Акималиев: Талгарбеков разрушил сельское хозяйство, развалит и страну

Директор Института земледелия Жамин Акималиев и бывший министр сельского хозяйства, а ныне так называемый оппозиционер Бекболот Талгарбеков - давнишние оппоненты друг друга. Еще в начале 90–х годов депутат "легендарного" парламента Жамин Акималиев с группой единомышленников вступил в бой против разрушителей колхозно–совхозной системы в стране во главе с Аскаром Акаевым и Бекболотом Талгарбековым. Силы в этой схватке оказались неравными, разрушители победили благодаря хитрости и изворотливости.

О том, как шла эта борьба, "ВБ" рассказывает академик Акималиев.

- Может, правы были ваши оппоненты? Советский Союз рухнул, а колхозы–совхозы остались...

- В Израиле действуют кибуцы, те же колхозы, которые успешно кормят граждан своей страны. Есть кооперативы в государствах Восточной и даже Западной Европы, в Южной Америке, Азии. Как говорил великий Дэн Сяопин: "Не важно, какого цвета кошка, главное, чтобы она ловила мышей".

В Кыргызстане до начала 90–х насчитывалось более 500 колхозов–совхозов, за каждым из которых числилось до 2500 гектаров пашни. Они на 90 процентов обеспечивали граждан республики основными продуктами питания. Пшеницы с одного гектара в колхозах–совхозах получали по 32–35 центнеров с гектара, кукурузы – до 70 центнеров, от одной фуражной коровы надаивали до 5 тысяч литров молока в год. В республике перерабатывалось до 50 процентов выращенной продукции.

После проведения варварской (иначе и не скажешь) реформы на селе появилось 350 тысяч фермеров, каждый из которых получил в среднем по 2,5 гектара угодий. Урожаи пшеницы упали до 20 центнеров, кукурузы – до 50 центнеров, от одной фуражной коровы стали надаивать только по 2 тысячи литров молока. На данный момент перерабатывается только 10 процентов выращенной продукции. Из имевшегося миллиона гектаров поливной пашни осталось 750 тысяч, кроме того, гумус в почве составлял 2 процента - нынче один, а это может привести к тому, что на нашей земле скоро даже курай не будет расти. Многие почвы засолены, подвержены эрозии. В селе безработица, закрылись детские сады, дома культуры, дома быта, поликлиники и больницы.

- Кто и когда заложил мину под колхозы–совхозы?

- Бывший министр сельского хозяйства Бекболот Талгарбеков с подачи Аскара Акаева. Эти друзья еще в 1992 году начали свою разрушительную деятельность, но в действующей тогда Конституции было сказано: "Земля является исключительно государственной собственностью. Она не продается и не покупается".

На время разрушители затихли. Но уже через год Аскар Акаев объявил референдум для укрепления президентской власти и изменения Конституции. В результате в Основном законе страны появилась хитрая и витиеватая статья, в которой говорилось, что вся земля в государстве находится в государственной, частной и иных формах собственности, продается и покупается.

Далее уже пошли президентские указы по расформированию колхозов и совхозов. Знаете, как действовал Талгарбеков, получив широкие полномочия от шефа? Он почти в каждом селе создавал специальные комиссии из общественников, которые агитировали людей за выход из колхоза или совхоза. Более того, я точно знаю, что несогласных с этой инициативой принуждали различными методами писать заявление о "добровольном" желании стать свободными сельскими предпринимателями. Люди поначалу отказывались это делать, говорили: "Мы не знаем, как грамотно обрабатывать почву, заниматься животноводством". Но никакие доводы не действовали, тем более в каждом селе имелись предприимчивые крестьяне с деловой хваткой, которые хотели стать фермерами. Но ведь основная масса была против этой "коллективизации наоборот". У меня имелась информация, что если люди в селе отказывались расформировывать колхоз, то к ним приезжал "кавалерист" Талгарбеков и требовал включиться в реформу.

- Вы пробовали урезонить Талгарбекова и его патрона?

- Не один раз. Доказывал с парламентской трибуны и в личных беседах, что разгонять колхозы–совхозы - преступление перед народом. Пусть эти хозяйства называются кооперативами, товариществами, акционерными обществами, но принцип коллективного труда на селе необходимо сохранить. Талгарбеков ничего конкретного мне не говорил, отделывался общими фразами. Аскар Акаев улыбался: "Посмотрим, разберемся". С Талгарбековым, помню, поговорил один раз по–мужски, не избегая крепких фраз. Но ему все как об стенку горох. Он вообще, как мне кажется, порой бывает неадекватным.

Я убежден: эти два господина выполняли чужую волю, были высокооплачиваемыми марионетками в большой игре под условным названием "Развал Союза и обнищание его бывших граждан".

- Ваши слова нуждаются в доказательствах.

- Помните нашумевшую историю с австралийскими баранами, которых завозили к нам самолетами? Каждое животное обошлось нам в 2900 долларов. Я потом, когда ездил в Австралию, специально узнавал, могут ли стоить столько эти бараны. Местные специалисты сельского хозяйства уверяли меня, что даже самые элитные животные продаются в несколько раз дешевле. То есть была проведена большая операция по отмыванию огромной суммы денег.

Вспомните, сколько проектов по реформированию сельского хозяйства реализовывалось тогда в Кыргызстане. И где отдача? Деньги и реальные дела уходили в песок. Зато зарубежные участники проектов получали по 5–6 тысяч долларов ежемесячно, а наши специалисты только 200–300 долларов. То есть речь может идти о хищении сотен миллионов долларов. Об этих безобразиях (мягко говоря) прекрасно знали международные финансовые организации, то есть кредиторы и грантодатели, но закрывали глаза, потому как купленная властная верхушка всегда послушна, исполнительна и ради денег пойдет даже на преступление.

Сейчас меня беспокоит вопрос, почему последние годы правоохранительные органы нашей страны не расследуют дела Талгарбекова. А он, имея деньги, стремится всеми путями к власти. Предполагаю, что он вошел в так называемый "Народный парламент" только ради удовлетворения своих властных амбиций. Но что такое "Народный парламент", кто туда и когда избирался? Хватит уже обманывать народ.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД