Дэниэл Розенблюм: США не нацелены на дестабилизацию ситуации в регионе

Недавно Кыргызстан посетил заместитель помощника госсекретаря США по Центральной Азии Дэниэл Розенблюм, который совершил турне по Центральной Азии, обсудив с руководителями пяти стран региона вопросы безопасности и ситуацию в Афганистане. "Вечернему Бишкеку" удалось взять у дипломата интервью.

- Вы встретились с представителями силовых структур Кыргызстана. Как вам видится ситуация в Кыргызстане и вообще в Центральной Азии в свете обеспечения безопасности и в связи с последними событиями в Афганистане, активностью ИГИЛ и других террористических организаций?

- Прежде всего наш визит в Бишкек связан с тем, что мы ценим наше многолетнее и плодотворное сотрудничество с Кыргызстаном, и нынешние встречи были посвящены вопросам обеспечения безопасности.

Делегация, в которую входили представители различных ведомств США, побывала в странах Центральной Азии, и Кыргызстан - четвертое государство, которое мы посетили в ходе турне. Во всех странах мы обсуждали вопросы безопасности и конкретно - ситуацию в Афганистане.

В последнее время происходят динамичные изменения в регионе, в частности в Южной Азии и на Ближнем Востоке. Именно это и является причиной, почему мы идем на интенсификацию нашего диалога и сотрудничества в области безопасности.

Мы понимаем, что ИГИЛ представляет собой очень большую угрозу для всего мира. Поэтому США сейчас работают над формированием коалиции, в которую уже вошли 60 стран, и многие другие поддерживают ее цели, так как она объединяет усилия в борьбе с этой угрозой.

Целью коалиции являются не только военные действия против ИГИЛа, но и перекрытие источников его финансирования, а также воспрепятствование процессу рекрутирования в эту организацию новых членов.

- Как вам показалось, есть ли разница в подходах к решению проблем безопасности в странах Центральной Азии? В Кыргызстане, например, была американская военная база, которую закрыли в прошлом году. Сказывается ли это на обеспечении безопасности региона?

- Разные подходы не имеют существенных различий. В целом все страны едины в поддержке борьбы с общей опасностью. Некоторые различия можно отметить у стран, которые имеют общую границу с Афганистаном, - это Таджикистан, Узбекистан и Туркменистан, они, конечно, обеспокоены ситуацией в Афганистане и распространением деятельности ИГИЛа больше, особенно в приграничных зонах. Отдельные нюансы связаны с историей наших отношений и взаимодействия в этой сфере с конкретными странами.

Относительно того, что ЦТП был выведен из Кыргызстана, это было известно заранее, вопрос долгое время обсуждался между правительствами наших стран, и сам вывод осуществлялся по заранее разработанному плану. Наблюдая ситуацию после, мы не отметили какого–либо существенного влияния этого вывода на безопасность в регионе. Это не повлияло и на наши операции в Афганистане, которые Центр транзитных перевозок поддерживал, мы просто имели возможность заблаговременно внести коррективы в план наших действий.

- Недавно директор российской Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов заявил, что НАТО, выводящее из Афганистана свои войска, намерено переложить обязанность поддерживать безопасность в Центральной Азии на Шанхайскую организацию сотрудничества. Как бы вы это прокомментировали?

- Я думаю, что страны Центральной Азии уже достаточно умудрены, чтобы понимать, что проблема обеспечения безопасности в регионе не является эксклюзивной обязанностью какой–либо одной страны или организации, что в решении этих проблем необходимо широкое сотрудничество.

США никогда не были единственным партнером или единственной страной, ответственной за безопасность в регионе. И в будущем нельзя возлагать ответственность на какую–то одну страну или организацию. Она должна распределяться между многими партнерами, потому что опасность велика. Я с большим уважением отношусь к руководителям российских служб, но не согласился бы с таким мнением.

- Если перейти к двусторонним отношениям между США и Кыргызстаном, как вы считаете, в каком состоянии находятся эти отношения и какими вы их видите в будущем?

- Я бы отметил, что у наших стран очень давняя история прочного сотрудничества и двусторонних отношений с момента обретения Кыргызстаном независимости, то есть у нас уже имеется солидная база для дальнейшего развития сотрудничества.

Совсем недавно мы провели третий раунд ежегодных двусторонних кыргызско–американских консультаций. Америку посетила кыргызская делегация во главе с министром иностранных дел Эрланом Абдылдаевым, и стороны согласились, что эти консультации были очень продуктивными и позитивными.

Мы уже приступили к выдаче многоразовых пятилетних виз для граждан Кыргызстана и Америки. Кыргызстан планирует провести заседание Совета по Соглашению о торговле и инвестициям. Обсуждается и ряд других совместных программ и проектов.

Что касается перспектив, я бы выделил три основных направления сотрудничества. Первое - это развитие демократических институтов Кыргызстана, и, я думаю, обе стороны признают, что США вносят уникальный вклад, помогая развивать эти институты. Плодотворность сотрудничества в этой сфере объясняется не только нашим 200–летним опытом строительства демократии в своей стране и уроками, извлеченными из наших ошибок, которые Кыргызстан мог бы избежать, но также и тем, что Кыргызстан тоже продемонстрировал желание и достиг успехов в строительстве демократии. Демократия в Кыргызстане уже пустила глубокие корни.

Второе направление - сотрудничество в области укрепления безопасности в свете проблем и вызовов, с которыми сталкивается регион, в частности с деятельностью экстремистских групп. Для сотрудничества в этом направлении тоже имеются очень хорошие предпосылки.

Кыргызстан является лидером в регионе по противодействию насильственному экстремизму, он уже осуществил с помощью США ряд программ и проектов в этой сфере. Это тоже основание для плодотворного сотрудничества.

Третье направление - это экономика, и здесь мы сотрудничаем как в области решения внутренних экономических проблем Кыргызстана, например, противодействия коррупции, развития малого бизнеса и так далее, но также работаем в сфере расширения экономических связей в регионе, между странами Центральной и Южной Азии. Развитие такого сотрудничества тоже очень выгодно для Кыргызстана.

- В связи с этим сотрудничеством. Ранее существовали планы создания "Большой Центральной Азии" и связанный с ними проект CASA–1000, а также относительно новая инициатива "Новый Шелковый путь". Какие меры принимаются в этом направлении?

- Я об этом многое могу рассказать, но постараюсь быть кратким, отметив лишь главные моменты. Основной целью проекта "Новый Шелковый путь" является расширение связей в области энергетики, и они направлены на расширение ключевых вопросов не только со странами Южной Азии, но и со странами Европы, то есть этот проект не ограничивается только азиатским регионом.

Что касается CASA–1000. Это проект, над которым мы работаем уже несколько лет, и если он окажется успешным, то откроет дорогу для реализации множества других планов - он может продемонстрировать широкие возможности развития в этом направлении.

В его рамках уже достигнуты значительные результаты, и Кыргызстан находится в самом центре этого процесса. Начиная с декабря прошлого года четыре страны, задействованные в проекте, подписали несколько важных соглашений о ценообразовании в энергетике - как и по каким ценам электроэнергия из Кыргызстана и Таджикистана будет передаваться и продаваться в Афганистан и Пакистан. Насколько я знаю, скоро ожидается другая встреча, в Стамбуле, и подписание документа по менеджменту строительных работ, связанных с этим проектом.

Развитие региональных экономических связей не сводится только к проекту СASA–1000. Мы принимаем участие и в ряде других инициатив, в которые, кроме США, вовлечены такие международные организации, как Всемирный банк и Азиатский банк развития. Все эти проекты направлены на укрепление экономического сотрудничества, углубление торгово–экономических связей со странами Южной Азии.

Например, подписано соглашение о торговле и транзите между Афганистаном и Пакистаном, к которому присоединяется и Таджикистан. Есть проект Азиатского банка развития по формированию рынка электроэнергии, включающего все страны Центральной и Южной Азии. Такого рода проекты вносят свой вклад в общую цель, и мы поддерживаем их.

Также есть и другие страны, которые заинтересованы в развитии региональных экономических связей. В частности, Китай, который тоже недавно представил интересную концепцию - "Экономический пояс Шелкового пути". Идеи проекта очень близки идеям нашего проекта, поэтому мы могли бы объединить усилия в этом направлении.

В этой связи я бы хотел отметить, что в мае делегация США едет в Пекин как раз по этому вопросу, чтобы обсудить, каким образом мы можем дополнять друг друга для достижения наших общих целей.

- Кыргызстан должен стать скоро членом Евразийского экономического союза. Как вы думаете, какое может быть сотрудничество между этой организацией и западными альянсами?

- Мы поддерживаем право всех стран, в том числе и Кыргызстана, самим решать, в какие союзы вступать и какого рода сотрудничество им развивать в сфере экономики или политики. Это право является важным элементом их суверенитета, а мы поддерживаем суверенитет Кыргызстана и его право самому выбирать, с кем и как сотрудничать.

Мы за свободную торговлю и против ограничений, так как это в интересах всех стран. Мы беспокоимся только об одном - чтобы присоединение Кыргызстана к Евразийскому экономическому союзу не создавало новых барьеров в торговле. Если Кыргызстан сможет выполнять свои международные обязательства, в частности в рамках Всемирной торговой организации, если новые союзы служат цели расширения торгово–экономического сотрудничества и устранению барьеров, мы такие инициативы и такого рода отношения только поддерживаем.

- Что бы вы сами хотели добавить к тому, что мы обсудили?

- Я бы хотел добавить от себя только одну вещь, которая дополняет то, что я уже сказал. Иногда мы слышим или читаем в прессе, что якобы наша цель - дестабилизация ситуации в Кыргызстане, в Казахстане или в Афганистане.

Я бы хотел подчеркнуть, что наша цель абсолютно противоположна такому мнению. И это является одной из основных целей нашей нынешней поездки и всех наших инициатив в регионе. Наоборот, наши усилия направлены на установление стабильности в Кыргызстане и в регионе в целом, потому что мы хорошо знаем, что нестабильность в одной стране влияет на ситуацию в целом в регионе и в других странах, в том числе и в США.

Теракты 11 сентября 2001 года в США являются примером того, как нестабильная ситуация и слабое государственное управление в Афганистане привели к тяжелым последствиям в Соединенных Штатах. Гибель тысяч невинных людей стала для нас большим ударом, поэтому мы очень глубоко понимаем, насколько важно сохранение стабильности во всех государствах. Именно вследствие этого мы выступаем за установление стабильности как в отдельных странах, так и вообще в регионе.

Подробности читайте в среду, 6 мая, в газете "Вечерний Бишкек"


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД