Чым-Кургон: здесь лечат душу

3507  0
Марина Мирошник

Злобные врачи, которые хватают больного под мышки и запихивают в палату – не более чем миф. Кровати, прикрученные к полу, смирительные рубашки и прочие "психиатрические" атрибуты чаще используются в кино, чем в медицинской практике. Об этом интернет-редакция "ВБ" узнала, побывав в Республиканской психиатрической больнице в селе Чым-Коргон. Журналистов предупредили, что в РПБ есть опасные больные, к которым нельзя подходить. Снимать пациентов фото- и видеоаппаратурой тоже нельзя.

- Насильно "уложить" человека в Чым-Коргон довольно непросто, - говорит главный врач больницы Жаныбек Ажибеков. - Люди с психическими расстройствами зачастую знают, что они больны. И в момент рецидивов приходят сами. Некоторых доставляет сюда скорая помощь. Если больной опасен для окружающих или может нанести себе вред, то это показания к принудительному лечению. Однако больной может отказаться от госпитализации, тогда его участь должны решить специальная врачебно-консультационная комиссия и Кеминский суд.

РПБ обслуживает не только Чуйскую область и север страны: больные попадают сюда из Оша, Джалал-Абада, близлежащих районов Казахстана. Наиболее распространенный диагноз – шизофрения и осложнения после черепно-мозговых травм.

- Человек в состоянии глубочайшей депрессии может совершить суицид. В советское время всех, кто пытался уйти из жизни, ставили на учет, проверяли их психическое здоровье. Сейчас такого нет. Как говорят защитники свободы личности, "если человек хочет уйти – пусть уходит", - с горечью говорит Ажибеков.

Сейчас в больнице работают 20 врачей, 13 из них – психиатры, кроме того, есть гинеколог, стоматолог. В случае необходимости из областной больницы приходят другие специалисты. К примеру, патологоанатом. К счастью, в его услугах вот уже года три никто не нуждался.

Больница или тюрьма?

- Из отделения принудительного лечения в 2009 году сбежали 5 пациентов. Тогда еще в больнице была охрана из сотрудников милиции. Больные напали на милиционеров, избили их и сбежали, – рассказал Жаныбек Ажибеков. – Беглецов удалось вернуть, милиционеров подлечить.

После этого охрану из людей в погонах сняли. Сейчас "надзирателями" в мужском отделении работают две санитарки и одна медсестра. Женщины пожилого возраста меньше раздражают людей с проблемами психики. А если что, им на помощь спешит внешний охранник.

- Четверо больных сбежали и в 2011 году. Напали на санитаров и сбежали. Двое из них до сих пор в бегах, - проговаривается главврач. - Опасны ли они для общества? Поведение человека с органическим поражением головного мозга не предугадаешь.

О том, что между больными бывают драки, рассказывает и заведующая отделением принудительного лечения Айсалкын Толомбаева.

- Работать с тяжелыми больными непросто, - поделилась заведующая остро-психиатрическим отделением Дамира Султангазиева. – В обществе существуют предубеждения в отношении наших пациентов. Здесь они защищаются от общества. У нас есть больные, которые не хотят выписываться после курса лечения. По разным причинам. Кто-то боится возвращаться в общество, кто-то осознает, что вне больницы за ними некому ухаживать.

- Даже родственники не всегда с пониманием относятся к больным с психическими расстройствами, - говорит главврач РЦПЗ. – Надо осознавать, что больные не вредят специально, они просто больны. Конечно, и родственников наших пациентов понять можно. Не у всех хватает терпения, не все умеют правильно обращаться с больным. Мы даже прежде чем выписывать пациента, выясняем, куда он вернется.

Без света и канализации

Все корпуса больницы были построены в 1965 году, в 1970-м их сдали в эксплуатацию. Естественно, современным требованиям эти строения не соответствуют. Последний раз ремонт здесь делали в 2006 году на средства Фонда по сокращению бедности. Самый главный бич - канализация. Ее просто нет. Раньше поля фильтрации находились за дорогой. Теперь они не функционируют. Для очистки выгребных ям туалетов вызывается ассинезаторская машина из Токмака. Стоит это 1 200 сомов.

- Пищеблок не ремонтировался с 1996 года, - сетует Жаныбек Ажибеков. – Да что там пищеблок? У нас на питание одного больного выделяется менее 40 сомов. Не могу точно сказать цифру, потому что есть еще больные туберкулезом с психическими расстройствами – у них сумма на питание другая. Однако мы справляемся – нам оказывают помощь различные спонсоры, среди которых есть и религиозные организации. Из-за задержек финансирования нам часто отключают свет за долги. А для нас свет - это вопрос безопасности сотрудников. Кроме того, в темноте некоторые больные испытывают приступы страха.

Так как кухня тоже работает от электричества, на случай отключения света в больнице есть казаны, в которых готовят над костром.

Раньше у больницы было свое подсобное хозяйство. Пациенты из числа выздоравливающих занимались полезной и отвлекающей трудотерапией. Однако в настоящее время она считается негуманной. Поэтому теперь больница овощи-фрукты не выращивает. А значит, и дополнительного притока финансов не имеет. Больным разрешается только принимать лекарства, гулять, смотреть телевизор, играть в различные игры, в присутствии медсестры разговаривать по сотовому телефону.

- Из-за вышедшей из строя системы водоснабжения возникли слухи о закрытии больницы. Саниэпиднадзор вынес заключение о нарушении норм, а прокуратура на основании его и выдала предписание на закрытие, - говорит Ажибеков. - Однако куда девать таких больных?

Справка

Республиканская психиатрическая больница в селе Чым-Кургон рассчитана на 600 койкомест. В настоящее время там проходят лечение 390 пациентов. Всего в 2011 году было госпитализировано 1 020 пациентов от 14 до 60 лет и старше. На принудительное лечение определены 58 человек, 4% пациентов было госпитализировано повторно.

Комментарии
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД