМ, председателем комитета по защите прав, чести и достоинства незаконно уволенных сотрудников органов внутренних дел; Абдразаком ТУРДУБАЕВЫМ, начальником воспитательного отдела и соцзащиты Академии МВД, и Замиром РЫСПЕКОВЫМ, бывшим начальником отдела ГУУР МВД.

Правоохранители нуждаются в защите

- Как произошло, что авторитет милиции упал ниже плинтуса? Почему гражданский сектор и бизнес–сообщество больше не доверяют сотрудникам правоохранительных органов?

АРЫПБЕКОВ: - На протяжении многих лет политики, включая президентов, использовали милицию в качестве щита, ставили в крайне затруднительное положение, преследуя свои личные интересы. Например, для того чтобы остаться во власти. Во времена Аскара Акаева милицию применили для подавления народа в аксыйских событиях. И выставили козлом отпущения. А между тем люди в форме пострадали тогда и физически, и морально. Многие профессионалы были вышвырнуты с работы. На мой взгляд, именно с этого момента с сотрудниками милиции политики стали поступать как им заблагорассудится.

Из той и подобных ситуаций силовики сделали вывод: если они будут выполнять свои прямые обязанности по закону и по уставу, то их могут унизить и растоптать все, кому вздумается. Возможно, потому в начале 90–х, когда в стране был хаос и общество стало жить не по законам, а по понятиям, милиция и подстроилась под требования времени. А дальше пошло–поехало. В результате сегодня мы имеем тех защитников правопорядка, которых заслуживаем.

- Вы хотите сказать, что милиция находится в неприемлемом для общества состоянии потому, что сама жертва? Но не от гражданских же лиц она страдает. В правоохранительных органах внутренняя грызня, пусть попробуют разобраться с этим.

АРЫПБЕКОВ: - Граждане тут ни при чем. Я хочу сказать, что нельзя относиться к милиционерам как к пушечному мясу. Возьмем госпереворот 2010 года. В событиях у "Белого дома" погибли два курсанта Академии МВД, еще один милиционер навсегда остался калекой. Ими, как живым щитом, прикрывали стратегический объект. Люди выполняли приказ. Но перед ними и родственниками погибших никто даже не подумал извиниться.

Это не единственный случай незаслуженно пренебрежительного отношения к сотрудникам правоохранительных органов. Есть много других примеров, когда с сотрудниками органов внутренних дел обходятся несправедливо и даже подло. Чтобы защитить их от бесчинств, и был создан наш общественный комитет.

РЫСПЕКОВ: - Я могу подтвердить каждое слово Мелиса. Добавлю, что при смене руководства в МВД любой из сотрудников, несмотря на заслуги и чины, может быть уволен только потому, что новому начальству необходимо освободить места для своих кадров. Это я испытал, как говорится, на собственной шкуре. Меня уволили из уголовного розыска только потому, что министр Рысалиев решил, что я служил при бакиевском режиме.

При чем тут бакиевские, акаевские?! Мы военнослужащие, выполняем приказы главнокомандующих. Если отказываемся их выполнять, значит, мы дезертиры. Нельзя избавляться от профессионалов только потому, что в стране идут очередные пертурбации. Чтобы восстановиться на работе, мне пришлось два года доказывать в суде: меня уволили незаконно. Представьте, сколько времени я потерял. А мог бы принести пользу обществу.

Дебоширы остались при дипломах

- Вы говорите, что власти не должным образом относятся к сотрудникам правоохранительных органов. Не хочется вспоминать все те косяки, которые числятся за милицией. Однако не могу не сказать о тех кошмарах, которые ежегодно устраивают выпускники Академии МВД. От выходок молодых офицеров страдают граждане столицы. Как вы это объясните?

ТУРДУБАЕВ: - Никто не снимает ответственности ни с педагогов академии, ни с выпускников, которые нарушают общественный порядок. В этом направлении мы ведем активную работу. Ведь это люди, которые нацелены на защиту общества. Однако в данной ситуации одним нам не справиться. Необходимо содействие и родителей, и школьных преподавателей.

Несмотря на разного рода недоразумения, которые случаются в стенах академии, вуз по–прежнему популярен у выпускников средних школ. Большинство абитуриентов приходят поступать в наш вуз с желанием принести пользу обществу. Так что не все молодые люди лишены чувства патриотизма. И не все офицеры милиции - беспредельщики и взяточники.

Что касается авторитета милиции. Я полностью поддерживаю своих собеседников: милиции нужны новые законы и нормативные акты. Сегодня невозможно работать по законам 1994 года. Все вокруг поменялось. А в правоохранительных органах по–прежнему начальник прав всегда, а подчиненный - никогда. Его могут уволить без объяснений, понизить в должности без предупреждения. Милиции как воздух необходим профсоюз, чтобы мы могли защититься от незаконных действий. Ведь иногда могут уволить просто потому, что ты чем–то не понравился новому начальнику.

Например, недавно в академии прошла аттестация. Безусловно, ее надо было проводить, но в нашем вузе аттестация прошла с нарушениями. И это для всех было очевидно. Почему–то к аттестуемым равнозначных должностей предъявлялись разные требования. Для кого–то определяющими стали результаты зачета по стрельбе, для других - наличие ученой степени, для третьих - стаж. Одним словом, значение имела лишь субъективность членов комиссии, которые работали по принципу "свой - чужой". Не обошлось и без сведения личных счетов...

- И все–таки вернемся к вопросу, который, я уверена, интересует многих. Ежегодно курсанты в день выпуска устраивают в столице дебоши. Какие меры руководством академии принимаются, чтобы искоренить эту порочную традицию?

ТУРДУБАЕВ: - Я ни в коем случае не снимаю вины с наших курсантов. И считаю, что коль ты выбрал путь офицера, то в любом случае должен вести себя достойно. Но по каждой отдельно взятой ситуации, на мой взгляд, необходимо было разбираться более внимательно. Например, происшедшее в центре отдыха "Монте–Карло". В сводки попали только фамилии выпускников академии. Но ведь там были действующие офицеры, которые, собственно, и спровоцировали скандал и драку. Однако эти люди оказались как бы ни при чем.

Если честно, то прошлогодний случай сильно подорвал репутацию нашего вуза. И общественность абсолютно права, когда требует от наших курсантов безупречного поведения, ведь они будущие блюстители порядка. Однако заявление руководства академии о том, что все дебоширы будут лишены дипломов, не было выполнено.

- Между тем, чтобы пресечь в будущем подобные выходки, необходимо было наказать "отличившихся" выпускников. Если разбирать конкретный случай, то в лице участвовавших в дебоше курсантов страна получила недисциплинированных специалистов.

ТУРДУБАЕВ: - Действительно, проштрафившиеся выпускники академии остались с дипломами, а ответственность за них понесли педагоги, руководители подразделений. То есть вопрос был решен однобоко. К сожалению, непоследовательность в действиях порождает бурю негодования общественности. Факт вопиющий, и с этим не поспоришь. Чтобы пресечь подобное в будущем, надо было придерживаться первоначальной позиции до конца. Обязательно наказать виновников, в том числе и показательно.

Как избавлялись от профессионалов

- С проштрафившимися понятно. А с честными сотрудниками? Как возникла необходимость в создании комитета по защите прав, чести и достоинства незаконно уволенных сотрудников органов внутренних дел?

АРЫПБЕКОВ: - Предыдущее руководство МВД допустило правовой беспредел в кадровых вопросах. Многие профессионалы оказались за бортом. Люди, которые много лет с честью стояли на страже правопорядка, остались не у дел. Но смириться с таким положением они не захотели. На самом деле пришло время общественникам защищать права милиционеров. Сейчас незаконно уволенные через суды пытаются восстановиться на рабочих местах, и наш комитет им в этом активно помогает. Кстати, вот вам наглядный пример. Замир Рыспеков, будучи начальником отдела в ГУУР МВД, был незаконно уволен.

- Вы хотите сказать, что бывшие руководители злоупотребляли служебными полномочиями?

АРЫПБЕКОВ: - Именно так! И это не голословные обвинения, а результаты проверки министерства межведомственной комиссией, созданной распоряжением руководителя аппарата правительства в сентябре прошлого года. Если даже поверхностно изучить заключение комиссии, то становится понятно, что действия бывшего министра могут попасть под ряд статей Уголовного кодекса.

Если уж глава министерства работает с нарушениями, что говорить о подчиненных? Разве можно удивляться нынешней вакханалии в МВД, которая досталась в качестве плохого наследства Шамилю Атаханову? Министру будет непросто вернуть милиции былую славу. Наш комитет готов активно сотрудничать с руководством МВД в этом направлении. Ведь после того как мы проанализировали досье уволенных офицеров, всплыли очень интересные подробности.

Оказывается, незаконно уволенным профессионалам от 40 до 55 лет. Это сотрудники, дослужившиеся, как минимум, до звания полковника и, как максимум, приобретшие бесценный опыт работы. А чтобы взрастить, допустим, полковника, государству необходимо затратить несколько миллионов сомов. Но этих специалистов увольняли без объяснений, а в подразделениях министерства появлялись, в том числе и на руководящих постах, сотрудники с мутным прошлым.

- Бытует мнение, что в милицию идут люди, которые заранее знают, что будут жить за счет взяток.

ТУРДУБАЕВ: - Не буду отрицать, что и такие имеются. Однако нельзя всех стричь под одну гребенку. Те, кто приходит в академию, чтобы получить специальность, а затем использовать ее в корыстных целях, надолго у нас не задерживаются. Случайные люди отсеиваются во время экзаменов. И не надо забывать, что в милиции работают не только выпускники нашего вуза.

- Тогда откуда появляются милиционеры–взяточники?

ТУРДУБАЕВ: - Что касается нашего учебного заведения, то могу сказать однозначно: борьба со взяточничеством поставлена на высокий уровень. Относительно действующих милиционеров скажу: возможно, людей поставили в такие условия, что только путем взяток они могут заработать на жизнь. Для этого и необходимо менять правовое законодательство, пересматривать принципы социальной защиты милиционеров и поднимать престиж ведомства.

Ведь на сегодняшний день государство ничем не обеспечивает сотрудников правоохранительных органов. Никто не спрашивает, откуда у тебя компьютер, на котором нужно набрать материалы уголовного дела, кто заправил машину, на которой ты выезжал на задержание. Автомобили, кстати, оперативники для рабочих нужд используют личные, а не служебные. При этом средняя зарплата у милиционеров 10–12 тысяч сомов. Из этой суммы необходимо еще выкроить средства на пошив формы.

- Получается, что это система подталкивает сотрудников милиции брать взятки?

ТУРДУБАЕВ: - И она в том числе. Если не устроен быт и дома сердитая жена и голодные дети, о какой эффективной работе может идти речь? Все мысли только о том, где бы срубить денег. Вот вам и соблазн. Возможно, в рамках реформирования государственных учреждений властям страны имеет смысл в первую очередь обратить внимание на силовые структуры. Я считаю, что профессионально подготовленные люди в любом случае себя проявят. И пользы от них будет больше, когда у них наладится быт. А те, кто не готов честно работать, сами собой отсеются.

- Каким образом можно восстановить авторитет милиции?

ТУРДУБАЕВ: - Если наконец–то в правоохранительных органах будет вестись правильная и справедливая кадровая политика, если во главе будет стоять грамотное руководство, то и сотрудники подтянутся. Кроме того, внутриведомственная борьба со взяточничеством должна идти, а не имитироваться. А главное - за каждым словом должно стоять дело, а руководитель обязан быть хозяином своего слова.

Безусловно, все эти процессы должны идти поэтапно. Несколько лет пройдет, прежде чем сегодняшняя ситуация в правоохранительных органах оздоровится. При этом мы обязаны учитывать ошибки реформирования в других государствах. Нам нельзя слепо копировать чей–то путь.

РЫСПЕКОВ: - В первую очередь министерство должен возглавлять грамотный министр. Я и мои коллеги считаем, что Шамилю Атаханову под силу справиться со многими проблемами в МВД. Только не надо ему мешать. Пришло время работать и действовать. Гражданское общество должно, пусть постепенно, поверить в милицию и не бояться обращаться к нам по любым вопросам.

АРЫПБЕКОВ: - Знаете, рыба не только гниет с головы, но она и живет за счет головы. То есть от главы любой организации или министерства зависит успех или провал. Чтобы поправить обстановку, которая сегодня сложилась в системе МВД, нужен был такой руководитель, как Шамиль Атаханов. У него большой опыт работы в правоохранительной системе и политике. Этот опыт поможет ему реабилитировать МВД в глазах общественности. Я считаю, рано хоронить нашу милицию, у нее большое будущее. От имени комитета выражу надежду, что наше с министерством сотрудничество будет активным. Должен работать закон. Он свят. И в первую очередь для милиции.

Комментарии
Чипсет
01.02.2013, 14:06

Гнилые коррупционеры

0
Цитировать
Жалоба модератору
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД