Эдуард Кубатов намерен в ближайшие два года покорить Винсон и Денали (фото)

Альпинист, подполковник запаса, бизнесмен Эдуард Кубатов покорил Эверест, высота которого 8848 метров. Надел на высочайшей точке мира национальный головной убор - ак калпак и раскрыл государственный флаг. Недавно альпинист вернулся в Бишкек и рассказал о своем восхождении.

Эдуард, расскажите, как решились на покорение Эвереста?

- В детстве отец часто рассказывал мне про Гималаи, про великие горные пики и я мечтал однажды их увидеть. Но тогда эти мечты казались несбыточными.

В 2014 году в Бишкек прилетел мой друг из Австралии, он очень хотел подняться на Пик Ленина и я должен был его сопровождать, готовился полтора месяца. В итоге мой друг не смог дойти до вершины, у него началась горная болезнь. А я поднялся. Познакомился с легендарным российским альпинистом, мастером спорта международного класса, обладателем титула "Снежный барс" Сергеем Богомоловым, с которым посчастливилось работать в связке и вместе взойти на вершину. Сергей Георгиевич посоветовал мне всерьез заняться горами.

Эверест, пожалуй, мечта любого альпиниста, для нас этот пик, как для других спортсменов - Олимпийские игры. Когда появились возможности и ресурсы, Эверест стал уже не такой заоблачной мечтой. Я решил покорять его в составе международной экспедиции Александра Абрамова от российского клуба "7 вершин". Мы должны были поехать в Гималаи еще в прошлом году, но из-за пандемии и закрытых границ поездку перенесли.

Знаю, что покорение Эвереста, не только физически сложное испытание, но и весьма затратное.

- Самая затратная часть – получить официальное разрешение на одного участника со стороны Непала на восхождение. Оно стоит 11 тысяч долларов. В среднем участие в экспедиции стоит порядка 40-60 тысяч долларов на человека. Есть, конечно, экспедиции и дороже, зависит от компании, предоставляемых услуг. В эту сумму входит проживание в базовом лагере в отдельной палатке, питание, сопровождение шерпа – гида, который у каждого альпиниста свой. Также имеются три лагеря на разной высоте, где проходит акклиматизация. Выше 5000 метров никакого транспорта нет, а потому все необходимые вещи альпинистам помогает нести их шерпа.

Как в Гималаях вы постоянно были на связи, что даже смогли вещать о своих новостях в соцсетях?

- В базовом лагере хорошо работает интернет и это очень удобно. Две крупные непальские компании установили две временные вышки на период восхождения альпинистов, теперь участники экспедиций могут быть постоянно на связи со своими родными и близкими. Больше всего этому были мои дети. Они ведь были против моей поездки, знали, как это опасно и очень переживали. Но я убедил их, что обязательно вернусь, и был постоянно на связи, они тоже следили за моим маршрутом в соцсетях.

Расскажите, как готовились к восхождению?

- Мне в этом очень помог триатлон. Нагрузки триатлетов – бег, велосипед и плавание идеально подходят для альпинистов. И я всерьез увлекся этим видом спорта. Держу рекорд республики на полной дистанции "Айронмен". Тренировался по 20 часов в неделю, без выходных. Понимал, что на Эвересте будет сложно, готовился к трудностям. В нашей Ала-Арче много технически трудных маршрутов, в ущелье тоже проводил тренировки.

Такая серьезная подготовка помогла?

- При восхождении здоровье меня не подвело. Хотя мы все простыли, болели, многие улетели домой, так и не дойдя до вершины. В нашей группе из 14 человек до вершины дошли только пятеро. В этом году Эверест не давал погоду. Обычно в штурмовой период есть так называемое окно в несколько дней, когда погода более-менее благоприятная и альпинисты могут штурмовать гору. В этом году таких дней было всего три - 12 и 23 мая и 1 июня. Взобраться на крышу мира планировали 40 международных экспедиций из разных стран, 14 из них были сняты из-за проблем со здоровьем.

Что было самым сложным на пути к вершине?

- Сложнее всего было терпеть и ждать погоды. В лагере на высоте 6600 метров мы прожили почти неделю, хотя на такой высоте все функции организма начинают сдавать. И когда выдался шанс – 23 мая, мы шли на вершину в моральном и физическом истощении. Эта великая гора отняла у нас все силы. Но мы понимали, что если свернем, то уже точно никогда не поднимемся.

С базового лагеря до вершины почти 20 километров из них 7 километров – ледопад Кхумбу – одно из самых опасных мест в мире. Он динамичен и за сутки двигается на полтора метра. Каждую ночь он обрушивается и надо прокладывать новые маршруты. Затем следует Долина молчания, относительно не сложный участок протяженностью 4-5 километров. Долина доводит до стены Лхоцзе – еще одна гора восьмитысячник на подходе к Эвересту. Самый сложный отрезок – ступеньки Хиллари – крутой, почти вертикальный склон из снега и льда.

Что из себя представляет вершина?

- Небольшая площадка, примерно в 10 квадратных метров. Во все стороны с нее идет обрыв и оттуда можно легко сорваться вниз. У альпинистов есть договоренность, что стоять на ней можно не больше 10 минут. И если не спуститься во время, то те, кто идет за тобой, могут не успеть подняться. У всех очень серьезный лимит кислорода, его может не хватить на то, чтобы спуститься в лагерь.

Весь путь вас сопровождал шерпа, расскажите про него?

- Его зовут Лакпа и ему 24 года, физически очень сильный и выносливый парень. Это его четвертое восхождение на Эверест. Мы с ним жили в одной палатке и во всем друг другу помогали. Делили необходимое нам в пути снаряжение и несли вместе. В пути шерпа – главный человек для альпиниста, потому что только он может помочь и спасти жизнь. У нас с Лакпой в день восхождения была экстремальная ситуация. На высоте 8600 метров у него замерзла кислородная маска, он практически терял сознание, мы поменяли ему маску, но и она замерзла. Я отдал ему свою резервную. Но через пару сотен метров замерзла и моя маска, на ступеньках Хиллари я начал терять сознание и даже не понял этого. Лакпа увидел, что я присел на корточки, неестественно прислонился к горе. Тогда он достал из костюма свою маску, которая уже успела отогреться и надел на меня. Вот так в пути мы спасли друг другу жизни.

Говорят, что спуск с вершины еще сложнее, ведь все силы уже отданы на восхождение. Права ли это?

- Это действительно так. Надо дойти до лагеря, чтобы не замерзнуть по пути. Знаете, даже для шерпы наше восхождение было тяжелым испытанием. Спустившись с вершины, мы присели передохнуть, он так устал, что попросил меня разрешить ему поспать 30 минут. Мы поставили палатку и Лакпа уснул, настолько он был обессилен. К вечеру, добравшись до лагеря, мы даже есть не стали, зашли в палатку и проспали 12 часов!

О вашем восхождении вы рассказывали в социальных сетях. Кыргызстанцы выражали вам поддержку и говорили, что гордятся вами. Не боялись подвести? Все-таки такая ответственность!

- Вы знаете, я человек совсем не публичный, для меня покорение Эвереста, изнчально было моим частным проектом. У меня и "Инстаграма" не было. Но друзья уговорили создать страничку, убедили, что надо делиться этим событием, все-таки не каждый день иду на такие вершины. Я был удивлен, что за считанные дни столько людей ко мне подписалось, столько добрых и позитивных комментариев я от них получал. Их вера и любовь придавали сил в моменты, когда было очень сложно. Но в тоже время давили психологически – ну как подвести людей и не взойти, когда они так ждут? Я очень переживал, что могу так и не увидеть вершину. Даже с руководителем нашей экспедиции поругался. Требовал, чтобы он отпустил меня одного в непогоду, говорил, что не могу подвести людей, не могу вернуться на родину без победы. Благо он меня отговорил, сказал, набраться терпения и ждать.

Когда вернулся в Бишкек, столько людей пришли меня встретить в аэропорту, даже плакаты повесили по дороге в город с моими фотографиями. Было очень приятно!

Поделитесь планами, какие еще вершины намерены покорить?

- Этот год я буду восстанавливаться, отдыхать от гор. Продолжу заниматься триатлоном, возможно, поучаствую в экстремальных соревнованиях. В два ближайших года хочу взойти на Винсон в Антарктиде и Денали на Аляске.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД