"Все мы Бурулай": в Кыргызстане женщина по-прежнему не человек?

В кыргызском сегменте социальных сетей пользователи делятся постами с надписью "Все мы Бурулай" и хештегами #яБурулай и #Бурулай. Граждане возмущены - официальная реакция от властей на убийство 19-летней девушки в отделении милиции последовала только спустя неделю.

Как сегодня сообщала "Вечерка", утром кабмин обсудил меры, которые надо сейчас предпринять для того, чтобы женщин не похищали для вступления в брак вопреки их воле. Правительство предложило вынести вопрос по предотвращению насилия на рассмотрение Координационного совета по правам человека. Профильным министерствам и ведомствам поручено на постоянной основе проводить информационную работу в целях предупреждения случаев похищения для вступления в брак. А МВД должно внести предложения по ужесточению уголовной ответственности по преступлениям, совершенным против семьи.

Сработают ли эти меры? Веры в результат мало.

Например, депутат от фракции "Ата Мекен" Сайдулла Нышанов заявил, что смысла обсуждать тему бесконечно нет, равно как и в информационной кампании. О чем и заявил VB.KG:

"Я думаю, все об этой проблеме знают. И я лично генпрокурору вопрос задавал, когда тот приходил в парламент с отчетом, и моя коллега Айсулу Мамашова высказывала свое мнение. Я думаю, надо строго наказывать сотрудников милиции в таких случаях, и не одного милиционера, а всех причастных к случившемуся.

Что же касается ала-качуу, то мне кажется, для Кыргызстана это пройденный этап, у нас все женятся по любви, по согласию.

А мы просто не должны создавать условий для того, чтобы можно было выкрасть человека безнаказанно.

Тогда проблема исчезнет сама по себе, без обсуждений в парламенте или правительстве. Если парень никакой, если к нему у девушки много вопросов, если он ей не нравится – тогда же только крадут. И если наказать кого-нибудь реальным сроком, чтоб человек 5-7 лет отсидел, чтобы не ушел от ответственности, то никто больше даже близко не пойдет на похищение".

Его коллега от фракции СДПК Дастан Бекешев считает, что парламент и правительство не должны оставаться в стороне: резонансные дела должны быть под контролем. Но проблему ала-качуу, по его мнению, изменениями законодательства не решить:

"В деле Бурулай, на мой взгляд, главное не то, что девушку похитили. Главная проблема, что в стране даже под охраной органов правопорядка небезопасно. Вот об этом надо говорить. А что касается похищения невест, то я считаю, что тут одним лишь простым ужесточением законов не обойтись. Ну увеличим мы срок, ну сделаем наказанием не 5, а 10 лет в тюрьме. Но это не поможет. Мы же буквально года два назад уже ужесточили ответственность… а результат не увидели. Подобные инциденты так и будут происходить. Чтобы искоренить это, чтобы сделать невозможным, надо инициировать изменения на уровне школ. Надо вводить образовательные программы, рассказывать школьникам и студентам, как пагубно влияет на общество тот факт, что ты воруешь человека с целью вступления в брак.

Пока этого нет, пока родители, учителя, преподаватели не формируют понятие того, что это плохо, одной уголовной ответственностью не обойтись, и информационная кампания не изменит ничего. Сотрудников милиции наказать надо, это безусловно, возможно, даже сделать наказание показательным: ведь они не обыскали "жениха". Это один случай, который стал достоянием общественности. А скольких людей в милиции еще могли убить или избить, мы не знаем, и это очень страшно, на самом деле".

Депутат от фракции "Республика-Ата-Журт" Мирлан Жээнчороев считает, что общество само должно порицать похищение невест. Но поскольку многие дела закрываются после примирения сторон – не всегда настоящего и не всегда с согласия "невест", в закон изменения внести надо. Когда дела станут квалифицироваться как публичные, а не частные, закрыть их будет непросто.

"Мы не молчали, в парламенте говорилось о случившемся. К сожалению, предотвращать трагедии пока не удается. Лично я собираюсь сейчас написать закон, в котором к похищению невест будет изменен юридический подход. Необходимо усилить ответственность похитителя. Да и сама статья требует иной формулировки. Мы должны вести воспитательные беседы со школы, с детского сада, если потребуется, объяснять, что похищение невесты – это тяжкое преступление наряду с убийством или воровством. Мы обязаны пересмотреть юридическую практику так, чтобы нельзя было по встречному заявлению закрыть дело, чтобы каждый получил по заслугам. Это как в случае с ДТП – если ты виновен, то ты должен нести наказание, даже если стороны решат пойти на примирение. Умыкание невест – это не наш обычай, это чуждая традиция, которая должна порицаться всеми: правительством, обществом, Жогорку Кенешем".

Шоумен и тамада Эрик Молдалиев рассказывает: он много раз слышал о том, что ала-качуу превращают в часть свадебной церемонии.

"Тут ничего не поделаешь. С одной стороны, сама традиция похищать девушек для вступления в брак уже почти исчезла. Некоторые люди воруют просто условно: парень с девушкой встречаются, и потом, чтобы ускорить процесс женитьбы, они могут пойти на ненастоящее похищение. Что касается настоящих краж, то тут надо начинать с семьи. Социальные ролики, например, ничего не изменят. Надо вырастить правильных людей, надо за это жестко браться. И даже тогда должно смениться три поколения, чтобы прекратили похищать невест по-настоящему".

Продюсер юмористического шоу "Жарайт Сити" Асхат Табалдиев считает, что можно достучаться до обывателей через телеэкраны: информационная кампания может дать хорошие результаты.

"Я против похищений невест. Мне кажется, мы уже живем в нормальном современном мире, где все должно происходить по взаимному согласию… Но такие вот случаи доказывают, что у нас еще царит каменный век. Надо сажать за похищение, наказывать по всей строгости… А я как продюсер готов делать разные социальные ролики, мы всегда поддерживаем подобные инициативы, готовы со своей стороны как-то принимать участие в том, чтобы ничего подобного не повторялось".

Справка VB.KG:

За похищение женщины в Кыргызстане наказывают по статье 155 "Принуждение женщины к вступлению в брак, похищение женщины для вступления в брак или воспрепятствование вступлению в брак" УК КР.

Причем кража невест, согласно букве закона, влечет за собой лишение свободы на срок от пяти до семи лет. Примерно каждая пятая семья создана после похищения невесты, при этом, по данным МВД, ни один "жених" не получил реального срока. Преступление относится к категории "преступления против семьи и несовершеннолетних" - вместе с многоженством, вовлечением несовершеннолетних в антиобщественую деятельность, подменой детей и неуплатой алиментов.

Горько осознавать, что "похищение женщины" не подпадает под статью 123 Уголовного Кодекса КР "Похищение человека". Она расположена в подразделе "Преступления против свободы, чести и достоинства личности". Карается сроком от трех до пяти лет, если потерпевший не пострадал. От пяти до десяти – если были корыстные цели или угрозы с применением оружия. И от десяти до пятнадцати лет, если пленник получил тяжкие телесные повреждения или умер.

Так может вместо долгих обсуждений стоит уже приравнять женщину в Кыргызстане к человеку, личности, и всех, кто посягает на ее права и свободы, наказывать в соответствии с имеющимся законодательством?


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД