Пациент с сердечным приступом умер в коридоре ЦСМ №8

Прошло сорок дней, как родные и близкие проводили в последний путь 50-летнего Шакира Жамангулова.

Судя по свидетельству о смерти, он умер от острого инфаркта миокарда. Мужчина упал в коридоре центра семейной медицины № 8 и больше уже не поднялся. Именно это обстоятельство, что он скончался в лечебном учреждении, наталкивает на мысль: а все ли врачи сделали, чтобы спасти своего пациента?

"Мой муж умер из-за халатного, безответственного и безразличного отношения медперсонала", - считает Гулнара Мамытбекова, которая и принесла в редакцию письмо, полное отчаяния и с обвинениями врачей.

Судя по ее словам, предвестники беды – симптомы того, что с сердцем у мужа не все в порядке, появились накануне случившегося, вечером 19 марта. Мужчина пожаловался на боль в груди, что ему как-то нехорошо, тяжело дышать. Но утром 20 марта он почувствовал себя значительно лучше и отправился на работу. Шакир был водителем на бусе 214-го маршрута. Однако сердце вновь напомнило о себе уже острой болью. Высадив пассажиров возле Аламединского рынка, он позвонил сыновьям и жене, и по ее совету отправился в ЦСМ № 8. (К этому центру семейной медицины их семья была приписана по месту жительства.)

Было начало одиннадцатого. Время в данном случае очень важно, чтобы понять, все ли сделали врачи для спасения Шакира в оставшийся час его жизни.

"Я приехала в поликлинику минут через 20 после звонка мужа и увидела возле аптечного пункта старшего сына, который купил две ампулы кетонала, два шприца и нитроглицерин. Как он пояснил, врачи попросили побыстрее купить эти лекарства", - вспоминает до мельчайших подробностей Гулнара то трагическое утро.

"Раньше Жамангулов никогда к нам не обращался. В то утро его приняла доктор Жолдошалиева, поскольку его семейный врач Алибаева работала в тот день во вторую смену, - пояснил директор ЦСМ № 8 Памир Муратов. – Мужчина жаловался на боли в области груди и желудка, что дало повод подумать сначала о болезни желудка. Но электрокардиограмма показала: у мужчины предынфарктное состояние. Судя по объяснительным врачей, "скорую" вызвали в 11.20, но она опоздала, приехала в 12.40, когда мужчина уже умер. А через полчаса после приезда "скорой" приехали сотрудники милиции".

По словам Муратова, врачи ЦСМ сделали все, чтобы спасти пациента. Но восстановленная из беседы с женой, врачами картина случившегося говорит о том, что если бы медики действовали более грамотно и четко, то, возможно, мужчина остался бы жив.

"Когда мы со старшим сыном прибежали в кабинет с лекарствами, муж сидел на кушетке, а младший сын на глазах врачей пытался делать ему массаж сердца. Врачи дали Шакиру таблетку аспирина и нитроглицерина, который мы принесли. Минут через пять мужу стало легче. Потом его повели в процедурный кабинет, чтобы сделать обезболивающий укол кетонала. А ведь он просил сделать укол здесь, в кабинете врача, говорил, что ему плохо, словно предчувствовал, что не дойдет. Но ни его, ни меня не слушали: мол, тут нельзя! Сыновья взяли мужа под руки и повели в процедурную", - продолжает Гулнара.

Но до нее мужчина не дошел, упал возле дверей...

"Я кричала, просила помочь! Прибежала наша соседка Динара, которая была в то время в поликлинике, и мы вчетвером – дети и мы с Динарой донесли его до дневного стационара, положили на кровать. Муж посинел, изо рта пошла пена..."

По словам Гулнары, сын начал делать искусственное дыхание отцу. Заметьте, не врачи! Потом сделали мужчине несколько уколов, но было уже поздно.

"Когда Жамангулов упал в коридоре, к нам в кабинет вбежала моя коллега и закричала: мол, быстрее вызывай "скорую"! Я вызвала "скорую помощь", объяснила, откуда звонят и по какому поводу вызываем бригаду. Время было примерно 11.20. Я пришла на работу к 11 часам, этого пациента уже принимала доктор Жолдошалиева", - говорит врач Кайыргуль Алибаева.

Как рассказала доктор Алибаева, действительно, когда она пришла в палату дневного стационара, куда перенесли Жамангулова, сын делал ему массаж сердца, мужчина при этом был уже синюшным. Она побежала снова звонить в "скорую", сказала, что экстренно нужна бригада кардиореанимации. Но "скорая", по словам Алибаевой, приехала примерно через час.

"Наши врачи пытались оказать помощь умирающему, капали гепарин, но уже не успели - у больного начало падать давление", - добавил директор ЦСМ № 8 Муратов.

На станции скорой медицинской помощи сильно возмутились словами врачей из ЦСМ № 8.

"А что они там делали в течение часа, пока, как они утверждают, мы отсутствовали?! - сказал главврач Бишкекской станции скорой медицинской помощи Жаркынбек Касымбеков. – У нас на весь город не более 30 машин. Да и неправда, что мы опоздали. Наша бригада выехала на вызов через четыре минуты после звонка, который поступил в 11.30, а в 11.34 врачи уже были в машине "скорой". У нас же время регистрируется очень точно. Да, мы приехали и зафиксировали уже биологическую смерть, но не потому, что ехали долго, а потому, что нас слишком поздно вызвали!".

У врачей ЦСМ № 8 был "золотой час", как его называют кардиологи, в течение которого, по их мнению, можно еще спасти человека, даже если случился инфаркт.

Жалобы пациента на боль за грудиной, частое сердцебиение, одышку, общую слабость должны были насторожить врача Жолдошалиеву. При этих явных симптомах приближающегося инфаркта, о которых знает даже студент-медик, Шакир еще поднялся на второй этаж, чтобы сделать электрокардиограмму, причем один, без сопровождения медсестры. После того, как стал известен ее результат, ему дали аспирин. А за нитроглицерином и кетоналом, который абсолютно был не нужен и в какой-то мере даже сыграл в судьбе Жамангулова трагическую роль, отправили в аптеку родных.

"Почему сына пациента отправили за лекарствами? У вас их нет даже на экстренный случай?" – спросила я у Памира Муратова.

"Я не знаю, почему так получилось. Когда врачи начали искать лекарства, родственники сами побежали в аптеку, - ответил он и добавил: - У нас во всех кабинетах есть необходимые лекарства для таких случаев".

"Наша заведующая, у которой хранятся лекарства, была у заместителя, ее кабинет был закрыт, поэтому-то мы и предложили родным купить самим нитроглицерин и другие препараты", - сказала чуть позже доктор Алибаева.

Подробности читайте в пятницу, 1 мая, в газете "Вечерний Бишкек"


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД