Ирина Мельникова: Работу над сборником Айтматова считаю подарком судьбы

О недавнем издании в России четырехтомника Чингиза Айтматова "ВБ" рассказала научный редактор редакционно-издательского отдела Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы имени Рудомино Ирина Мельникова, которая подготовила этот сборник к печати.

- Ирина Юрьевна, на днях в Москве в здании библиотеки в торжественной обстановке прошла презентация четырехтомного собрания художественной прозы Чингиза Айтматова. Оно стало первым в России крупным изданием произведений, увидевшим свет уже после смерти писателя. Как родилась идея этого проекта?

- Он реализован по инициативе и при поддержке посольства Кыргызстана в России. Отправной точкой стало подписание 24 октября 2013 года трехстороннего меморандума послом Кыргызстана в России Болотом Джунусовым, директором библиотеки иностранной литературы Екатериной Гениевой и председателем Российско-кыргызского делового совета Иваном Поляковым. Это произошло в рамках торжеств, посвященных 85-летию со дня рождения Чингиза Айтматова. Событие широко отмечалось: в атриуме библиотеки был открыт бронзовый бюст писателя, прошла научная конференция, посвященная его жизни и творчеству. В ней приняли участие государственные и политические деятели России и Кыргызстана, исследователи творчества Чингиза Айтматова, его друзья, почитатели его слова.

- Какие произведения вошли в сборник?

- Четырехтомник, естественно, не мог вобрать в себя все литературное наследие Айтматова. В результате тщательного отбора в него были включены повести "Джамиля", "Первый учитель", "Материнское поле", "Прощай, Гульсары!", "Белый пароход", романы "И дольше века длится день", "Плаха" и "Когда падают горы (Вечная невеста)". Первый том открывается приветствиями директора библиотеки Екатерины Гениевой и посла Болота Джунусова. В него вошла также хронология жизни и творчества Айтматова с включением его собственных высказываний и суждений о нем. Это позволило воссоздать объективную картину, узнать, как оценивали этого удивительного человека на том или ином этапе его жизни. Одновременно - это свидетельства эпохи, которые с годами приобретают все большую ценность. Отражен в хронологии и период, когда писатель оказался вне литературного пространства. По его собственным словам, он был настолько занят общественной и дипломатической работой, что просто не хватало времени на творчество. Есть в хронологии и сведения и о том, какие произведения задумывались Айтматовым, были начаты, но не завершены...

- Сколько времени у вас ушло на подготовку четырехтомника?

- Полтора года. Хочу с благодарностью отметить, что издание редактировал опытнейший редактор, заведующий редакционно-издательским отделом Юрий Фридштейн.

- Наверное, пришлось хотя бы бегло перечитать основные произведения Айтматова?

- Не бегло, а очень подробно. И абсолютно все издания Айтматова, а также многочисленные публикации о нем на русском языке. Произведения Айтматова выходили в разных литературных редакциях. В советское время – в одной и той же, на основе которой периодически осуществлялись переиздания. А в постсоветский период публикуемые тексты отличались друг от друга. Сравнить тексты и выбрать тот, который был близок самому писателю и содержал его поправки – в этом заключалась наша задача. К примеру, российское издательство "Азбука классика" выпустило роман "И дольше века длится день" семь раз! Мы взяли тот вариант, на котором было указано, что текст печатается в последней авторской редакции.

- И что было самое интересное в работе?

- Интересно было все. К творчеству этого классика мировой литературы можно возвращаться вновь и вновь, всякий раз открывая что-то новое. Я сама по образованию болгарист, и в числе недавних изданий, подготовленных с моим участием и выпущенных издательством "Центр книги Рудомино", - книжные серии "Новый болгарский роман" и "Македонский роман 21-го века". Но то, что к моим профессиональным обязанностям добавили прозу Айтматова, считаю подарком судьбы. Мое поколение хорошо знает и любит его произведения. К тому же мы, редакторы, филологи по образованию и изучали Айтматова в рамках университетских курсов советской литературы. Но от этого удовольствие от работы над его текстами не было меньшим, скорее наоборот, возрастала ответственность.

- А что тогда было самым сложным?

- Отбор. Мы были ограничены в объеме, и, увы, многие произведения не смогли включить. Но постарались взять те, которые, на наш взгляд, наиболее полно отражают художественный мир Айтматова. "Четыре тома сочинений Чингиза Айтматова – это подлинное возвращение в пространство жизни и в пространство литературы писателя, творчество которого восходит в равной степени и к киргизским, и к русским, и к всечеловеческим истокам", - так сказано в кратком сопроводительном тексте к сборнику. И это отражает суть нашего подхода.

- Что еще осталось за рамками издания?

- Очень сожалеем, что в него не вошла публицистика писателя, интервью и беседы с ним. Но мы надеемся, что это не последнее издание Айтматова. Ведь оно не коммерческое, а подарочное, продажа книг не предусмотрена. Это было условием наших партнеров. Издание будет передаваться в дар библиотекам, общественным организациям.

- Российским?

- Не только. Определенная часть тиража уйдет в Кыргызстан. Есть намерение направить экземпляры в крупные библиотеки ряда других стран. Этот проект гуманитарный, дань памяти Айтматову, тираж составляет всего одну тысячу экземпляров. А вот если удастся осуществить коммерческий проект, предусматривающий реализацию книг, тогда им будет обеспечено широкое распространение. За дело возьмутся магазины, распространители. И не исключено, что удастся сформировать более полное собрание сочинений. Это - моя мечта, как, впрочем, и моих коллег.

- А идея уже витает?

- Она, скажем так, рождается. Тому способствует спрос. А интерес к творчеству Айтматова в России по-прежнему высок. И я надеюсь, что нас не оставят в покое. Нас будут спрашивать, а мы соответственно будем спрашивать посольство, наших партнеров, состав которых, может быть, расширится. И в этом случае появится больше возможностей расширить формат сборника. Так что мы не ставим точку.

- В ходе упоминавшейся презентации говорилось об актуальности литературного наследия Айтматова и для нынешних, во многом переломных времен.

- Правоту таких мнений подтверждает растущее число заявок на этот сборник, поступающих из библиотек и различных организаций России. Полагаю, что он поможет приобщить к айтматовскому творчеству молодое поколение, которое не так глубоко знакомо с ним. На презентации сообщалось, что в мире сокращается количество людей, говорящих на русском языке. Очень жаль! Надеюсь, что благодаря этому изданию их число возрастет. Айтматовское слово легко читается, вызывает много эмоций, но главное – заставляет думать.

- Вы невольно затронули тему, которая дебатируется уже много лет: каким писателем все-таки считать Чингиза Айтматова – кыргызским, русским, советским?

- Айтматов писал и на кыргызском, и на русском, и говорить о том, почему так сложилось, вряд ли стоит. Он родился в определенном месте - в Кыргызстане, где в то время говорили и на кыргызском, и на русском языках. Они впитал в себя богатство национальной культуры, мироощущение своего народа. Впитал и русскую культуру, которой глубоко интересовался и прекрасно знал. В одном из интервью Айтматова спросили: "Что вы чувствуете, когда пишете по-русски?". Он ответил: "Вряд ли возможно сформулировать это чувство. Но мне кажется, я выражаю себя совершенно особым и неповторимым образом. Для меня русский язык не в меньшей степени родной, чем кыргызский. Родной с детства, родной на всю жизнь".

- В чем, на ваш взгляд, заключается феномен двуязычия Айтматова?

- Думаю, это тема для отдельного исследования. На кыргызском языке в 1957 году вышла его первая повесть "Лицом к лицу", перевод на русский осуществил А. Дроздов. "Джамилю", увидевшую свет в 1958-м, перевела Анна Дмитриева. О ней Айтматов отзывался как о вдумчивом редакторе, о своем учителе в овладении литературным русским языком. Следующую повесть "Тополек мой в красной косынке" он сам перевел на русский язык. А "Верблюжий глаз" - опять Дмитриева. Что это, неуверенность? Нет, конечно. Это высокая требовательность к себе. Повесть "Первый учитель", 1962 год, - перевод совместный, автора и Дмитриевой. "Материнское поле", 1963 год, - перевод автора. Начиная с 1966-го, с повести "Прощай, Гульсары!", он писал исключительно на русском. Хуже или лучше писал Айтматов на том или ином языке - не предмет спора. Верю, что переводчики, которые открыли творчество Айтматова русскоязычному читателю, сумели передать и мелодику его речи, и богатство его языка, равно как и кыргызские переводчики, переводившие с русского на кыргызский. Чингиз Айтматов писатель – не только кыргызский или русский, но - всего мира. И он останется таким для всех поколений.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

Комментарии
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД