Мать осужденного "смертника" заявила о продажности экс-главы Совета судей

15 лет назад, в январе 2000 года, Военный суд Бишкекского гарнизона вынес приговор по делу, вошедшему в криминальную историю Кыргызстана, как первое заказное убийство. Тогда на скамье подсудимых оказались восемь человек, обвинявшихся как в пособничестве, так и напрямую в убийстве генерального директора совместного российско-кыргызского предприятия "Лукойл-Кыргызстан" Юсупа Кольбаева. Кого-то из них оправдали, кому-то дали условные сроки. Троих же судьи приговорили к высшей мере наказания - смертной казни. Приговор исполнить не удалось - с 1998 года в Кыргызстане действовал ежегодно продлевавшийся мораторий на такой вид правосудия, а в 2006 году казнь как метод наказания в республике отменили вовсе. Осужденным же за убийство Кольбаева приговор изменили на пожизненное заключение.

Тогда

Юсупа Кольбаева убили спустя всего четыре дня после назначения на должность главы СП "Лукойл-Кыргызстан", 21 марта 1997 года. Бизнесмена застрелили у дверей его собственной бишкекской квартиры.

По словам жены убитого Чинары Кольбаевой, она лично подозревала в преступлении троих. Их имена - довольно громкие для тех лет - она озвучила тогдашним министру внутренних дел Омурбеку Кутуеву (именно он возглавил расследование этого громкого преступления) и прокурору столицы Марату Кенжакунову. В "черном списке" Кольбаевой оказались: Джаныш Рустенбеков - бывший госсекретарь, губернатор, министр, парламентарий, а ныне посол Кыргызстана в Туркменистане, экс-министр промышленности Андрей Иордан и бывший депутат Жогорку Кенеша и бывший же глава ОАО "Кыргызгаз" Тургунбек Кулмурзаев.

"Рустенбеков и Иордан претендовали на гендиректорство в СП "Лукойл-Кыргызстан". Дочь Иордана работала в "Лукойле" бухгалтером и откровенно выразила свое недовольство, когда коллективу представили Юсупа. Рустенбеков был близким другом Герихана Келигова, бывшего гендиректора "Лукойла", которого освободили за финансовые нарушения. Будучи губернатором Ошской области, Жаныш Рустенбеков якобы получил бензин на $700 тысяч в СП "Лукойл-Кыргызстан". Об этом я знала со слов моего мужа. С назначением Юсупа разваливалась их бензиновая мафия", - говорила Чинара Кольбаева в мае 2000 года, давая интервью газете "Лица".

Впрочем, ни один из троих за решетку не попал, а заказчиков убийства так и не нашли. Самые суровые приговоры достались организатору и исполнителям преступления. Последние - безработные Виталий Куркин, Вячеслав Абдрашитов и майор милиции Кадыр Давлеталиев, первый - замначальника Управления охраны МВД Таалайбек Бейшембиев.

По версии следствия, роли распределялись следующим образом: Бейшембиев нашел будущих убийц, пообещал заплатить немалые (даже по нынешним меркам) деньги - $60 тысяч, разработал схему. Давлеталиев подвез исполнителей к дому жертвы. Куркин блокировал двери лифта, чтобы соседи Кольбаева не могли подняться на его этаж, а Абдрашитов дошел до самой квартиры бизнесмена и, дождавшись, когда тот выйдет на работу, застрелил Кольбаева.

В итоге Бейшембиева, Куркина и Абдрашитова суд приговорил к смертной казни, Давлеталиева - к девяти годам лишения свободы с конфискацией имущества. Еще двое оперативников Свердловского РОВД получили условные сроки за небрежное хранение оружия - из их табельных пистолетов и был составлен "Макаров", из которого убили главу "Лукойл-Кыргызстан".

29 марта 2014 года, после 14 лет, проведенных в нескольких колониях, от инфаркта скончался организатор убийства Юсупа Кольбаева - Таалайбек Бейшембиев. По сведениям "24.kg" в тот же день тело умершего передали его родственникам. На похороны Бейшембиева пришло много милицейских чиновников, в том числе генералитет.

И сейчас

Между тем, на днях в редакцию "ВБ" обратилась мать одного из "смертников" - Вячеслава Абдрашитова. 76-летняя россиянка Лидия Качан заявила, что ее сын к этому нашумевшему убийству отношения не имеет...

"Я не юрист, но даже я понимаю, что следствие было заказным. Там все без исключения - сплошные грубейшие нарушения Уголовно-процессуального кодекса. И все, как ни странно, запротоколировано в материалах дела. Например, недопустимые нарушения с выемкой вещдоков с места и передачей их эксперту-криминалисту. Кстати, результаты трасологической экспертизы в деле отсутствуют, потому что они как раз доказывают непричастность Вячеслава к убийству - по результатам той экспертизы рост стрелявшего должен быть значительно больше двух метров. Заведомо ложные показания свидетеля, заведомо ложное заключение эксперта, фальсификация доказательств повлекли за собой принятие незаконного решения", - уверена пожилая женщина.

Кстати, на суде Абдрашитов отказался от своих признательных показаний, данных в ходе следствия. Мужчина заявил, что признаться в убийстве его вынудили пытками. Впрочем, суд решил заявление подсудимого отклонить - поводом послужила судебно-медицинская экспертиза, не обнаружившая у Абдрашитова никаких следов телесных повреждений. Теперь же мать осужденного считает, что вынося приговор по делу, судьи и сами совершили преступление.

"На момент ареста сына действовал Уголовный кодекс от 1993 года. Судили его именно по нему, по 94-ой статье ("Убийство"). "Потолок" того кодекса был 15 лет. И была исключительная мера наказания ­- расстрел. Заменить казнь по тому кодексу можно было на срок заключения от 15 до 20 лет. Максимум! О пожизненном речи даже не было. УК был изменен после, 94-ая статья стала 97-ой, был введен мораторий на смерть, а в 2007-м расстрел изъяли вообще. Вячеславу вменили пожизненное лишение свободы. Но ведь к любым последующим реформам кодекса это никакого отношения не имеет. Любой юрист скажет, что закон не имеет обратной силы. В соответствии с тем УК, по которому он был осужден, расстрел могли заменить лишь на 20 лет, не более", - объясняет юридические тонкости Лидия Владимировна.

Между тем, добавляет она, ее 56-летний сын уже более 18 лет сидит в бишкекском СИЗО №­1.

"Вместо того, чтобы найти истинного преступника, они держат невиновного человека, лишая его законного права на свободу жизни. У него выбивали признание, предоставив суду подложные документы. Адвоката на том судилище у него не было. Вину свою он не признавал, и до сих пор не признает. Продажный, заказной судья Дастан Айжигитов, будучи в преступном сговоре с организованной преступной группировкой "оборотней в погонах", вынес в 2000 году незаконный приговор по сфабрикованному обвинению. А потом этот преступник стал председателем Совета судей Кыргызстана. Это бросает грязную тень не только на судебную власть в государстве, но и на облик самой республики, на облик ее президента Алмазбека Атамбаева!" - возмущается женщина.

Она добавляет, что и она, и сам Абдрашитов уже не раз обращались к властям с просьбой обратить внимание на незаконный приговор. Писали даже на имя главы государства Атамбаева. Впрочем, единственным ответом на их запрос стала отписка о том, что письмо перенаправили Аиде Саляновой, занимавшей тогда должность генерального прокурора.

"Я прошу повторного рассмотрения этого судебного дела. Ведь в Министерстве юстиции мне сказали, что это наше право, вот я и выступаю от имени подсудимого Абдрашитова Вячеслава Алексеевича. Никаких претензий к суду Кыргызстана мы выдвигать не будем, - заверяет Лидия Качан. - Я уже в преклонном возрасте и не могу приезжать к сыну на свидание в другое государство. Помогите найти мне правду в этом непростом деле. А если нет никакой возможности его освободить, помогите хотя бы в экстрадиции в Россию. Так я хотя бы смогу с ним встречаться..."

О нарушениях в ходе следствия и суда "Вечерний Бишкек" писал еще в 1999 году. Вот лишь небольшая выдержка из статьи, в которой газета опубликовала слова адвоката одного из подсудимых:

Судебный процесс над обвиняемыми в убийстве генерального директора СП "Лукойл–Кыргызстан" Юсупа Кольбаева подходит к своему завершению. Во всяком случае, позади все предусмотренные законом процессуальные действия по ходу суда.

Вынести приговор подполковник юстиции судья Д. Айжигитов сможет, по всей видимости, только после Нового года. Потому что не выступил со своей заключительной речью еще один, последний, адвокат Кадыра Давлеталиева, того самого, который якобы подвозил убийц к дому Кольбаевых.

В отечественной судебной практике никто не припомнит случая, чтобы защищать обвиняемого взялся... его родной отец. Но именно Калык Давлеталиев выступает адвокатом своего сына Кадыра. Человек, проработавший в органах прокуратуры и судах более сорока лет.

Он обратился в редакцию "ВБ" с просьбой выслушать его. К. Давлеталиев растерянно разводил руками и говорил: "Такого вопиющего нарушения законов и беспредела я за всю свою многолетнюю практику не видел". И подробно рассказал о том, как шло следствие по этому громкому уголовному делу.

- 30 июля 1998 года вечером я приехал из Канта в Бишкек на день рождения дочери. Но вместо торжества стал свидетелем обыска в квартире сына Кадыра, - поведал он. - Его проводили старший следователь прокуратуры столицы Р. Ногаев, сотрудники уголовного розыска УВД Бишкека М. Кадыралиев и Т. Сарымсаков. Тогда же узнал, что сын арестован.

5 августа я заключил соглашение с адвокатом Бекмухамедовым и в тот же день вместе с ним пришел к начальнику Следственного управления Генеральной прокуратуры Б. Узубекову с просьбой допустить нас к участию в деле. Он отказал, заявив, что я как близкий родственник не имею права этого делать.

На повторные многократные просьбы встретиться со своим подзащитным Б. Узубеков и следователь Кожонов отвечали, что в данное время следственные действия с К. Давлеталиевым не проводятся, а при необходимости мы будем приглашены.

Однако мне стало известно, и это запротоколировано в материалах уголовного дела, что Давлеталиева допрашивали, и не раз, в отсутствие нас, адвокатов. Это же грубейшее нарушение закона. Знаю, что и других подследственных также допрашивали без защитников.

Я приведу лишь пару примеров. 5 августа сын был допрошен Кожоновым, 18 сентября следователь Асангельдиев провел очную ставку Давлеталиева с Куркиным, а также с Абдрашитовым. Знаете, что следствие написало в протоколах? Что обвиняемые отказались от приглашения защиты. Не бред ли? Люди, которым вменяют тягчайшее обвинение - убийство человека, вдруг отказываются от защиты, прекрасно осознавая, что им грозит расстрельная статья.

Подчеркну и такой факт - адвокат Бекмухамедов встретился с Давлеталиевым только в конце ноября, то есть спустя четыре месяца после ареста. Это ли не беззаконие? Но и это еще не все. Встреча проходила под бдительным оком оперативного сотрудника МНБ. Так приказал Узубеков. И это - грубейшее нарушение прав подозреваемых (статья 33 ч.3 УПК - с момента задержания подозреваемого защитник вправе иметь с ним свидания наедине без ограничения их количества и продолжительности).

Полный текст статьи можно прочесть по ссылке.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД