Семен Уралов: "Карантин – дымовая завеса по переделу промышленных зон"

После эпидемии изменится структура экономики. Может произойти кризис трудовой миграции. Ситуация скажется на торговых центрах и сфере услуг. К тому же, предприниматели попробовали "удаленку" и им это понравилось с точки зрения экономии средств на аренду. А значит, может измениться и сама специфика труда. Об этом на видеоконференции "ЕАЭС после эпидемии: последствия экономического кризиса и трансформация политических систем" заявил российский политический обозреватель, шеф-редактор аналитических проектов "Однако. Евразия" и "СОНАР-2050" Семен Уралов.

По его словам, на этом фоне вырастет значимость тех, кто занят в госсекторе, также на первый план выйдут первичные потребности и обеспечивающие их сферы.

- То, что мы называем посткарантинным миром – это не что иное, как еще один этап кризиса. Первый толчок был в 2008 году, второй – в 2014-2015 годах, сейчас мы наблюдаем за третьим. Пока медиавнимание привлечено к коронавирусу, основные процессы разворачиваются за пределами карантина, - отметил Уралов.

Эксперт уверен, что в ближайшее время изменится сама психология экономического уклада.

- Последние 30 лет внедрялась мысль, что цель экономического развития – это безудержное потребление. Лоббировал это банковский капитал, к которому перешла экономическая власть. Смысл системы заключался в том, что для избежания кризисов надо перекладывать долги на другие поколения. На первом уровне потребления люди брали кредиты на простые вещи, на более высоких уровнях – в долги, т.е. кредиты, залезали крупные компании. Эта пирамида кормила сама себя. Эпидемию можно рассматривать, как попытку выйти из кризиса сверхпотребления. Ведь когда у тебя нет возможностей для обеспечения первичных потребностей, ты будешь пересматривать расходы. Это изменит экономическую пирамиду как внутри страны, так и во всем мире. В результате новой индустриализации, основные потребительские товары стали закупаться не у США, а у Китая. Теперь сливки собирают не только те, кто дает кредиты, но и те, кто производит товары. Основная борьба, которая разворачивается на наших глазах – это борьба за перенос фабричного производства из Китая. Карантин – дымовая завеса по переделу промышленных зон, - считает Уралов.

Страны ЕАЭС, как производители, оказались в ловушке ресурсного обеспечения. Если ранее страны союза давали ресурсы другим государствам, а взамен получали товары, которые не производят сами, то теперь спрос на эти ресурсы будет падать. Мы видим это на примере нефтяных бирж. С другой стороны, это возможность использовать ресурсы внутри своей зоны. Мы видим, что мир стал делиться на макроблоки. Для Китая есть несколько зон, куда страна хотела бы поставлять товары. И здесь ключевыми для нас будут наши транзитные возможности.

- Это значит, что, будет проседать сфера строительства. К примеру, в Бишкеке построено много зданий, но теперь непонятно кому продавать эти площади. Таким образом, можно заявить, что: эпидемия – это попытка выйти из кризиса сверхпотребления. Карантин – дымовая завеса по переделу промышленных зон. Страны-производители оказались в ловушке ресурсного обеспечения. Мир на пороге изменения структуры экономики, - резюмировал докладчик.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД