Александр Зеличенко: Идея легализации наркотиков становится сверхпопулярной

848  1
Александр Тузов

Директор Центральноазиатского центра наркополитики в Бишкеке полковник в отставке Александр Зеличенко выступает решительно против предлагаемой множеством зарубежных экспертов идеи легализовать посевы опийного мака в Афганистане. Но почему полковник против, если это ноу–хау преподносится чуть ли не как "альтернатива наркоэкспансии, панацея, в том числе и для стран наркотранзита", к каковым, к сожалению, относится и Кыргызстан?

Личная неприязнь господина полковника

- Александр Леонидович, вы много лет прослужили в МВД Кыргызстана, причем не только в Бишкеке, но и в Таласской области, в Прииссыккулье. Признайтесь честно, насчет опийно–маковой легализации некую "личную неприязнь испытываете", как говорили герои культового фильма "Мимино"?

- Именно так! По ставшим мне известным по долгу службы данным, многие годы советская Киргизия не просто легально сеяла высокоморфийный опийный мак. Самое страшное: на долю нашей небольшой республики приходилось 16 процентов его мирового производства! Однако в 1974–м все опийные поля в Кыргызстане исчезли, как и во всем СССР, - выполняя взятые Советским Союзом перед ООН обязательства.

- Дела давно минувших дней?

- Если бы так. Уже в начале 1990–х, определяя материальную базу обретенного суверенитета, Кыргызстан обратился к возможности возродить легальные наркопосевы. К тому взывали "красные профессора" - академики старой школы и ретивое чиновничество. Не желая считаться с реалиями, они с пеной у рта доказывали, что только так можно поднять экономику. Опий преподносился как залог будущих бизнес–успехов. "У нас, кыргызстанцев, опийный иммунитет", - вещало нарколобби. "Мы выращивали мак десятилетиями, пользовали его от всех болезней, и наркоманов не было". А на всяких там моралистов плевать!

- И как удалось не допустить превращения Кыргызстана во вторую Колумбию с ее всесильными наркобаронами?

- Когда в 1991–м задумывался деловой проект "Галеновые препараты Кыргызстана", предварительно создали рабочую группу. И изучили проблему комплексно - от экономической целесообразности до современных способов снижения потерь. Работали столь глубоко, что отыскали даже следы элитных маковых семян, что перед распадом Союза были тайно вывезены из республики. И вывод комиссии был категоричен - "выгоднее сажать картофель".

- Экономическое обоснование?

- Покупки опия для медицинских нужд, во–первых, жестко квотируются, а уже тогда наблюдалось его перепроизводство. Кыргызстану оставалось бы лишь торговать по демпинговым ценам, что, во–вторых, неминуемо привело бы к конфликту со странами–производителями, обструкции со стороны мирового сообщества в лице ведущих стран мира и ООН, немало вкладывающих в республику.

- В советской Киргизии охрана колхозных маковых полей была показушной - вышки, как в зоне, но без круглосуточных охранников.

- Вот и в суверенном Кыргызстане, чтобы обеспечить надежный уровень охраны по всей технологической цепочке: поле - завод - аптека, необходимо было вложить столько, что сажать картофель становилось воистину дешевле. И выгоднее. Но даже применение высоких технологий не обеспечивает стопроцентной сохранности урожая. Если же выращивать и собирать его дедовскими методами, мы очень быстро превратились бы в зону особого внимания международной наркомафии. И баткенское нарковторжение–2000, когда республике пытались диктовать условия вооруженные наркотеррористы, показалось бы нам безобидной "Зарницей", чем–то вроде бойскаутских игр.

Что за агрессия, Создатель?

- Когда говорят об афганской "наркоагрессии", что конкретно имеется в виду для нас?

- Конкретно - угрозы национальной безопасности Кыргызстана и других стран Центральноазиатского субрегиона.

- Еще конкретнее это означает...

- ...означает прежде всего угрозы в международной сфере - транснациональную преступность и международный терроризм. Угроза в сфере государственного управления - это рост коррупции.

В экономической сфере - ослабление единого экономического пространства, ущерб экономической безопасности и рост теневой экономики. Социальная сфера - рост смертности населения и сопутствующих наркотизму заболеваний, в том числе смертельных ВИЧ/СПИДа, гепатита С. Рост социального расслоения общества и демографический спад. Отмечаются угрозы в информационной сфере - наркотики как субкультура.

- Но ведь и сам Афганистан в полной мере испытал на себе весь негатив собственной наркоагрессии и обусловленных ею угроз.

- Приведу только один пример. Считается, что внутренней интервенции героина сами афганцы сопротивлялись достаточно долго. В 70–80–х годах прошлого века внутривенников здесь зарегистрировано не было. Думаю, что беспрерывно воюющей стране просто было не до их выявления. Сегодня только официально значатся 7 тысяч потребителей внутривенных наркотиков, большинство - в Кабуле (опять же наверняка потому, что работа по их выявлению здесь поставлена лучше). Среди них уже обнаружены ВИЧ–инфицированные.

- Еще одна, теперь уже наркотическая ВИЧ–угроза Кыргызстану?

- В условиях наркоэпидемии это грозит скорым взрывом смертельной болезни, к чему действительно необходимо готовиться и странам–соседям: волна эпидемии, как когда–то наркоцунами, вполне способна добраться и до наших берегов.

Карзай–терапия

По словам Александра Зеличенко, необходимо признать, что "озабоченное проблемой наркопроизводства в Афганистане правительство Карзая ведет с ним борьбу". Ее основу составила так называемая антинаркотиковая стратегия Хамида Карзая.

В стране, кроме прочих силовых структур, специально создано Министерство по борьбе с наркотиками. Неужели и у нас в КР когда–нибудь придется такое министерство открывать?

Алые фобии Иссык–Куля

- Вам лично не надоело повторять, что наркопосевы - вне закона, бороться с ними необходимо всеми законными методами административно–правового и экономического характера?

- Надоело, но приходится. Потому что предложение об их легализации с завидной настойчивостью поднимается вновь и вновь, тиражируется Интернетом и печатью, в том числе и нашей республики. Сравнительно недавно, например, известный политический долгожитель со свойственной ему помпой предложил интересный способ получения инвестиций - пугать международные организации возможностью возродить "алые маки Иссык–Куля". Насмерть перепуганные такой перспективой, те, дескать, раскошелятся. Ну что тут скажешь?!

- Но ведь предлагают и разрешить Афганистану производить опий по ооновскому мандату для медицинских целей, как это сегодня делает, например, Индия.

- А я скажу, что тем самым фактически предлагается признать победу наркобаронов и террористов, под чьим давлением мировое сообщество повернуло вспять. Против такого подхода, кстати, выступает само афганское правительство. Оно справедливо считает, что ничего хорошего афганскому народу затея эта не принесет.

- А если исходить из суровых афганистанских реалий?

- Реалии таковы, что шарахаться от категоричных запретов к легализации, пусть даже под мандатом ООН, нельзя. Это окончательно развратит страну, бесповоротно подорвет ее имидж, лишит стимула развивать экономику, в том числе сельхозпроизводство.

- Вы не раз упоминали, что давно созданы и практикуются синтетические анальгетики.

- Да, они обладают сильнейшим болеутоляющим эффектом и не вызывают привыкания. В результате, например, Индия, производящая легальный опий в размерах, во много раз уступающих нелегальным афганским, испытывает проблемы со сбытом.

- Ваш прогноз: что произойдет в Афганистане, если, не дай Бог, посевы опийного мака будут легализованы?

- Прогноз в этом случае крайне неблагоприятный. Афганские аграрии, узнав о легализации, уж точно доведут урожаи до 20 тысяч тонн. Известны же случаи, что, получив компенсацию за каждый уничтоженный гектар, в расчете на добавочные деньги феллахи на следующий год удесятерили посевы! Как вы думаете, куда пойдут невостребованные тонны наркосырья?! Не легализуем ли мы тем самым наркоагрессию?!

- Есть ли гарантии, что вслед за легализацией опийного мака в Афганистане наркопроизводство не начнут и некоторые страны–соседи, также находящиеся в бедственном положении?

- Нет таких гарантий! Все эти аргументы, в том числе и на международной арене, мною, участником той самой первой экспертной группы начала девяностых, приводились неоднократно. И, к счастью, предложение о легализации афганских "алых маков" всякий раз подвергалось обструкции.

Но чьей–то злой волей ужасное предложение поднимается вновь и вновь. Увы, в преддверии вывода войск натовской коалиции из Афганистана и отсутствия конкретных предложений по решению проблемы наркопроизводства, опаснейшая идея легализации как панацеи вновь обещает стать сверхпопулярной.

Опий нынче дорог

На Афганистан приходится 63 процента общей площади в мире, используемой для культивирования опийного мака, и 74 процента общемирового производства опия.

Один грамм героина стоит здесь менее 4 долларов, тогда как в Западной и Центральной Европе потребители платят от 40 до 100 баксов за грамм. В США и Северной Европе эта сумма повышается уже до 170 - 200 долларов, а в Австралии цена грамма "геры" достигает рекордных 230 - 370 долларов.

Афганские фермеры при этом заработали в 2010 году около 440 миллионов долларов, тогда как самую большую прибыль получили организованные преступные группировки в основных странах потребления.

По мнению специалистов, 65 процентов зелья Made in Afghanistan поступает на черные рынки через Иран в Турцию и далее в Европу. Оставшиеся 35 процентов предназначены главным образом для России, идут к потребителям по "северному маршруту" - через Центральную Азию.

Шафрановый заменитель

Играя на разнице в ценах, которые в странах–потребителях порой превосходят афганские в 50–70 раз, мафия и получает свои сверхприбыли. Именно благодаря высочайшей рентабельности бороться с посевами мерами экономическими сложно. Для этого надо, чтобы легальный сектор превосходил опийный по доходности в разы! Сделать это в отсталой, с разрушенной инфраструктурой стране невозможно. И все–таки, кроме чисто силовых мер, "антинаркотикового джихада", здесь как–то решились на смелый эксперимент: существенно сократив импорт злаковых, стимулировали местных земледельцев выращивать зерновые культуры.

Инициировался и так называемый шафрановый проект - местным жителям предлагалось выращивать этот ценный цветок вместо мака. По доходности шафран редкостен - один килограмм стоит 750 долларов.

Угроза человечеству и тайные операции

Берущее начало в Афганистане наркопотребление уже давно всерьез угрожает генофонду целых народов, стало главным источником распространения ВИЧ/СПИДа. По оценкам Программы ООН по наркотикам и преступности (UNODC), опиаты в мире употребляют от 12 до 21 миллиона человек, три четверти из них - героин. В 2009 году примерно 12–14 миллионов героиновых наркоманов в мире потребили 375 тонн этого зелья. Ключевыми потребительскими рынками афганского героина остаются Европа и Азия, его оборот в мире достигает 65 миллиардов долларов.

Доходы наркомафии, кроме того, активно используются террористами всех мастей. Ими оплачиваются наемники, закупается оружие и боеприпасы, осуществляются подкупы и коррупция.

И потому, как справедливо полагают английские специалисты, не стоит жалеть денег на создание действенного механизма противодействия терроризму - разведки и обмена информацией. "Несмотря на то что соседи Афганистана представляют собой "политический коктейль", нам в какой–то мере все же удалось решить задачу приграничного взаимодействия", - заявляют спецы. И приводят примеры удачных контролируемых поставок, выявления фактов отмывания наркомиллионов, перекачивания их в горячие точки, совместных операций против международных наркокартелей.

В спецоперациях участвовали и силовики–кыргызстанцы, чьи имена пока еще огласке не подлежат.

Комментарии
20.02.2013, 11:16

Как только наркота перестанет быть запретным плодом, никому и в голову не придет платить за нее бешенные деньги! Если в любой аптеке будет доступна дурь за копейки, а наркозависимым - даром, то они перестанут грабить людей в поисках денег на оплату.

Наркомания, как явление, существует. И борются с ней не один десяток лет. Результата не видно! А если легализовать, то и наркодельцов не станет. Что тут непонятного? А разгадка в том, что все структуры, борющиеся с этим злом, исчезнут за ненадобностью, если наркотики легализуют. И куда пойдет такая армия бездельников? На чем будут зарабатывать? Не для кого не секрет, что подобные структуры насквозь коррумпированы, а стало быть, кормятся от тех, с кем борятся. Значит кому-то там, наверху, от кого зависит принятие окончательного решения, очень невыгодно, чтоб наркотики разрешили. Вот и вся проблема!

0
Цитировать
Жалоба модератору
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД