Милиционеры заставляют работать бомжей и забирают деньги себе

Среди лиц без определенного места жительства есть те, кто хватается за первую возможность как-то изменить свою жизнь к лучшему. С такими недавно познакомились юристы правовой клиники "Адилет". Именно сюда на стареньком раритетном "Москвиче" приехали Жыпара, Нуржан, Мирлан и Нурлан (имена изменены) за помощью в восстановлении паспортов. Без документов они не могут устроиться на работу. А работать умеют и хотят. Только пока, опять же из-за отсутствия паспортов, делают они это бесплатно.

Когда-то они ночевали, где придется, страдали алкоголизмом. Надежду на новую жизнь поучили, когда встретили Жыпару. Она предложила Нуржан и Нурлану жить в ее доме. Впрочем, пусть каждый расскажет свою историю сам.

Мирлан:

"Я родился и жил в Ысык-Атинском районе Чуйской области, там же и учился. Так получилось, что подрались мы с пацанами. И один после драки скончался. Пришлось отсидеть. Через три года четыре месяца освободился. Идти некуда. К родителям? Они развелись. Мать уехала в другую страну, отец женился второй раз. Дом продан. Где жить? Только на улице. С 2000 года скитаюсь. Что Бог пошлет, тем и живу. Куда направит, туда и иду. Бутылки собираю, баклажки, картон. Зимой еду чабаном работать. В Таласскую область, в Иссык-Кульскую. Семь лет подряд в Талас ездил.

Зачем мне паспорт? На выборы надо пойти. В судьбе страны хоть поучаствовать. От милиционеров покоя нет: берут нас на работу и не платят. На улице поймают, документов нет, и отвозят особняки строить. У них один повод - документов нет. К милиционерам клиенты приходят. Нас покупают. Увозят. Работаешь- работаешь, потом говорят: "Иди. Что ты тут вшей кормишь?". Это одна из причин.

К тому же, думаю, что с получением документов моя жизнь изменится. Я в цветах, растениях всяких хорошо разбираюсь. Елками занимался. Цветы выращивал. Вот этим хочу заниматься: цветы растить. Наемным рабочим сначала, потом как получится. У меня дочка растет с матерью. Хотел бы как-то поближе стать. А то не видел уже сколько лет. Как я появлюсь? Скажу, что ее отец бомж? Совесть не позволяет человеческая. Я еще и выпить любил. Исправиться хочу".

Нуржан:

"Я из Нарына. Училась в интернате. Отец умер, когда я совсем маленькая была. Мать нас всех содержала. Меня навещала в интернате, на выходные забирала. А потом и ее не стало. Я окончила строительное училище. Приехала в Бишкек доучиться, но документы вместе с деньгами украли. Так здесь и осталась. От родителей достался дом, где живет братишка с женой. Она меня там видеть не хочет. Год я с ними жила.

Мне уже 45 лет. Один раз выходила замуж. Год прожили и разошлись. Больше не выходила. Детей нет. У кыргызов же считается, что девочка замуж выйдет и обустроит свою жизнь, поэтому родительский дом и наследство достается мальчикам. И жена брата говорит, что ее муж – наследник дома. Пять лет с ними уже вообще не общаюсь. Однажды ночевала дома, и сноха, думаю, что я сплю, спрашивала брата, когда я уже уйду, потому что она не хочет со мной жить.

Без документов работу найти не смогла. Сразу паспорт спрашивают, а без него никуда не берут. Долго думала, что делать? Не придумала и начала пить. Однажды напилась и ковырялась в мусорке, и вот эта женщина – Жыпара – меня нашла. Сестра моя теперь.

Она сказала: "Тебе хорошо, что ли, что ты пьешь? Давай я тебя домой заберу и помогу". Раньше даже сом найду, и все деньги на выпивку трачу. А Жыпару встретила и два года не пью. Болела печень, и Жыпара мне помогла с лечением. Ну и тоже вот сейчас без паспорта на работу не возьмут же.

Я чабаном тоже работала. В Кочкоре 3 года. В этом году в Таласе три месяца. Чем как девочки на цирке своим телом торговать, хоть чабаном работаю, это честный труд. Чаще всего 150-200 голов баранов. Летом и до 500 бывает. Откуда-то жена братишки узнала телефон хозяина кошары. Позвонила и сказала, что я им не нужна.

Однажды я пришла вечером, а хозяин и говорит: "Твоя сноха звонила, сказала, чтобы ты за еду и одежду работала, ты им не нужна, тебя защищать никто не будет. Деньги не давать, сказала. Оказывается, у тебя никого нет. И решил не платить". Я скандал устроила, что деньги мне нужны, а бесплатно работать не буду. Зачем работать за еду? Я лучше в город поеду, бутылки насобираю и на лепешку всегда заработаю. Я его матери пожаловалась. Она сына поругала: "Так не нельзя. Аллах не любит такого. Она – женщина, но как мужик работает. Если не заплатишь, то я ей свои деньги отдам". Пришлось хозяину кошары платить и я, забрав деньги, сказала: "Давай, до свидания". Потом они пришли и начали меня звать работать, мол, поехали. Но Жыпара не дала меня увезти.

На мусорке милиционеры ловят и просят документы. Их нет. Забирают в распределитель. И милиционеры продают нас. В прошлом году троих человек и меня поймали и где есть село Байтик, туда до вечера забрали работать, на стройку. Мы спрашивали: "Зачем нам здесь работать. Платить будешь?". А хозяйка говорит, что заплатила ментам. Они на нас зарабатывают. Могут в 12 часов выгнать ночи. Обратно не отвозят. Пешком идем домой. А когда паспорт есть, то ничего этого не делают.

Сейчас куда не пойдешь – везде паспорт спрашивают. С документами я на любую стройку могу пойти работать. Не всю жизнь же в мусорке копаться".

Нурлан:

"Я два года живу у Жыпары. Несколько лет назад сильно поранил левую руку, работать не смог, а потом начал пить. Водку пил каждый день. Тогда с сестрой жил в "Энесае". У сестры сын, дочь, внуки. Каждый день пью, пью. Ну и ушел я. На руке повязка – не мог работать. Попрошайничал. Ночевал, где придется. О том, что можно баклажки собирать, этого не знал. Не думал даже об этом.

Так ходил, ходил и к Жыпаре случайно попал. Она говорит: "Не пей. Потихоньку бросай". Когда в люках ночуешь, то не моешься, вшей столько. Я потихоньку бросал пить, стал мыться. Она помогала, а потом говорит, что надо документы восстановить.

В прошлом году вместе с Жыпарой съездили на Иссык-Куль и восстановили паспорт. 5 тыс. сомов пришлось заплатить. Правда, сначала один поехал и запил. Она за мной пацана отправила, он и забрал меня оттуда. После этого еле-еле бросил, и потом вместе поехали. Через два месяца забрали. Я же учился на водителя, в архиве остались на меня документы.

Права нашлись тоже. Мы же машину купили. Подержанный "Москвич". Его хозяин частично парализован, инсульт был, не может машину водить. Я этот "Москвич" издалека увидел: такой красавец. Издалека стоит и светится. С тех пор не пью. Жениться хочу. Есть знакомые на примете? (смеется). Там на Иссык-Куле дом есть, огород есть, абрикос растет. Там никто не живет. Могу ключи взять и жить. Один просто не хочу. Детей нет. Я один раз женат уже был. Она не родила. Развелись в 90-х годах. После этого не женился.

Однажды нас под горы увезли, где люди отдыхают по выходным. Там коттеджи. Мы там чистили кошары от кизяка. После нас не выпускали почему-то. Шесть суток там пробыли. Но потом вдвоем сбежали. По Алма-Атинской пешком идем до Ахунбаева дошли, и снова нас менты забрали. Я позвонил Жыпаре. Она приехала и по 500 сомов за каждого отдала".

Жыпара:

"Это я их привела в правовую клинику "Адилет". У меня жилье есть. Там еще трое живут бездомных. Я с ними работаю: собираем бутылки, картон. И познакомились мы на мусорке. Я пробовала работать швеей. Получила тысячу сомов за две недели. Это не хватит на жизнь, конечно. Выгодней картон сдавать. И то больше заработаешь. В день иногда, если хорошо будет, 500 сомов заработаю.

Бездомные у меня бесплатно живут. Жалко же. Я когда-то замужем была. Дочку родила. Разошлись. Не получилось. Я сирота. Росла в горах. И у меня приемный сын есть. Как-то лазила по мусоркам и встретила студентку. Она вся в слезах. Приехала учиться из Нарына и на первом же курсе забеременела. Молодой человек ее бросил и уехал. А родители об этом ничего не знают. Просила девочка денег на аборт. А срок большой уже. Я предложила лучше ее прокормить во время беременности и после, а потом отдать мне ребенка. Студентка согласилась. Она не знает, что я в мусорке лазаю. Думает, что я просто состоятельная женщина. Давала ей из средств, которые зарабатывала. Сейчас сыну семь лет уже.

Мне уже 50 лет. Какая мечта? Только, чтобы дети выросли хорошими людьми. Чтобы сын получил образование.. Я иногда шучу, что когда мне миллион дадут, я раздам бомжам. Люди думают, что у меня крыша едет.

С документами и милицией – проблема. У нас Турат еще есть из Таласа. Ему тоже паспорт нужен. Он хорошо на стройке работает. Но в прошлый раз не заплатили. Пришлось писать заявление в милицию. Оказалось, что хозяйка зарплату выплатила, но прораб забрал и решил не отдавать деньги бомжам. После заявления деньги отдали. А так бомжей используют, потому что они даже не могут заключить контракт или написать заявление в правоохранительные органы. Прораб видит, что за человеком никого и ничего нет, и эти деньги себе в карман складывает. Понятно, что идти жаловаться некуда.

Если не работать, то побьют. Сильно избивают, потом молча сидишь. Слабых и больных не забирают. Их невозможно использовать. Ноги обещают переломать, а нам лучше ходить на ногах. Милиция пользуется тем, что без документов мы никто. Я однажды сказала, что пойду жаловаться Мелису Турганбаеву и был период, когда на время эта практика прекращалась. А кто не имеет документов и не знает своих прав, теми и пользуются. Мы очень устали от всего этого".


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД