Кто спасет кыргызстанских свекловодов?

Свекловодство Кыргызстана вновь входит в полосу кризиса. И виной тому наши перерабатывающие предприятия, которые начали диктовать фермерам кабальные условия приема сладких корнеплодов.

Ровно год назад премьер–министр Мухаммедкалый Абылгазиев при посещении сахароперерабатывающего завода "Кошой", что в Сокулукском районе, сказал его руководителям: "Не обижайте крестьян, им сейчас нелегко, большинство фермеров еле–еле сводят концы с концами. Наоборот - помогайте им".

Глава правительства словно предчувствовал, что в следующем году именно они, переработчики, начнут выкручивать руки сельским товаро-прозводителям. И тем самым поставят отрасль на грань исчезновения.

В советское время Кыргызстан ежегодно производил более 200 тысяч тонн сладкого продукта. Наша республика полностью обеспечивала потребности граждан республики в сахаре, кроме того, мы и в соседние республики поставляли ежегодно не менее 100 тысяч тонн.

Но после 1991 года отрасль быстро улетела под откос. Завод "Кошой" закрылся, предприятие в Каинды едва держалось на плаву. Были годы, когда мы производили только 20–30 тысяч тонн сахара.

И лишь когда шесть лет назад к руководству "Каинды - Кант" пришли серьезные инвесторы, предприятие потихоньку стало оживать. Новые руководители комбината не жалели средств на реконструкцию завода, приобретали для фермеров технику, семена, и уже в 2016 году ОАО "Каинды - Кант" стало производить 300 тысяч тонн сладкого продукта, а потом и все 500 тысяч тонн.

Два года назад удалось реанимировать и сахарный завод в городе Шопокове.

В начале этого года перерабатывающие предприятия страны, как и в прошлые сезоны, объявили крестьянам о том, что будут принимать 40 процентов урожая за наличные, а за остальные 60 процентов собранной ими свеклы рассчитаются сахаром. Это сообщение фермеров обрадовало. Так партнеры поступали и в прошлых сезонах. Давно сложившийся консенсус вполне устраивал фермеров и переработчиков. Но нынешним летом заводчане вдруг заявили земледельцам, что за наличные могут купить только 28 (!) процентов урожая каждого из поставщиков сладких корнеплодов. Кроме того, и это знают даже не все специалисты сельского хозяйства, существенно сократились и суммы авансирования крестьян. Если раньше за каждую тонну привезенных сладких корнеплодов они получали по тысяче сомов в качестве предо-платы, то сейчас - 800 сомов.

Изменение договоров руководители предприятий объясняют в первую очередь ухудшением их экономического состояния, а также возросшими поставками импортного дешевого сахара в страну.

Слов нет, сахароперерабатывающие предприятия, как и все бизнес–структуры, не защищены от кульбитов рыночной экономики. К примеру, пять лет назад на грани разорения были наши табаководы и хлопкоробы. Цены на эту сельхозпродукцию на мировых рынках упали до минимума, и дехкане едва не разорились. Но сейчас на мировых аграрных биржах цены на табак и хлопок вновь поднялись, в результате кыргызстанские полеводы стали жить намного лучше.

Примерно такая же ситуация начала происходить и на мировом сахарном рынке. Но кто же в таком случае спасет кыргызстанских свекловодов?

Мы обратились за объяснениями и к представителям заводов. Разъяснить более чем странную политику своего родного предприятия решилась одна из руководителей приемного пункта "Каинды - Кант" Бактыгуль Шагайбаева:

- На нашем заводе висят большие кредиты, по которым нужно вовремя рассчитываться. Кроме того, не можем конкурировать с более дешевым импортным сахаром. Однако мы стараемся успокоить крестьян. Как только выплатим часть процентов по кредитам, так вновь будем принимать свеклу у крестьян по более высоким расценкам. Но они нас слушать не хотят, продолжают жаловаться во всевозможные инстанции.

Действительно, в свое время завод "Кошой" получил льготный кредит в размере 10 миллионов долларов, "Каинды

- Кант" - 5,5 миллиона долларов. Но и эти льготные кредиты необходимо вовремя возвращать.

Сейчас сахар в нашу страну завозится из Украины, Беларуси, Казахстана и России. Можно было бы поставить шлагбаум этим не очень выгодным для нас поставкам сладкой продукции, но большинство из названных стран входят в ЕАЭС, с которыми у нас особые экономические отношения. И здесь возникает сразу два вопроса: почему наш сахар дороже импортного и разве нельзя установить квоты на ввоз в Кыргызстан сладкого продукта. Каждое государство вправе защищать своего товаропроизводителя.

Согласитесь, странно, что наши предприятия даже после реконструкции выпускают дорогой сахар, во всяком случае он у нас дороже, чем у партнеров по ЕАЭС. Значит, можно сделать вывод, что не все производственные процессы были до конца модернизированы, как говорится, по последнему слову техники. А здоровую конкуренцию даже между странами ЕАЭС еще никто не отменял.

И еще один момент: фермеры, как оказывается, применяют дорогой и малопроизводительный ручной труд. Тот же свекловод из Московского района Юсуп Сыдыгалиев признался в этом. Вот в чем причина бедственного положения фермеров! В братских странах все процессы производства сладких корнеплодов давно механизированы, а наши фермеры действуют дедовским способом. Может, поэтому стоит подумать о создании укрупненных свекловодческих хозяйств. Такие объединения смогут приобретать эффективную уборочную технику, сеялки, что скажется на снижении себестоимости выращиваемой ими продукции. Кооперативам легче будет также приобретать семена высокоурожайных сортов сахарной свеклы, проводить поливы. Только так наш сладкий продукт может стать конкурентоспособным продуктом на мировом рынке.

Государство должно, наконец, разобраться в проблеме импортных поставок продовольственных товаров. Почему в Кыргызстан огромными партиями поступают зерно, мука, яйца, растительное масло и другие продукты питания, а наш сельский товаропроизводитель медленно, но верно разоряется. Весьма подозрительная практика. Кто–то из больших чиновников, очевидно, курирует коммерсантов, завозящих все это добро. Вот в чем корень всех бед нашей аграрной отрасли.

  1. слово фермеров

Житель села Петровка Московского района Юсуп Сыдыгалиев: "Весной я засеял 20 гектаров сахарной свеклой. Успел убрать урожай с трех гектаров, и только на это у меня ушло 270 тысяч сомов. Услуги комбайнеров, трактористов, водителей автомобилей не дешевы, плюс плачу каждый день по 700 сомов наемным работникам за сбор свеклы. Если комбинат не изменит свою политику - я точно разорюсь".

Фермер из Ысык–Атинского района Кубанычбек Айткулов: "В последние два–три года перерабатывающие заводы стали менять условия приема сырья чуть ли не каждые два–три месяца. Они почувствовали себя монополистами и диктуют цены по своему усмотрению".


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp



Комментарии
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД