Кайрат Осмоналиев: Наш бизнес нуждается в дипломатическом сопровождении

Нынешнее состояние внешнеполитической ситуации можно характеризовать как стабильное, неконфликтное, предсказуемое, но не многообещающее в плане интенсификации внешнеэкономической деятельности. Об этом в интервью "Вечернему Бишкеку" заявил известный политолог, доктор юридических наук, профессор Кайрат Осмоналиев.

Но ведь именно так называемая экономическая дипломатия сегодня - одно из направлений нашей внешней политики, Стратегии устойчивого развития до 2040 года.

- Безусловно, отношения с сопредельными государствами должны строиться на добрососедских основах и с прагматизмом. Задачи нашей внешней политики состоят в том, чтобы расширить рынки привлечения капиталов, активизировать работу с международными финансовыми организациями для реализации инфраструктурных проектов в таких ключевых экспортоориентированных секторах экономики, как сельское хозяйство, легкая промышленность, туризм. Однако ни один крупный проект в энергетической, горнодобывающей, сельскохозяйственной и других важных для страны сферах, который был запущен благодаря усилиям правительства и МИД, в частности, на память не приходит.

Некоторые западные эксперты называют Кыргызстан сателлитом России.

- Кыргызстан и Россию связывают давние узы дружбы и сотрудничества. И списать немалые долги способны только самые близкие. В этом смысле Россия, перед которой и у Кыргызстана нет долгов, так как они списаны, предстает наиболее близким дружественным государством. Кыргызстан регулярно получает кредиты от России на льготных условиях, которые потом списываются. Например, в 2009 году Москва предоставила Бишкеку кредит в 300 млн. долларов. В 2009 году был реструктурирован долг нашей страны перед РФ на 193,5 млн. долларов: 95% задолженности списано, а остальные 5% погашены акциями предприятия "Дастан" и зданием торгового представительства России в республике.

В республике функционирует Кыргызско–Российский фонд развития с уставным капиталом в размере 500 млн. долларов и заемными средствами не менее чем 500 млн. долларов. Целью этого фонда является содействие экономическому сотрудничеству между нашими государствами, модернизации и развитию кыргызской экономики, эффективному использованию возможностей, обусловленных участием сторон в евразийской экономической интеграции.

По различным оценкам, более половины миллиона граждан Кыргызстана находятся в трудовой миграции в России, а перечисления трудовых мигрантов спасают экономику страны, так как достигают 2 миллиардов долларов в год.

Важным направлением сотрудничества, в котором кровно заинтересован Кыргызстан в свете усиливающихся угроз безопасности, является военно–техническая помощь России. С 2000 года в российских военных вузах прошли обучение свыше 400 офицеров и 700 курсантов Вооруженных сил Кыргызстана, а 40 старших офицеров - курсы в Военной академии Генерального штаба ВС РФ. В сфере военного и военно–технического сотрудничества Москва является основным партнером Бишкека, полностью зависящего от зарубежной военной помощи. В Кыргызстане русский язык имеет статус официального, наравне с государственным кыргызским языком. Эти и другие обстоятельства, безусловно, влияют на то, что в вопросах внешней политики Кыргызстан проводит курс, похожий на контуры внешней политики России, иногда принимая те или иные решения с оглядкой на Кремль.

Это не влияет на наши отношения с другим стратегическим партнером - Китаем?

- В то время как наши центральноазиатские соседи активно осваивают преимущества соседства со второй экономикой мира, Кыргызстан занял выжидательно–пассивную позицию. Если соседние страны - Казахстан, Таджикистан, Узбекистан -направили в Поднебесную десятки проектов в рамках китайского мегапроекта "Один пояс - один путь", то в этом направлении Кыргызстан бездействует. Практически ничего не сделано для послабления визовых требований для бизнесменов обеих стран, в отличие, например, от Узбекистана, который в визовых вопросах с Китаем добился заметных преференций для узбекских бизнесменов.

В том же тупике застрял вопрос о железной дороге через территорию Кыргызстана, равно как и газопровод - транзит туркменского газа через нашу страну в Поднебесную, за который китайцы готовы заплатить на годы вперед. Пока реализация предлагаемого проекта отодвинута на неопределенный срок. Полагаю, что правительство Кыргызстана в интересах страны должно проявить инициативу и соответствующий интерес.

Ожидалось, что Кыргызстан получит определенные преференции от председательства в ШОС в прошлом году, однако эти надежды не оправдались. К примеру, не получила поддержки инициатива отечественных политологов об образовании межпарламентской ассамблеи стран ШОС со штаб–квартирой в Чолпон–Ате. Эта инициатива в кулуарах была поддержана китайскими партнерами, которые готовы были инвестировать в постройку соответствующих статусу ШОС ресортов (штаб–квартиры), но не встретила поддержки со стороны нашего государства. Образование и открытие штаб–квартиры межпарламентской ассамблеи ШОС дало бы мощный толчок развитию Иссык–Кульской области, туризму, подняло бы на новый уровень международный имидж страны.

До сих пор не могут угомониться противники вступления Кыргызстана в ЕАЭС, дескать, это был неверный шаг.

- Наше вступление в ЕАЭС - это не единовременное и краткосрочное событие, а переход к новой интеграционной модели будущего развития страны. Объем ВВП Кыргызстана, который в 2014 году (до вступления страны в ЕАЭС) составлял 400 млрд. сомов, вырос за 4 года и в 2018–м составил 557 млрд. сомов. За период пребывания КР в составе ЕАЭС снизился не только дефицит бюджета, но и уровень внешнего долга по отношению к ВПП. Не было резких скачков уровня инфляции, наблюдалась устойчивая динамика роста среднемесячной заработной платы. Кыргызстану удалось сохранить положительную динамику экономического роста (свыше четырех процентов в среднем за год) и в целом удержать макроэкономическую стабильность. А объем товарооборота страны, снизившийся в 2015 году до 5,6 млрд. долларов, в 2018 году превысил отметку в 7 млрд. долларов именно благодаря тому, что страна вступила в ЕАЭС.

Вместе с тем бизнес–сообществом Кыргызстана отмечается, что со вступлением Кыргызстана в ЕАЭС вместо повышения объема экспорта, наоборот, увеличился его импорт. Так как внутри самого ЕАЭС нет таможенных границ, то товары завозятся свободно. При этом стало понятно, что в Кыргызстане была слабая подготовка в вопросе сбора трех видов налогов - на добавленную стоимость (НДС), с продаж и акцизного. До сих пор надлежащим образом не организован контроль еще на стадии ввоза товаров на территорию КР, из–за чего ежегодно, по экспертным оценкам, казна недосчитывается более 20 млрд. сомов в виде НДС. К сожалению, пока отечественная продукция не выдерживает и конкуренции.

При этом очевидны и плюсы от вхождения Кыргызстана в это интеграционное образование. В экономическом и социальном плане граждане Кыргызстана, работающие в странах ЕАЭС, получили определенные преимущества. Благодаря вступлению КР в ЕАЭС в стране внедрили общие стандарты, требования к качеству продукции и к обязательному указанию состава продуктов. У местных производителей появился стимул развиваться и переходить от полунатурального хозяйства к цивилизованному рынку. Таким образом, пребывание КР в ЕАЭС выгодно в первую очередь потребителям.

Да, есть, конечно, и проблемы, о которых говорилось на расширенном заседании Евразийского межправительственного совета в Алматы в январе этого года. Но они не повод для критики прозападными неправительственными организациями о якобы нецелесообразности нахождения Кыргызстана в ЕАЭС.

Большие перспективы возлагались на сотрудничество в экономической сфере Кыргызстана с ЕС и Европой в целом. Но, похоже, этот потенциал остается в большей степени неиспользованным.

- Переговоры по соглашению о расширенном сотрудничестве и партнерстве между Кыргызстаном и ЕС (СРСП), подписание которого заморожено на неопределенный срок, проводились с декабря 2017 года и завершились 6 июля 2019 года в Бишкеке после его парафирования министром иностранных дел Ч.Айдарбековым и Верховным комиссаром по иностранным делам и политике безопасности ЕС Ф.Могерини. Министр во время подхода к прессе тогда назвал это событие "историческим".

Ожидалось, что этот документ, определяющий направления стратегического сотрудничества, будет принят до конца 2019 года или в начале 2020 года. Но глава представительства Евросоюза в Кыргызстане Э.Ауэр в декабре 2019 года сообщил, что подписание отложено на 2020 год, ссылаясь на процедуры. При этом точная дата подписания и обнародования нового документа не известна. На официальном сайте МИД КР нет никакой информации о текущем статусе соглашения, что порождает сомнения о реальных перспективах этого соглашения и определенные вопросы в обществе.

Недавно Берлин объявил о своем решении сократить сотрудничество с Кыргызстаном. Двусторонние программы технического и финансового сотрудничества Германии будут последовательно завершаться в течение ближайших лет. Это решение Германии, несомненно, говорит об изменении их отношения к Кыргызстану, ведь Узбекистану сделано исключение. Возможно, здесь кроется определенная причина неподписания с ЕС договора о стратегическом сотрудничестве. Можно предположить, что причиной задержки в подписании документа является то, что Бишкек так и не выработал твердую позицию в вопросах внешней политики.

Почему Кыргызстан меньше всех извлекает экономическую выгоду от статуса ВСП+ среди остальных стран?

- Хотя этот статус позволяет поставлять на рынок ЕС более 6000 видов товаров без таможенных пошлин. Но пока три четверти кыргызстанского экспорта в ЕС приходится на один товар - золото. При этом сельскохозяйственных продуктов экспортировано в Европу лишь на 16 миллионов евро, а с использованием статуса ВСП+ в страны ЕС - всего на 6,1 миллиона евро. На мой взгляд, именно недостаточность работы в этих направлениях является сегодняшним основным тормозом в развитии торговых отношений с ЕС.

Кстати, Узбекистан и Таджикистан уже высказали заинтересованность в получении этого статуса. Поэтому времени на то, чтобы наладить нужные контакты, у республики не так много.

В феврале госсекретарь США г–н М. Помпео совершил евразийское турне по странам постсоветского пространства - Узбекистан, Украина, Беларусь и Казахстан. Кыргызстан в его маршруте не оказался. На ваш взгляд, почему?

- Это является определенным показателем уровня наших двусторонних отношений, мы для американцев, похоже, больше не интересны как стратегические партнеры в Центральноазиатском регионе. Пять лет прошло с того момента, когда Кыргызстан в одностороннем порядке денонсировал договор о сотрудничестве с США и Кыргызстан не демонстрирует явного желания восстановить сотрудничество с Вашингтоном на прежнем уровне и переподписать новое соглашение.

Кроме того, в начале этого года США внесли Кыргызстан в "черный список", наложив визовые ограничения. Кыргызстан, кстати, является единственным из постсоветских государств, который оказался в этом списке наряду с такими странами, как Судан, Нигерия, Эритрея, Мьянма и Танзания.

Правительство Кыргызстана в лице МИД и ГРС предприняло несколько попыток переубедить Вашингтон и просило вывести Кыргызстан из этого списка, который ударил по международному имиджу страны. Однако США, кроме слов о поддержке и возможном содействии, никаких обещаний, конкретных предложений по снятию визовых ограничений не дали. Из этого тоже можно делать соответствующие выводы.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД