Аида Салянова vs сотрудники ДПС: дело может стать бомбой под репутацией ГП

Страшная тайна голого ствола и Аиды Саляновой

Дело об "обнажении" пистолета, направленного на колесо машины генерального прокурора республики, вполне может стать взрывоопасной бомбой под репутацией всей ГП и ее главы Аиды Саляновой.

На колени не встали...

Последние события вокруг недоразумения, раздутого следователями Генпрокуратуры до уголовного дела, показали, что ничего хорошего ждать от "синих мундиров" не приходится.

По–прежнему прокуроры считают, что два сотрудника милиции, Улан Ботиков и Азамат Осмонов, незаконно пытались остановить "Лексус GX", в котором сидела генеральный прокурор с дочерью. Ибо те направили на переднее колесо оружие.

В результате разбирательства, которое вел совсем не рядовой сотрудник прокуратуры, а следователь по особо важным делам Калыков, уже всем стало понятно, что обвинения надуманны. Тысячу раз Осмонов и Ботиков доказывали, что вовсе не пытались нападать на служебную машину генпрокурора, а просто делали свою работу. Патрулируя по улице Ахунбаева, они увидели белый джип с затонированными передними стеклами, что, как известно, запрещено. Они сделали знак, "Лексус" не остановился, а злостно продолжал движение. Милиционеры начали преследовать нарушителя - его удалось остановить только направив пистолет на колесо.

А там, оказывается, сидела генеральный прокурор республики Аида Салянова. Она использовала служебный транспорт, на котором висели совсем не прокурорские, а чужие (оперативные) номера, во время отпуска. Естественно, Ботиков и Осмонов, не обладающие экстрасенсорными способностями, не могли об этом знать.

Следователь, подчиненный генпрокурора Саляновой, обвинил патрульных во всех грехах, которые только мог наскрести в данной ситуации. По заявлению водителя Абдыкапарова, который тут же был признан потерпевшим, было возбуждено уголовное дело по 305 статье Уголовного кодекса - "Превышение должностных полномочий с применением оружия". А это от четырех до восьми лет лишения свободы.

На самом деле настоящими потерпевшими в этой грязной истории стали милиционеры. Несколько месяцев их прессовали, заставляя извиняться за "нападение на генпрокурора", а затем уволили с работы.

Видимо, так сильно обиделась Аида Салянова на рядовых инспекторов, что ее подчиненные старались изо всех сил. Подтекст угадывался такой: "Как вы, презренные, посмели преследовать машину ее величества да еще "макаровым" грозить?!". Но, как выяснилось, дела в ведомстве "синих мундиров" разводила вовсе не пассажирка "Лексуса". Милиционеров следователь заставлял извиняться и падать на колени перед ее всесильным мужем, который восседает в собственном офисе. Да еще каяться публично в газетах и на телевидении. Это было главным условием, чтобы остаться на работе. Но Осмонов и Ботиков не стали кланяться - были уверены, что ничего плохого не сделали. Так бы и затрамбовали парней, но за них вступился известный адвокат Токтогул Абдыев.

...из "макарова" не стреляли

Честно тягаться с известным адвокатом в Генпрокуратуре не стали. Это довольно трудно. И когда уже было доказано, что применения оружия не было, а всего лишь "обнажение" и "наставление на колесо", позиции обвинения сильно пошатнулись.

Стало понятно: когда дело дойдет до суда, наружу вылезет темная изнанка этого инцидента. Все те обстоятельства, которые следствие так и не удосужилось рассмотреть. К примеру, что за номера были на белом "Лексусе" и имела ли генпрокурор на них право? Почему водитель и ее работник в одном лице сразу не остановился на знак патрульного, тогда проблема решилась бы мгновенно?

И тогда был сделан финт, который решил все проблемы и позволил все–таки наказать строптивых милиционеров. "Важняк" Калыков переквалифицировал обвинение на более легкое - статья прежняя - превышение должностных полномочий, но уже без применения оружия. А затем закрыл дело якобы за примирением сторон.

Если кому–то покажется, что Генпрокуратура наконец образумилась, это не так. Опять беспредел. Никакого примирения в действительности не было.

Но таким образом "синие мундиры" избежали судебного процесса и безнаказанно отомстили ни в чем не виноватым патрульным. Дело в том, что прекращение дела по примирению сторон не является реабилитирующим основанием. Осмонова и Ботикова тут же уволили. И подать иск в суд о восстановлении они теперь не могут.

А потом их просто надули, как воздушные шары

Адвокат Токтогул Абдыев подал жалобу на незаконные действия следователя. Такое заявление должно было быть рассмотрено Генеральной прокуратурой согласно ст. 131 УПК в течение пяти суток. Ему не отвечали два с лишним месяца. Адвокат сообщил об этом Саляновой и в аппарат президента страны. Заявил об умышленной волоките и о нарушении конституционных прав своих подзащитных. В ответ - тишина.

Тогда защитник обратился в суд с просьбой об отмене незаконного постановления следователя. И впервые в этом деле забрезжил свет справедливости. Октябрьский районный суд, внимательно изучив материалы дела, установил: примирения не было! Решение следователя о прекращении уголовного дела за примирением сторон принято незаконно.

Однако надзорное ведомство оказалось упорным. Решение первой инстанции было обжаловано. За дело взялся Бишкекский городской суд уже в новом составе. Нас убеждают: те судьи, которые пришли на перестроечной волне, лучше, профессиональнее, справедливее, чем старые, бакиевские.

И вот пожалуйста! Новые вершители судеб - целая коллегия под председательством Жакыпбека Толоева - уже сомневаются в незаконности действий следователя–важняка. И приводятся аргументы: тот все сделал правильно. При этом у них в определении водитель Саляновой фигурирует то под фамилией Абдыкадыров, то Абдыкапаров. Судьи утверждают, что из материалов дела видно - Ботиков и Осмонов написали ходатайства, в которых указали, что осознали свои незаконные действия и попросили прощения у водителя Абдыкапарова.

Азамат Осмонов рассказал корреспонденту "ВБ", что эти ходатайства они написали, клюнув на обещание следователя прекратить уголовное дело по закону - за отсутствием состава преступления. При этом там было указано, что он, Азамат Осмонов, вину не признает, просто приносит извинения водителю по соображениям служебной этики. Водитель первым написал заявление, что не имеет претензий к милиционерам. Совсем другие слова, чем те, что указаны в определении городского суда, которое буквально пронизано сочувствием к методам работы Генеральной прокуратуры. Судьи просто переписали прокурорские возражения и назвали это своим определением. В результате дело направлено на новое рассмотрение в ином составе суда...

Почему не допрошена главная свидетельница?

Особенности прокурорской трансформации

Такой недоуменный вопрос задают все, кто соприкасается с этим скандальным делом. И действительно, Аида Салянова находилась в машине, может и должна рассказать, правду ли говорит водитель, обвиняя милиционеров в нападении без предупреждения. Каковы были действительные обстоятельства дела?

Ведь мы верим, что генпрокурор не может говорить неправду. Хотя другой известный адвокат Икрамидин Айткулов совсем недавно пытался привлечь к уголовной ответственности Салянову за предоставление парламенту недостоверной информации. Не смог. Он рассказал корреспонденту "ВБ", что провел адвокатское расследование и выяснил: в Кыргызстане невозможно пожаловаться на генерального прокурора. Нет механизма. Все жалобы на него направляются ему же. На этом все заканчивается. Получается, личность генпрокурора у нас неприкасаема. Это и привело к печальному результату, который адвокаты называют прокурорским беспределом.

- Согласно Конституции КР, Генпрокуратура призвана надзирать за точностью соблюдения законов, - подчеркнул и Токтогул Абдыев. - Однако за последние годы Генпрокуратура трансформировалась - она превратилась в орган, выполняющий заказ неизвестно кого и грубо попирающий закон. Один из самых ярких примеров - дело Ботикова и Осмонова. Я считаю: суд первой инстанции достаточно исследовал обстоятельства и материалы, предоставленные защитой, и пришел к правильному выводу, что постановление о прекращении уголовного дела в отношении моих подзащитных по нереабилитирующим основаниям является незаконным. Однако горсуд возвратил дело на новое судебное рассмотрение. А ведь в данном случае уголовное дело, когда обвиняемые не признают своей вины, прокуратура не имела права прекращать.

Заявления милиционеров, в которых они якобы чуть ли не мирятся с потерпевшим, водителем и родственником Саляновой, были получены обманным путем. Тогда же я подал ходатайство в Генпрокуратуру о прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления. У меня были все основания для этого. Но ходатайство было проигнорировано, дело прекращено якобы за примирением сторон. Примирение - это обоюдный процесс. О примирении речи быть не может, если люди не признают вину и не ходатайствуют об этом.

В деле есть заявление потерпевшего, который будто бы прощает моих подзащитных. Но Салянову даже не допросили, хотя она сидела в машине и была свидетелем происшедшего. Это незаконно. Ее статус не дает освобождения от дачи свидетельских показаний. Пусть найдут статью закона, где было бы сказано о том, что генпрокурор - лицо недопрашиваемое. Принятие такого закона было бы абсурдом. Тогда над нами посмеялись бы даже пингвины.

Против генерального прокурора уголовное дело может возбудить... только Генпрокуратура. Никто другой не может - это большой недостаток нашего законодательства. А такая статья должна быть. Если президент посчитал возможным создание такой службы, как АКС, раз ей дали такие широчайшие полномочия, она должна была решить вопрос и о возможности возбуждения уголовного дела в отношении генпрокурора. Замов, которые бы осмелились на такой шаг, ни сейчас, ни в обозримом будущем, учитывая наш менталитет, не будет. А это важнейший вопрос - несет или нет ответственность за свои действия государственный чиновник такого уровня.

Уголовная ответственность генерального прокурора не предусмотрена - результат мы видим.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД