Салянова и Мамбеталиева обсудили лицензию Елисеева. Друг друга не сдают

В интернет выложили запись разговора между депутатом Аидой Саляновой и на тот момент министром юстиции Жылдыз Мамбеталиевой. Беседа состоялась 7 октября 2016 года, и речь в ней идет о возобновлении адвокатской лицензии Алексею Елисееву.

Дамы даже не оспаривают незаконность собственных действий и не отрицают сам факт должностного проступка. При этом сами себя они оправдывают тем, что Елисеев, по их версии, якобы так и не воспользовался лицензией.

Вопрос этот спорный и неоднозначный - так, сподручный Максима Бакиева вполне мог переписать часть акций офшорной компании в Белизе на атамекеновцев, о чем в ходе диалога упоминает сама Аида Салянова.

Кроме того, вскрываются интересные подробности в отношении исчезновения дела Елисеева из Министерства юстиции. Собеседницы признают факт исчезновения архивного дела Елисеева в то время, когда ведомством руководил Алмамбет Шыкмаматов.

Разговор получился очень интересным и содержательным. Вполне тянет на коррупционный сговор, цель которого покрыть дела Елисеева, замять скандал вокруг MegaCоm и постараться самим отстраниться от конфликтной ситуации, попахивающей крупной аферой.

Расшифровка записи без изменений:

Салянова: - Это не тот вопрос, где мы должны что-то скрывать, там чего-то недосказывать, правильно? Мы же с вами ничего криминального не делали.

Мамбеталиева: - В прокуратуре уточняли список лиц, в отношении которых нельзя совершать нотариальные действия и т.д., если на них записано имущество. С юрлицами, с их долей ничего нельзя делать и как аффилированные. Он тогда не проходил, то есть вот на момент в июне мы проверяли потом по интернету, его там не было среди тех, на которых возбудили дело. Не было его.

С: - А теперь смотрите, как-то это зафиксировано? Есть какие-то данные из интернета или ответы на запросы? Что-то есть?

М: - Было зафиксировано, и знаете, я помню, что у нас была служебная записка, на которой виза, да и все стояло, оказывается, вот это архивное дело Елисеева в 2013 году, когда его лишали, приказ подписал Алмамбет Насырканович по решению суда, Ошского городского суда, лишали его, архивное дело потеряли.

С: - Здрасьте...

М: - Я теперь Алмамбет Насыркановичтен сурагандан дагы тартынып атам.

С: - Нет, а ему это зачем надо было? Просто сами подумайте… Единственное, что меня интересовало ошол запростордун ответтери барбы деп сурап жаткам да сизден?

М: - Было, все в деле было. Мы же в интернете в период с 7 апреля 2010 года по 28 июня, вот когда мы ему возобновили, мы за вот апрель, май, июнь, за 2 месяца делали анализ в интернете, на интернет-сайтах и в прокуратуру делали запрос: был ли в тот момент вот за эти 2 месяца, в период на Елисеева возбужденные дела, либо его фамилия фигурировала среди лиц, которые как-бы проходят, как бы, как сказать, они же нам тогда присылали же эту информацию о лицах, которые сейчас, с имуществом которых нельзя совершать какие-то сделки и так далее. Его среди них не было.

С: - Вот это хотя бы письмо есть, да?

М: - Жок да. Анын баары немеде болуп жатпайбы, архивный делодо болуп жатпайбы.

С: - Почему-то мне кажется, что это тоже… может быть просто мои какие-то личные опасения. Вот этот сценарий: что там в 2012-2013 году дело приносили в прокуратуру, вообще, вот это на пустом месте эле придумывать этип жаткан жоксунарбы? И вас может вовлекают в эти игры?

М: - Я же говорю, человек с ГКНБ пришел, он начал просить заявление, на основании которого возобновили. Мне доложили, что вообще утеряно, нету этого заявления. Я не знала, как ему об этом сказать, вообще. Я сказала у нас его нету, мы сейчас попробуем найти. Мы точно помним, что Иванов обращался Артем по доверенности заявителя. А потом вы что, на самом деле верите, что я в такие игры играю что ли, Аида Женишбековна?

С: - Я честно говоря, удивляюсь, да, потому что смотрите, нормальный человек…

М: - Я даже вот это прочитала и я подумала, что неужели у нас так дела плохи, что сейчас мы начнем друг на друга валить… У меня такой цели нету.

С: - Нет, а друг на друга валить и не получится, потому что я-то говорю то, что было, туурабы?! Потому что это не в первый раз болду. Вы ко мне занесли. Дело лежало, по-моему, день, два, не помню, несколько дней пролежало. Вы опять зашли, надо подписать деп, туурабы? А фамилия сама Елисеев дегенди мен коргондо эле действительно какие-то опасения были. Нет законных оснований, оказывается, для отказа нет дединиз. Там и валить друг на друга не получится.

М: - Да. Формально да, по закону…

С: - По закону сделали, по закону подписали, отдали. Какие проблемы?!

М: - Потом я попросила зайти этого следователя или кто вот с ГКНБ, наш куратор который, я ему говорю: а в связи с чем вам это понадобилось? Потому что раньше вот у нас запрашивали, мы вам давали ответы, и в прокуратуру давали, как это все было. Сейчас какая надобность возникла десем, он говорит, у нас есть информация, что якобы он этой лицензией воспользовался и где-то там выступал адвокатом. Я говорю, как вы себе это представляете, если у нас закрытый рынок юридических услуг. Ни наши адвокаты, ни адвокаты других стран не могут работать по лицензиям, выданным в своей стране на территории других стран. Мы сейчас даже в рамках ЕАЭС сопротивляемся, чтобы на свой рынок юридических услуг не пускать адвокатов стран - участниц ЕАЭС. Потому что конкуренцию не выдержат наши адвокаты, во-первых. Во-вторых, говорю, Елисеев, он мог бы ею воспользоваться, если бы он въехал на территорию нашей республики и захотел в качестве адвоката участвовать в уголовных делах. Даже не просто как юрист, а в уголовных делах, на фига ему это нужно было? За период с 2010 года, когда было возобновлена и до момента лишения 2013 года, за 3 года он не был на территории, и вообще он не мог этой лицензией воспользоваться. Какие последствия, что вообще происходит, я ему говорю. Он говорит, но, может быть, он там что-то… Я говорю, вы знаете, если он где-то захочет как юрист участвовать, он без этой лицензии может по доверенности в гражданских делах участвовать где-то там, даже в Прибалтике, говорю. Поэтому, я говорю, я последствий не вижу от возобновления. Возобновили и лишили. Он за этот период не успел ничего с нею сделать вообще, какой здесь вопрос может быть?! Ну он так, а что вот, позадавал там несколько вопросов, что мог ли он там оттуда этой лицензией воспользоваться.

С: - Есть ответы? Ошону эле удостовериться этип коёюн дегем, менчи. Есть ответы от этих госорганов?

М: - Ну, в принципе, новостные сайты же с апреля по 28-е сами изучали же. А в прокуратуру мы отправляли только было ли в этот период на него возбуждено уголовное дело деп. Пришел ответ, что не было.

С: - То есть они говорят так, что в 2012 году, значит, во-первых, я возобновила ему и у меня сложились с ним какие-то отношения... Я, честно говоря, знать не знаю Елисеевди… Сложились какие-то отношения и, соответственно, кийин биз акцияларды алып жатканда, то есть я там, Текебаев алып жатканда, Елисеев выступил посредником между Бакиевым и Текебаевым, и я выступила посредником между Текебаевым и Бакиевым деп…

М: - Чушь.

С: - Ну почитайте, "Вечерний Бишкекте" это...


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД