Ответственные за санитарную безопасность структуры не могут поделить полномочия

902  1

У двух нянек дитя без глазу

Санитарно–эпидемиологическая обстановка в стране обостряется. А в это время между двумя структурами - образованной в прошлом году Госинспекцией по санитарной, ветеринарной и фитосанитарной безопасности при правительстве и департаментом профилактики заболеваний и экспертизы Минздрава, которые, уже судя по названиям, должны отвечать за санитарно–эпидемиологическую безопасность в стране, идет дележка полномочий. И конца этому не видно.

Почему сложилась такая нездоровая ситуация в прямом и переносном смысле? Прокомментировать происходящее мы попросили директора департамента профилактики заболеваний и экспертизы Минздрава Сабиржана Абдикаримова.

- У прежнего правительства было намерение перенять грузинский опыт, чтобы уменьшить количество контролирующих органов и дать тем самым возможность развиваться предпринимателям. И было решено объединить контролирующие органы министерств. Таким образом появилось две инспекции: по санитарной, ветеринарной и фитосанитарной безопасности, а также эколого–техническая.

Мы просили создать правовое поле: в связи с образованием инспекций внести соответствующие изменения в законы. Их у нас восемь, в придачу 16 постановлений, регулирующих обеспечение контроля за радиационной безопасностью, питьевой водой, продуктами питания и так далее. К сожалению, не было внесено никаких изменений, было принято постановление правительства. Первоначально планировалось создать инспекцию по пищевой, ветеринарной и фитосанитарной безопасности.

Когда обсуждалось постановление, мы спросили: кто будет заниматься контролем за детскими дошкольными учреждениями, школами, лечебными учреждениями, парикмахерскими, банями, бассейнами, саночисткой населенных пунктов? И тогда, как говорится, пошли по наименьшему пути сопротивления и вмиг решили: давайте, мол, заменим в названии слово "пищевой" на слово "санитарной". При этом контроль за водой и лечебными учреждениями оставили за нашим департаментом. Но не учли главного - огромного количества объектов, которые предстояло контролировать работникам созданной инспекции. Как говорится, нельзя объять необъятное: в стране сотни школ, парикмахерских, детских садов и так далее. И тем не менее функции контроля за ними были переданы госинспекции.

Не решен и вопрос с зарплатой: у специалиста она не более четырех тысяч, у ведущего специалиста - чуть больше и так далее, начальник отдела получает около восьми тысяч. Это на что толкает?

Мы, кстати, помогли своим коллегам из госинспекции обустроиться в отдельных районах - предоставляли помещения, оргтехнику, столы, стулья.

Зашкаливает!

В созданной технической инспекции в течение года нет ни одного специалиста по радиационной безопасности. Сейчас прибывают из Японии машины, радиационный фон которых составляет 1500 микрорентген в час и превышает в сто с лишним раз норму. Машины надо вывозить, а кто и куда их будет вывозить, никто не знает. Три из них хранятся на спецполигоне. На полигоне не захоронишь. Проводить дезактивацию бесполезно - все пропитано радиацией. Этот вопрос надо поднимать, и кто–то должен брать ответственность. У нас нет регулирующего органа по этим вопросам. Согласно Закону "О радиационной безопасности", пять структур - Минздрав, МЧС, Госагентство по окружающей среде, местные власти и таможня - уполномочены контролировать и регулировать эти вопросы. Но сегодня, как я уже сказал, не внеся изменений в этот закон, взяли и передали все их функции технической инспекции, в которой нет оборудования, специалистов по радиационной гигиене. Таможня не растаможивает, потому что нет акта радиационного контроля.

- Вы связываете ухудшающуюся санитарно–эпидемиологическую ситуацию, в частности по гепатиту, кишечным инфекциям, именно с этой реорганизацией?

- Конечно. Теперь ни мы, ни центры госсанэпиднадзора не имеем права проверять эти объекты, только госинспекция при правительстве уполномочена на то. Есть комиссия по защите предпринимательства, которая выдает разрешение на проверку. Нам таких разрешений, за исключением проверок лечебных учреждений и объектов водоснабжения, никто, разумеется, не выдавал.

Поэтому сорвалась проверка готовности детских дошкольных учреждений, школ к учебному году. Ранее ежегодно формировалась комиссия, которая выезжала на места и проверяла состояние водоснабжения, канализации, питьевых фонтанчиков, наличие дезсредств, санитарное состояние пищеблоков, состояние здоровья работающих в них людей.

И можно, наверное, благодарить Бога за то, что этот летний период обошелся без ЧП, поскольку никто даже не приносил на исследование озерную воду. А некоторые районы вообще остались без контроля, в том числе за пищевыми продуктами. Доподлинно известно, что один из специалистов госинспекции за целый год один раз приехал в Ак–Талинский район, побыл два часа и уехал. Что можно проверить за это время? Ничего. Это - блеф, показуха. Или как можно контролировать санитарно–эпидемиологическую обстановку одновременно в трех районах одному человеку? Например, в трех населенных пунктах - Ляйляке, Сулюкте, Баткене - один санитарный врач, который, кстати, уже уволился и вернулся в СЭС. Представляете, сколько там объектов! Транспорта у врача, разумеется, нет. А чтобы доехать из Баткена до Сулюкты в один конец, ему надо купить билет за 600 сомов, а потом обратно столько же потратить. При зарплате санврача в четыре тысячи сомов какой, простите, дурак будет мотаться и что–то там контролировать.

- Но в госинспекции сейчас утверждают, что именно вы должны проверять школы и детсады, а вы, дескать, самоустранились.

- Мы не могли их проверять, потому что нам открыто заявили, что мы не имеем такого права. Это прерогатива инспекции. То есть дали, как говорится, от ворот поворот.

Мы пытались убедить, что повышается уровень заболеваемости гепатитом. И что в такой–то группе есть больной, что нам надо выявить контактирующих с больным ребятишек, установить за ними наблюдение. Но нас все равно не допустили. А потому так высока в этом году инфекционная напряженность. И все это - результат бесконтрольности.

- Но предпринимателям–то такая ситуация, как говорится, в кайф?

- Предприниматели почувствовали отсутствие контроля, надзора. И что хотели, то и творили, не соблюдали элементарных правил гигиены, режима мытья посуды, кого хотели, того и принимали на работу без медосмотров. Потому что у наших коллег при всем их желании просто не хватает сил, чтобы контролировать все и всех. Как я уже сказал, нельзя объять необъятное. Только на рынки "Дордой" или Кара–Суу зайдите - сколько там объектов, которые обязательно надо проверить. А сотрудников в госинспекции, контролирующих эту сферу, не больше пяти человек.

Парадокс еще и в том, что один объект проверяют три человека - ветеринарный, фитосанитарный и санитарный врачи, если последний есть. Если нет, то получается, что ветеринарный врач проверяет детское дошкольное учреждение. Хотя он не профессионал в этой сфере, это не его специфика, что он понимает? И ведь, что интересно, в госинспекции не хотят признавать своих просчетов, а обвиняют во всех смертных грехах других. Если бы нам сказали, что создается совместная группа по проверке какого–то объекта, включили бы в нее нашего врача, то от этого только стало бы лучше людям, ради здоровья которых мы все работаем. К сожалению, этого нет. Нам постоянно дают понять: мол, они выше нас, госинспекция сродни министерству, а мы лишь департамент.

- В госинспекции сотрудников департаментов упрекают в том, что они требуют деньги за анализ проб пищевых продуктов, а потому, дескать, снижается количество проб.

- Один раз действительно уже в конце рабочего дня в пятницу ко мне приходили двое сотрудников с полными сумками продуктов. Но как мы будем делать пробы, если не знаем, когда изымались эти продукты, при какой температуре их держали, неизвестно, на какие показатели делать пробы, никаких документов нет. Причем в основном это были колбасные изделия, требующие определенных условий их хранения. Допустим, мы сделали заключение, что по таким–то параметрам колбаса не подходит и подлежит уничтожению. А завтра с иском в суд в отношении нас обратится предприниматель, у которого забрали продукцию. И у него есть все шансы выиграть дело, потому что, как я уже сказал, мы не знаем, когда сотрудники инспекции изъяли колбасу, где хранили и так далее.

А что касается оплаты, то на этот счет есть постановление правительства, где указаны услуги, которые выполняют и на платной, и на бесплатной основе. И те анализы, которые надо проводить бесплатно, мы и делаем бесплатно.

Сотрудники госинспекции, как видно, неправильно поняли свою функцию. Они не должны бегать и отбирать пробы. Надо заставить предпринимателя, чтобы он сам лично получил документ, подтверждающий, что его продукция качественная и безопасная. А главная функция инспектора госинспекции - проверить, есть ли у предпринимателя разрешение на функционирование объекта и сертификат на выпускаемую продукцию и продажу ее. Самим же инспекторам не надо и даже нельзя, на мой взгляд, бегать, отбирать продукты для проб. Хотя очень явно просматривается, почему они это делают. Более того, есть факты, когда людей даже запугивают штрафами.

Профпатология

Сегодня, например, выпали из поля зрения промышленные объекты, которые остались без контроля. А на них, особенно с вредными условиями работы, надо постоянно брать пробы воздуха на наличие вредных веществ, составлять санитарные паспорта рабочих. Если, например, кто–то из рабочих заболеет и попадет в отделение профпатологии, там обязательно спросят санпаспорт - профмаршрут, где говорится, что рабочий работал в то время, когда, допустим, концентрация вредных веществ превышала норму. Никаких отметок в профмаршрутах рабочих наших предприятий в прошлом году не делалось. А именно основанием для того, чтобы болезнь признали профессиональной, необходим профмаршрут.

Чтобы не допустить профзаболевания, нами проводились профосмотры. А теперь мы не можем посещать предприятия. То есть условия работы тоже никто не контролирует. У нас забрали эти функции, а у наших коллег из госинспекции руки до этого не доходят. Да и не отработали четкий механизм такого контроля, который был и есть у нас.

И возвращаясь к вопросу о количестве лабораторных исследований различных проб, скажу, что их стало даже больше. Очень много заявок от физических лиц. Повторяю, что все это проводится на законных основаниях, согласно постановлению правительства.

Насколько известно, сейчас госинспекция хочет получить разрешение на предоставление платных услуг. То есть сами будут проверять и оказывать услуги. Разве можно контролирующему органу так делать? Это государственный орган, и он не может оказывать платные услуги.

- Не исключено, что у вас заберут и лабораторию?

- Такие разговоры действительно муссируются. Но что в таком случае получается: госинспекция сама дает разрешение, осуществляет надзор и выполняет платные услуги.

У нас во многих районах проводятся еще диагностические, паразитологические, бактериологические, молекулярно–генетические исследования. Мы являемся еще референс–лабораторией, то есть подтверждающей лабораторией.

- Насколько известно, вам предлагали подписать меморандум о сотрудничестве. Вы, говорят, отказались. Почему?

- Мы разрабатывали и передавали текст меморандума дважды. Конечно, со своими изменениями и дополнениями. Но до сих пор из госинспекции, как говорится, ни ответа, ни привета. Например, в документе нет положения о главном санитарном враче. Оно до сих пор не разработано. И вообще нет ни одного правоустанавливающего документа о самой госслужбе, за исключением утвержденного постановления правительства о госинспекции. Отсутствие правового поля приводит к негативным явлениям и разногласиям между нами.

- Но нет же неразрешимых вопросов. Как, на ваш взгляд, возникшие разногласия можно уладить?

- Может быть, инспекции надо взять функции пищевой и ветеринарной безопасности. То есть что связано с питанием: от поля до стола. Сейчас вроде бы хотят передать санитарный контроль Минздраву, а ветеринарный и фитосанитарный оставить при правительстве, создав самостоятельную инспекцию. Правительство внесло такое предложение на рассмотрение комитетов и фракций ЖК. И пока однозначного решения не принято. Но ведь разумно же вернуть санитарные функции нам, поскольку санитарный контроль - это же забота о здоровье человека. Кстати, очень многие акимы просят вернуть санслужбу Минздраву, потому что, скажу без похвалы, она действительно отлично работала. Это была целая хорошо выстроенная система, проверенная временем. И зачем тогда ломать то, что отлично функционирует?

Комментарии
Мария
24.02.2013, 15:52

Надеемся, теперь Вы довольны, что вернули в Минздрав санитарный контроль.

Конечно акимы районов переживали, потому что главные врачи танцуют лезгинку перед акимами, по ихнему заданию работают.Акимы не могли указать или требовать госинспекцию.Теперь все назад вернулась. Между прочим по районам некоторые работниики санслужбы по прежнему проверяли объекты,говорили что инспекция закроется, по всякому мешали работе инспекции. Он в одном прав, что не учли главного - огромного количества объектов, которые предстояло контролировать работникам созданной инспекции. Как говорится, нельзя объять необъятное: в стране сотни школ, парикмахерских, детских садов и так далее и низкая заработная плата.

Не надо врать, что помогли обустроиться госинспекции ,предоставляли помещения, оргтехнику, столы, стулья, наоборот наблюдали и исподтишка ноги вставляли.Не забывайте закон БУМЕРАНГА, Вам это вернется!!!!

0
Цитировать
Жалоба модератору
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД