"Снялся благодаря Nomad–stars в 35 зарубежных кинолентах" - Эдил Молдалиев

В конце прошлого года известный кыргызский трюкач Эдил Молдалиев получил приятное сообщение. Всемирная академия киноискусства каскадеров присудила премию Таурус за лучшие батальные съемки к кинофильму "Томерис", в съемках которого наш каскадер принимал участие. О чем этот фильм, какие картины были до него, на эти и многие другие вопросы Эдил Молдалиев ответил корреспонденту "Вечернего Бишкека"

Поздравляем с этим достижением. Насколько были сложными съемки в "Томирис"?

- Неплохая получилась картина, она наверняка не оставит зрителей равнодушными. Томирис - сакская царица, которая благодаря своему полководческому дару сумела победить многочисленную армию персов. По существу этот фильм о борьбе за свободу и независимость. Картина снималась на студии "Казахфильм", ее режиссер - Акан Сатаев, любители кино знают его по фильму "Рэкетир". Он приглашал большую группу каскадеров из Nomad–stars сняться в его новой ленте.

Я с 1989 года работаю в группе, которой руководит заслуженный деятель культуры РК Жайдарбек Кунгужинов. Nomad–stars известна на многих киностудиях мира. С ней хотят работать режиссеры Америки, Европы и Азии. Поэтому и мне скучать не приходится. Снялся благодаря Nomad–stars в 35 зарубежных кинолентах.

Съемки в "Томирис" стали новым этапом нашей кинодеятельности. Каскадерам приходилось учиться управлять боевыми колесницами, разучивать технику ведения боев на них, ну и, конечно же, выполнять головокружительные трюки. Съемки велись и в жару, и в холод. Но мы даже не могли показывать вида, что нам работать не комфортно. В каскадерской среде это не принято.

Колесниц и воинов с обеих сторон было очень много. Постановщики хотели снять впечатляющие по своим масштабам батальные сцены, и это у них здорово получилось. Руководители Всемирной академии киноискусства каскадеров понимают толк в этом деле. Поэтому и присудили нам премию Таурус. Кстати, Nomad–stars - первая в СНГ группа каскадеров, получившая такое всемирное признание. Также могу похвастаться, в "Томирис" я снялся как артист в небольшом эпизоде, играл роль сакского генерала. Режиссер остался доволен моей работой и после завершения съемок намекал, что в будущем, возможно, предложит мне большую роль. Будем ждать!

Как сегодня становятся каскадерами?

- Лично я им стал... в утробе матери. Не шучу. Мама была каскадером в фильме "Рождение песни", который был произведен на "Кыргызфильме". Во время съемок она, беременная мною, упала с коня во время исполнения трюка. Но ничего, все обошлось. Я остался жив–здоров, не возникло проблем со здоровьем и у мамы. Когда я подрос, мама поведала об этом эпизоде и сказала, что мне только одна дорога - в каскадеры. Шучу, конечно! Я всю жизнь занимался боксом, многими другими единоборствами, стал президентом Федерации панкратиона Кыргызстана, который сейчас называют боями без правил. Мы проводили первые международные турниры по этому виду единоборств. Также всю сознательную жизнь самостоятельно осваивал искусство джигитовки. Сейчас работаю на кафедре национальных видов спорта Академии физической культуры и спорта, защитил на эту тему диссертацию.

А кто конкретно вас пригласил работать каскадером?

- Мой старший друг и наставник Усен Кудайбергенов, который трагически погиб в 2005 году. В работе и жизни он не знал страха, всегда боролся за справедливость. Под руководством Усена я стал осваивать работу каскадера. Вместе с ним мы снялись в нескольких отечественных кинолентах. Усен хорошо отзывался о моей работе, а он был скуп на похвалы.

Самая запоминающаяся с ним работа - съемки в фильме "Черный принц Аджубей", который снял сын знаменитого мастера индийского кино Раджа Капура - Шаши Капур. Вот тогда–то я понял, насколько сложна работа каскадера. На подготовку одного трюка уходит минимум две недели. В нашей работе должны учитываться любые мелочи, мы обязаны предвидеть всевозможные чрезвычайные ситуации. К примеру, многие лошади пугаются выстрелов из пушек и даже из стрелкового оружия. Следовательно, нужно сделать все от тебя зависящее, чтобы животное не боялось никаких шумов, а это не просто. Необходимо также быстро научиться управлять неизвестной тебе лошадью, а эти животные далеко не всегда покорны и послушны, как может показаться. Каскадерство - это отдельная наука в кинопроизводстве. И для ее освоения требуются годы упорного труда.

Почему вы стали работать на "Казахфильме"?

- Финансовая ситуация на нашей киностудии с каждым годом становилась все хуже. Нам просто было нечего делать дома. А в Казахстане кинопроизводство, напротив, набирало обороты. Там сейчас снимают много кинолент на историческую тему, так что работы нам хватает. Кыргызские каскадеры в Nomad–stars на хорошем счету. Мы послушны, дисциплинированы и выполняем не только конные трюки, но и сражаемся на мечах, проводим поединки по древним спортивным единоборствам. Одним словом, универсалы, а это в киношной среде ценится весьма высоко. В Nomad–stars работают мой сын Джамиль Джуматаев и еще несколько кыргызских каскадеров. Все они профессионалы. Мне за них не стыдно.

Расскажите о самых запоминающихся событиях на съемках?

- Я помню работы над всеми картинами. Каждая из них по–своему уникальна. К примеру, съемки фильма "Марко Поло" проходили в Малайзии. Джунгли, жара 40 градусов, дикая влажность. Лошади не выдерживали таких условий. Их содержали в денниках с кондиционерами. А нам приходилось выполнять трюки в тяжелых доспехах. Но ничего, выдержали!

На съемках российского фильма "Тобол", напротив, провалился с головой в снег. Вышел погулять в сибирскую тайгу и едва не погиб. Спасибо ребятам, которые сразу заметили мое отсутствие.

Я горжусь своим сыном Джамилем. На съемках фильма "Курманджан–Датка" он на лошади прыгнул с отвесной горы в реку. Животное погибло, оно не имело шансов выжить, а сын остался целым и невредимым. Вот что значит мастерство каскадера.

У меня много друзей актеров. Я знаком с Александром Лазаревым - младшим, Дмитрием Дюжевым, многими артистами и режиссерами стран дальнего зарубежья. Все они очень интересные люди, приятные собеседники, не смотрят на каскадеров свысока, считают нас равными участниками съемочных процессов.

На твой взгляд, можно вернуть былую славу кыргызского кино?

В первую очередь необходим закон о государственной поддержке отечественного кинематографа. Эти деньги не будут потрачены впустую. В съемочный процесс вовлекаются сотни, тысячи людей, а это все рабочие места. Я помню, мы снимались в Грузии у английского режиссера. Для съемок у местных жителей было приобретено 100 автомобилей. А в принципе кинематограф - высокорентабельное производство. Но для его развития требуются немалые средства.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД