Дело Текебаева: Ты помнишь, как все начиналось?

Близится к концу судебный процесс по уголовному делу Омурбека Текебаева и Дуйшенкула Чотонова, которым предъявлено обвинение в коррупции. Вердикт суда пока не вынесен, и каким он будет, неизвестно. Но стоит окинуть взором историю с миллионом долларов США, с которых и началось следствие и потом дело дошло до суда.

После завершения суда еще не раз журналисты, а потом, возможно, и историки будут изучать этот процесс. Он интересен своей беспрецедентностью. Не только тем, что судят Текебаева, а еще тем, что впервые в истории на суд публики была вынесена теневая сторона революции, когда на фоне общего революционного подъема, после кровавых событий на площади в Бишкеке "победители" в лице некоторых так называемых вождей революции решили прибарахлиться, конвертировать политический, административный ресурс в финансовый.

Начало "славных дел"

Экс-депутат, атамекеновец Омурбек Абдрахманов в интервью газете "Алиби" 13 ноября 2012 года заявил, что после апрельских событий Омурбек Текебаев провел переговоры по вопросу передачи компании "Мегаком" российской компании "Мегафон". По словам Абдрахманова, Текебаев получил от одной компании миллион долларов, пообещав: "Первоначально передадим "Мегаком" государству, а затем – вам".

"Мы встретились с представителями "Мегафона" в текебаевском кабинете. После, в кафе "Мажор" Д. Чотонов попросил прощения: "Омурбек байке, простите. Я высказался несколько неправильно. Да, мы получили миллион долларов. Израсходовали на нужды партии", - рассказывал Абдрахманов.

Но у Абдрахманова не было доказательств, а главное - второй стороны сделки – представителей российской компании. Логически российские бизнесмены должны были предъявить претензии Текебаеву, так как он не выполнил обещания. Но они молчали, и это наталкивало на мысль, что Абдрахманов говорит неправду.

Все изменилось 25 февраля 2017 года. Генеральная прокуратура сообщила о возбуждении уголовного дела в отношении Омурбека Текебаева. Лидер фракции "Ата Мекен" обвиняется в коррупции и мошенничестве. С письменным заявлением о привлечении к ответственности Омурбека Текебаева обратился владелец ряда телекоммуникационных компаний России Леонид Маевский.

Он рассказал, что в 2010 году Текебаев будучи заместителем председателя временного правительства КР получил от него $1 миллион, взяв на себя обязательства по созданию для россиянина преференций, допуску к управлению ЗАО "Альфа Телеком". Текебаев обещал в последующем продать Маевскому акции сотовой компании за "откат".

"Свои обязательства Текебаев так и не выполнил, а полученные денежные средства возвращать отказался, угрожая физической расправой в случае предъявления каких-либо требований и распространения информации о состоявшемся факте", - информировала Генпрокуратура.

В эти же дни в интернет-пространстве началось распространение видео с интервью участников той сделки Текебаева, которая и привела на скамью подсудимых лидера "Ата Мекен". Если исходить из видео, Текебаева с Маевским свел Алексей Модин.

По словам Модина, после апрельских событий 2010 года было заведено на всех сотовых операторов уголовное дело по 60 тыйынам - это плата за соединение, которая была введена Максимом Бакиевым. Она стала одной из причин резкого всплеска недовольства народа в 2010 году. После революции 2010 года Генпрокуратура обвинила сотовых операторов в сговоре и возбудила уголовное дело. В это время Модин знакомится с Талантом Маматкеримовым, который предложил помощь в решении вопроса с уголовным делом против Модина. И вывел на Дуйшена Чотонова, который является близким соратником Омурбека Текебаева.

Лидер "Ата Мекена" все-таки помог Модину и его перестали вызывать на допросы в Генеральную прокуратуру. Через некоторое время Талант вновь обращается к Модину с просьбой рассмотреть возможности или найти инвесторов на покупку акций в компании ЗАО "Альфа-Телеком", работающей под торговой маркой "Мегаком".

И тут Модин выводит атамекеновцев на российского бизнесмена Леонида Маевского, он как раз был связан с телекоммуникационным бизнесом.

"Я озвучил данное предложение Маевскому. На что он мне, конечно, ответа сразу не дал. Прошло какое-то время, и Маевский мне позвонил и говорит: "Алексей, постарайся организовать встречу с представителями временного правительства по вопросу приобретения акций ЗАО Альфа-Телеком". Ну я связался с Маматкеримовым, соответственно, сказал ему, что Маевский в принципе заинтересован, но необходима встреча именно непосредственно с членами временного правительства", - рассказывает Модин.

Маматкеримов сразу же дал согласие на организацию встречи Маевского с Текебаевым.

"Первое его знакомство с Омурбеком Текебаевым состоялось в мае 2010 года, встреча была в его служебном кабинете в доме правительства на Старой площади. На встрече присутствовал сам Текебаев - депутат парламента КР, член временного правительства, Маевский Леонид Станиславович - российский бизнесмен, я, Талант Маматкеримов и Чотонов. Маевский на этой встрече озвучил свои возможности, то есть, он сказал, что он на рынке телекоммуникаций давно, что у него есть и финансовые, и юридические возможности осуществить покупку доли в сотовом операторе "Мегаком". Судя по лицам Маевского и Текебаева, встреча прошла на хорошей ноте. Им это очень понравилось", - говорит Модин.

По его словам, позже вечером этого дня Маевский рассказал Модину, что Текебаев просит 1 млн долларов США за внешнее управление компанией с целью проведения технического и финансового аудита, ему нужно отдать наличными. Если это условие не будет выполнено в ближайшее время, то в дальнейшей встрече и обсуждении по данному вопросу нет необходимости.

"Вторая встреча с Текебаевым произошла где-то в июле. Маевский прилетел утром, также остановился в гостинице "Хаятт". В "Хаятте" по прилете он мне передал триста тысяч долларов, сказал, что это та сумма в рамках одного миллиона долларов, которые потребовал Текебаев за внешнее управление компанией "Мегаком". Я эти деньги забрал, он сказал, что "Ты там пока от Текебаева не позвонят, деньги оставь у себя". Вот что я и сделал. Где-то через две недели мне звонит Талант Маматкеримов и просит, соответственно, встретиться и передать ему 300 тыс. долларов, которые Маевский мне оставил ранее. Вот я встречаюсь с ним в офисе торгового центра "Вефа" на улице Советской - Горького на 6-м этаже, передаю ему деньги. В кабинете он был один, я ему отдаю деньги и понимаю, что впоследствии они будут переданы Текебаеву", - рассказывает Модин.

Дальше происходит непонятное. Маевский звонит Модину и недоумевает, почему он до сих пор не получил статус внешнего управляющего в компании "Мегаком". Маевский прилетает в третий раз на встречу с Текебаевым.

Текебаев успокаивает Маевского, просит подождать и убеждает, что вопрос будет решен положительно. Но дальше ситуация не меняется, Маевский прилетает в очередной раз, пытается встретиться с Текебаевым, но тот уже не имеет никакого желания говорить о чем–то с Маевским.

В конце концов Маевский встречается с Текебаевым. "После этой встречи Маевский приехал возбужденный, очень недовольный результатом встречи, и на следующий день он покинул страну. И все, то есть, этот его последний визит был где-то в декабре 2010 года, и больше он в страну уже не приезжал, деньги возвращены не были в размере миллиона долларов, хотя Маевский все условия выполнил. Он передал ранее, я забыл уточнить, семьсот тысяч долларов, уже там непосредственно представителям Текебаева, он все свои условия выполнил и миллион он полностью наличными отдал людям Текебаева, но, к сожалению, ничего не было выполнено", - рассказал Модин.

А вот что рассказывает Маевский. Он подтверждает слова Модина. Но более подробно говорит о некоторых деталях сделки.

"Разговор в Доме правительства продлился порядка полутора часов, после этого мы с ним расстались. И он предложил встретиться после рабочего дня и продолжить обсуждение. Я согласился. Я в тот момент жил в гостинице "Хаятт". После рабочего дня, не поздно, часов в семь - в начале 8-го ко мне приехал Текебаев вместе с Дуйшеном. Мы сидели в лобби ресторана гостиницы и начали обсуждать вопросы покупки акций. На тот момент пакет акций, который продавался, стоил порядка 330, 320, 350 миллионов долларов. Были разные оценки, но в принципе где-то цена колебалась в этих пределах. Это зависело от состояния рынка, состояния экономики и спроса. И обсуждался вопрос от 320 до 350 миллионов долларов. Я когда с ними обсуждал, сказал: хорошо, но для того, чтобы это сделать, мне необходимо сделать следующие вещи. Мне необходимо изучить состояние компании, что она из себя представляет. И для того чтобы подойти к вопросу покупки этого пакета акций, мне нужно сейчас заказать оценку у "большой тройки" – это "Прайс вотерхаус куперс" или там... "Эрнест Янг" – кто-то из аудиторских компаний, для того чтобы сделать оценку, подготовить сделку. Естественно, что 350 миллионов долларов из своих собственных средств я на тот момент кредитовать, покупать не мог, как, впрочем, и то, что никто не может и купить. И я хотел сделать сделку именно через свои активы и через банки. Для этого нужна была оценка.

Я сказал, что сейчас буду изучать этот вопрос, закажу оценку и в дальнейшем мы будем разговаривать о покупке. На что у меня Текебаев спросил: "Какая цена, сколько вы думаете вам это дело будет стоить?" Я сказал: ну это стандартная цена для того, чтобы сделать оценку компании, чтобы ее правильно упаковать, назначить оператора банка, которая будет сопровождать эту сделку. Так как сделка большая, обычно всегда берутся проценты от сделки. Я сказал, что рассчитываю вложить на первоначальном этапе порядка миллиона долларов. На что мне было предложено, что мы можем сделать по-другому.

"Вы можете не платить этим операторам, этой "большой тройке" деньги, а можете отдать этот миллион долларов нам. И мы тогда сделаем очень просто, мы вашу компанию введем в управление "Мегакома". Вы будете управлять. С одной стороны, вы будете знать, какое состояние компании изнутри, что она из себя представляет, какое количество абонентов, какие финансовые потоки у этой компании. И сразу же выстраиваете управленческий персонал, сразу будете выстраивать техническую политику. Как бы техническую политику копании, и можете войти в управление компании". На что я сказал, что должен подумать, должен все оценить. Но Текебаев и Дуйшен поднимали вопрос несколько раз в процессе моего разговора, что без миллиона не обойтись. Это как бы мой входной билет на кыргызский рынок, который я должен заплатить лично им. И без этого сделка не может состояться. Я сказал, что подумаю, и уехал в Москву", - рассказывает Маевский.

Он постоянно вел переговоры с Чотоновым. Соратник Текебаева говорил, что могут появиться другие клиенты и торопил Маевского. Потом в первых числах июля 2010 года Текебаев прилетает в Москву, его встретил Маевский.

"Когда мы ехали в центр Москвы, Текебаев достаточно подробно мне рассказывал о своих сильных позициях в Кыргызстане, что скоро он будет президентом республики или премьер-министром в зависимости от того, какая форма правления в этот момент будет. Больше всего Текебаев говорил, что он приехал в Россию для того, чтобы установить контакты с администрацией президента. Потому что они в нем видят будущего главу республики, что партия "Ата Мекен" – это старейшая партия, он ее лидер. И значит, он готов возглавить республику, и других альтернатив ему нет. Мы с ним доехали до Старой площади", - рассказывает Маевский.

На следующий день лидер "Ата Мекена" встретился с российским бизнесменом. Текебаев говорил Маевскому, что как будущему президенту страны ему интересны инвестиции и все время возвращался к вопросу о миллионе долларов.

"Я сказал, что стоимость компании "Мегаком" колеблется палитрой пакета, который продавался от 300-350 миллионов долларов. И в принципе мы готовы разговаривать где-то в этом ценовом коридоре. Готовы сделать предложения. Но для уточнения нам, естественно, необходимо войти в компанию. На что он сказал, что условия остаются прежние. Я должен заплатить за эти условия лично ему миллион долларов. В принципе, я дал согласие. Я в конце июля, буквально через две недели прилетел в Кыргызстан, в Бишкек. Опять же жил в гостинице "Хаятт". Отдал 300 тысяч долларов. Это был первый взнос", - продолжает Маевский.

А Текебаев убеждал бизнесмена в том, что он готовит документы. Маевский довольный улетел в Москву: "Так как мы договорились о том, что я дам миллион долларов, меня торопили со второй суммой - 700 тысяч долларов. Я готов был выполнить все эти условия. Ко мне от Текебаева приехал человек, которому надлежащим образом при свидетелях были пересчитаны эти деньги и переданы. И этого человека проводили в аэропорт. И он благополучно улетел в Кыргызстан, чтобы передать эти 700 тысяч долларов, для того чтобы были выполнены все условия с нашей стороны и был запущен процесс прихода нас в управление "Мегакомом". Я позвонил, и Текебаев подтвердил, что деньги получены в полном объеме", - продолжает Маевский в видеоинтервью.

Но что-то пошло не так и Текебаев начал тянуть с выполнением условий сделки. И снова Маевский прилетает в Бишкек.

"Я встретился с Текебаевым и Дуйшеном. С Дуйшеном, естественно, так в некотором недоумении, "мною условия выполнены, конец августа. Вы обещали все сделать. Почему условия не выполняются?" Для меня это было удивительно, и была загадка. На что мне ответили: "Мы хотели тебя еще раз увидеть, у нас все готово, там не все так просто". Говорили, что они люди слова, все это выполнится. И хотели обсудить еще один вопрос", - рассказывал Маевский.

По его словам, Текебаев и Чотонов хотели получить помимо 1 млн долларов США и 15% от суммы сделки по "Мегакому", в случае если компанию купит Маевский. Российский бизнесмен не согласился с такими условиями.

"Потому что сделка должна пройти прозрачно, абсолютно понятно. Ее будут сопровождать не только налоговые органы, не только правоохранительные органы, будут прежде всего смотреть банки, будут смотреть СМИ, и как я оправдаюсь, куда делись 30-45 миллионов долларов?

Они эти деньги хотели получить наличными. Не на счет, а именно наличными, чтобы там никаких следов не осталось. Я категорически сказал "нет", и я такие деньги платить не могу и не буду. Единственное, на что я согласился - не хотел с ними рвать отношения, сказав "нет". Сказал, что если будут какие-либо юридические консультации или другие, я могу платить консультационные услуги в рамках договора, в рамках сделки. Я могу платить какие-либо бонусы за помощь, но речь не идет ни о десятках миллионов долларов - то, что вы хотите. Но идет о деньгах, но однозначно не таких. И я категорически высказал свое несогласие с их политикой, с их позицией", - вспоминает Маевский момент своего прозрения, когда начал понимать, что его просто кинули.

Он был возмущен тем, что Текебаев вводит новые условия выполнения сделки. Это было против правил. Текебаев, поняв, что Маевский может взорваться, успокаивает его: "Езжайте, все будет нормально. Мы вам сделаем подарок к 6 сентября, к вашему юбилею, и вы будете управлять компанией. Можете там думать о консолидации своего бизнеса". Но Маевский так и не дождался.

"И я понял, что здесь уже дело пахнет мошенничеством. И те люди, которые занимают высокие государственные должности, сидят в ваших кабинетах министерских с красивыми золотыми табличками, которые вы видите по телевизору, у меня сложилось мнение, что это обыкновенные мошенники. Это мнение у меня начало складываться после того, как они завели разговор после получения миллиона долларов наличными. Возникло, когда они начали разговор, что "мы еще и хотим со сделки получить 10 или там 15 процентов". Это уже ни в какие ворота не шло. И я принял для себя решение прекратить общение с этими людьми.

Я прилетел в Бишкек 28 или 29 сентября, это надо по паспорту посмотреть, встретился с Текебаевым, встретился с Дуйшеном, причем каким образом? Я настаивал на этой встрече, я сказал: поймите правильно. Либо вы отдаете мне деньги, либо выполняете условия, либо мы идем разговаривать в правоохранительные органы. Я был настроен достаточно решительно и хотел всю эту историю каким-то образом заканчивать. Они приехали в ресторан, сняли конференц-зал, приехал Текебаев очень нервный, все вели себя очень нервно. Было условие оставить все телефоны в соседней комнате в соседнем зале. Причем Дуйшен проверял, включены ли "глушилки". Они боялись, что наш телефонный разговор будет записан. Естественно, Текебаев несколько раз спрашивал: "Нормально работает безопасность? "Глушилки" включены или нет?". Что я сказал? "Верните миллион. Срок возвращения сейчас немедленно. Иначе я иду в правоохранительные органы и начинаю против вас уголовное дело. Это обыкновенное мошенничество и вы являетесь мошенниками".

Я откровенно назвал Текебаева мошенником. В тот раз - первый раз. В этот момент мне понравилось, какую позицию занял Дуйшен. Он начал выступать на моей стороне, я не думаю, что это был какой-то розыгрыш. Потому что там были некие частности, когда он начал говорить Текебаеву, что деньги нужно вернуть, что "у тебя лежит 600 тысяч, давай их отдадим. Оставшиеся 400 мы ему отвезем в ближайшее время, когда получим". Я даже не помню, из каких источников они должны были получить. На что Текебаев сказал, что те 600 тысяч - для того, чтобы выполнить другие обязательства. Это меня взорвало. Я сказал: ты перед другими собираешься выполнить обязательства моими деньгами? Передо мной ты взял деньги и не выполнил обязательства. Потому что есть более серьезные люди, перед которыми ты не можешь выполнить обязательства.

Я так понял, что передо мной сидит и политический, и финансовый банкрот, который не может выполнять вообще никаких обязательств, ни человеческих, ни финансовых", - рассказывает Маевский.

Он вынужден был ждать, но Текебаев перестал звонить. Чотонов что-то еще пытался сделать. Но это, скорее, похоже было на обычную разводку мошенников.

В конце концов Маевский, устав от всей этой сомнительной суеты соратников Текебаева, прилетает снова в Бишкек. Тут лучше дать слово самому Маевскому:

"Я прилетел, позвонил в приемную Текебаева и предупредил, что если он меня сейчас не примет, то я иду в Комитет национальной безопасности, не знаю, как у вас аналог называется, у нас называется ФСБ, КГБ, аналог вашей организации, и пишу заявление в милицию о мошенничестве. Мне назвали адрес, это был адрес другой, не Дом правительства, где я раньше встречался. Я со своим помощником сел в машину, приехал к Текебаеву, зашел к нему в кабинет. Дуйшена уже не было. Он или собрался уехать послом куда-то или уже уехал послом в Южную Корею что-ли, я не помню. Я встречался именно с Текебаевым. Меня встретил человек у входа, сразу провел к нему в кабинет. Причем не через приемную, мы прошли транзитом в кабинет. В кабинете у него сидел один человек, с которым, как я понял, у него был тяжелый разговор. Потому что он ему что-то обещал и не выполнил, и тот достаточно резко себя вел по отношению к нему. Я ему нужен был для того, чтобы закончить один неприятный разговор и прерваться. Потому что там решался какой-то посольский вопрос.

Он закончил разговор через 5-7 минут. Когда мы остались с Текебаевым тет-а-тет: "Ну, что? Деньги будем возвращать или нет?". И с человеком, которого я видел полгода, с мая по декабрь месяц, на моих глазах произошло коренное изменение. Человек поменял свое лицо. Тот был интеллигент с плавными движениями, с хорошо поставленной речью, с хорошим тембром голоса. А здесь передо мной сидел человек и на полубандитском языке начал мне объяснять, кто правит страной. Что он хозяин страны, что, несмотря на то, что не возглавляет республику, у него здесь родственники, он здесь родился. И что они служат в КГБ-ФСБ, что сейчас он поднимет трубку и меня увезут в наручниках из его кабинета и потом все посольство Российской Федерации будет меня выковыривать из стен камеры. Это раз. Еще было сказано, что он меня предупреждает, чтобы меня здесь не было, что он хозяин этой страны и чтобы о деньгах я не вспоминал, что если я еще раз здесь появлюсь, то обратно могу не вернуться. А если вернусь, то на российской таможне в моем багаже обнаружат наркотики и меня уже будут судить за контрабанду наркотиков по российским законам и в Российской Федерации. Что он все это дело может сделать, что все это в его власти.

Он вел себя крайне нагло, крайне вызывающе, чувствовал себя вольготно, развязно, разговаривал на таком полусленге, чувствовал свою уверенность, потому что, когда я транзитом проходил через приемную, меня попросили оставить телефон. Видимо, он понимал, что его никто не запишет, и свидетелей этого разговора не было и не будет и прочее. Фактически, он раскрыл свое лицо, и мне было объяснено, что про свой миллион долларов я могу забыть, и что я предупрежден о том, что я здесь появляться не буду.

Я не хочу подробно вдаваться во все эти грязные подробности, но факт остается фактом. То есть, по отношению ко мне и моей компании совершен факт мошенничества и это мошенничество совершило государственное лицо при исполнении своих служебных обязанностей, причем совершил не один, а в группе, вместе с Дуйшеном и другими лицами, которые в этом были завязаны. Я, естественно, уехал в Москву с осадком".

Это очень серьезные обвинения и Генеральная прокуратура должна была возбудить уголовное дело. Текебаев, естественно, все начал отрицать, поднимать бучу и своих сторонников.

Во время следствия адвокаты и сам Текебаев отрицали все, даже сам факт знакомства лидера "Ата Мекена" с Маевским и Модиным. Опровергался и факт визита в Москву Текебаева и его встреча с российским бизнесменом. Маевский во время очной ставки предложил Текебаеву вместе пройти через детектор лжи в любой стране, которую выберет Омурбек Чиркешович. Но тогда подследственный лидер "Ата Мекена" отказался. Кстати, и во время суда Маевский повторил свое предложение, но ответ был отрицательным.

Суд

С начала процесса основной линией защиты Текебаева стала попытка перевести все дело в политическую плоскость. Как один из маневров с целью как-то затянуть судебный процесс стало самовыдвижение Текебаева кандидатом в президенты на предстоящих выборах.

Но процесс шел своим ходом. Вызванные в суд Маевский и Модин вновь подтвердили свои показания и не отступили от них. Хотя адвокаты Текебаева и сам подсудимый пытались запутать основных свидетелей.

Защита Текебаева пыталась всеми силами вызвать сомнения в отношении основных свидетелей, часто манипулируя фактами, пытаясь запутать дающих показания и увести в сторону дело. Впрочем, такая ситуация была предсказуема. Причем адвокаты и сторонники Текебаева пытаются раздуть какие-то мелкие нестыковки до вселенских масштабов. И это было ожидаемо. Один из основных свидетелей - Алексей Модин снова повторил то же самое, что было им сказано во время следствия, а до этого распространено в видеообращении. Он рассказал о том, что через него на российского бизнесмена Леонида Маевского выходили люди Текебаева, после чего и начались события, которые привели на скамью подсудимых лидера "Ата Мекена". Маевский был заинтересован в приобретении доли в ЗАО "Альфа Телеком" ("Мегаком"), а Текебаев в обмен попросил миллион долларов, при этом пообещав, что российский бизнесмен получит внешнее управление над сотовой компанией.

Модин показал, что ему Маевский рассказал о том, что Текебаев просит за сделку $1 миллион.

"Маевский, насколько мне известно, в августе 2010 года передал через посредников $300 тысяч в качестве задатка. Деньги я отвозил по просьбе Маевского Маматкеримову. Взял с него расписку. На четвертой встрече, которая состоялась в сентябре, было понятно: Текебаев эти деньги получил, так как он не спрашивал про них. Как позже я понял с его слов, Маевский всю сумму передал, но никакой сделки так и не было. В декабре 2010 года в рабочем кабинете Текебаева Маевский стал в ультимативной форме требовать вернуть деньги или завершить сделку по MegaCom. При этом присутствовал тогдашний депутат Омурбек Абдырахманов. Его я тогда увидел в первый раз", - рассказал суду Алексей Модин.

Адвокаты Текебаева во время допроса Модина начали уводить тему разговора и переключились на выяснение фактов, которые никакого отношения не имеют к уголовному делу. Почему–то они начали расспрашивать Модина об его отношениях с Максимом Бакиевым и Алексеем Елисеевым. Модин честно ответил, что был знаком и сталкивался с ними в 2006 -2007 годах.

Модин, который столкнулся с такими манипуляциями со стороны адвокатов, был обескуражен. "Вопросы адвокатов Текебаева были различные. Самый неожиданные: знаком ли я с Максимом Бакиевым, знаком ли я с Елисеевым, встречался ли я с ними. То есть все эти события 2006-2007 годов совершенно не относятся к тем событиям, которые происходили в 2010 году. Адвокаты пытаются как бы переложить вину на людей, которые совершенно не имеют никакого отношения к данному уголовному делу", - заявил Модин.

"Думаю, что участники процесса (со стороны Текебаева) пытаются затянуть данное уголовное дело, пытаются увести его в сторону, задавая вопросы не по существу. Мне кажется, что их цель - не выяснить суть дела, а просто затянуть дело по каким-то неизвестным мне причинам", - сделал вывод один из основных свидетелей.

Между тем все было достаточно ясно, Текебаев пытается затянуть судебный процесс, чтобы зарегистрироваться в качестве кандидата в президенты страны. И как-то использовать выборы для передышки, а может есть надежда, что процесс сойдет на нет.

В качестве свидетеля в суде также допросили Омурбека Абдырахманова, он повторил то же самое, что он говорил ранее о сомнительных делах Текебаева.

Он рассказал, что в конце 2010 года ему позвонил Текебаев и сказал, что приезжает делегация, и пригласил к себе. "Там были какие-то русские бизнесмены. В кабинете у него один из них стал громко и агрессивно заявлять, что обманывать нельзя. Текебаев в свою очередь сказал: "Тут прослушка, давайте тише". И сказал, что якобы он поднимет вопрос по MegaCom и все решится. Я потом ушел", - сказал Абдырахманов.

Абдырахманов отметил, что с российскими бизнесменами не разговаривал, но через два дня начали говорить, что Текебаев забрал у них миллион долларов.

"Я позвонил Чотонову и пригласил его к себе. Он ответил, что нет никаких денег. Через две недели Текебаев позвонил и пригласил попить пиво. Когда я пришел в кафе, там сидели Текебаев, Шыкмаматов и Чотонов. Последний извинился и сказал, что они действительно брали $1 млн, а Текебаев взбесился, заявив мне: "Какое твое дело, не вмешивайся в наши дела". Мы сильно поругались и я ушел", - рассказал Абдырахманов.

Были интересны и показания свидетеля Руслана Онолбекова.

"Я был сотрудником, Модин - директором. Сейчас я являюсь исполнительным директором "Нур Телекома". У нас с Маматкеримовым и Модиным были просто служебные отношения. Со слов Маматкеримова, были инвесторы, которые хотели купить "Мегаком". С Маевским я познакомился летом 2010 года. Модин просил составить небольшую юридическую справку. Я подготовил, в какой-то день он пригласил меня в кабинет по этой справке", - сообщил Онолбеков суду.

Таким образом, все основные свидетели подтвердили свои показания, которые дали в суде. И они не намерены от них отказываться.

Позиция защиты Текебаева была ожидаемая: все, что против их подзащитного – это вранье. Естественно, адвокаты все переводят в политическую плоскость, уводят в сторону. Иного и не стоило ожидать. Хотя заметно, что защита Текебаева начала давать большие трещины.

Лидер "Ата Мекена" в очередной раз попал в не очень удобное положение во врем процесса. Он и его адвокаты пытались убедить не только суд, но и общественность, что Текебаев не выезжал на переговоры с Леонидом Маевским в Москву и не знал Маматкеримова, через которого, по показаниям заявителей, лидеру "Ата Мекена" передавались деньги.

Позже в интернете появились документы, которые опровергают слова Текебаева.

Судя по сканированным спискам пассажиров, Омурбек Текебаев летал в российскую столицу вместе с Маматкеримовым. Именно в тот день, о котором говорит Маевский. Вместе с ними в самолете был и телохранитель Текебаева Абдрахманов.

5 июля на судебном процессе судья Эрнис уулу Айбек зачитал показания вдовы Таланта Маматкеримова Жылдызкан Ташматовой, которая подтвердила, что ее муж летал в Москву с Текебаевым. Она рассказала, что ее муж был юристом. В 2014 году он скончался от цирроза печени.

"Талант тесно общался с Чотоновым, тот посещал офис моего супруга, один раз приезжал к нам домой. Мой муж летал с Текебаевым в Москву. Это было примерно в конце августа или начале сентября 2010 года. Поездка длилась недолго, примерно сутки. Она была связана с вопросом "Мегакома". Все взаимодействия с моим мужем были относительно каких-то россиян, которые хотели приобрести компанию", - указывается в показаниях свидетеля.

Также вдова Маматкеримова сообщила на следствии, что Текебаев, Чотонов и ее супруг проводили встречу с российскими гражданами.

Ранее в качестве свидетеля был допрошен гендиректор ЗАО "Альфа Телеком" Азат Базаркулов, который рассказал, что в 2010 году Талант Маматкеримов пригласил его на встречу с Текебаевым в кафе.

"Там были Текебаев, Шыкмаматов, министр Госимущества Шералы Абдылдаев, они расспрашивали обо мне, кто я и так далее. Спросили о ситуации в компании, я сказал, что все работает в штатном режиме", - сказал свидетель.

Он также сообщил, что в здании Министерства госимущества Ш. Абдылдаев или Т. Маматкеримов дали ему резюме Алексея Модина, с которым он знакомился и встречался несколько раз.

Следует отметить, по словам Маевского, он хотел после завершения сделки с Текебаевым видеть на посту гендиректора "Мегакома" Алексея Модина. В этом плане интересны показания сотрудника компании "Нур Телеком" Дмитрия Жукова.

"Мне и Максиму Сидоренко в том же 2010 году Модин предложил перейти на работу в MegaCom. Но кем он (Алексей Модин) туда должен был идти, не знаю. Я последний раз видел его семь лет назад", - сказал Дмитрий Жуков.

О том, что Модин собирался стать руководителем "Мегакома" говорили и другие свидетели.

Но вернемся к показаниям Базаркулова:

"Летом 2011 года Омурбек Абдырахманов дал интервью, в котором говорилось, что Текебаев или "Ата Мекен" взяли миллион долларов у россиян. Я спросил Т. Маматкеримова, реально это было, о чем речь, он сказал, что, да, это было".

Интересными были и показания супруги Омурбека Абдырахманова Бейиль Айдакеевой. Прокурор города Кубанычбек Бейшекеев сообщил об имеющейся справке, что свидетель Бейиль Айдакеева выехала за границу и попросила зачитать ее показания.

"В указанный период ко мне в офис приехал знакомый председатель Межрайонного суда Канат. Он сообщил, что нужно решить вопрос национализации 51% акций ЗАО "Альфа Телеком" в пользу российской компании. Он попросил содействия со стороны моего мужа. Канат предложил 1 млн долларов, он сказал, что все соответствующие органы так или иначе задействованные в национализации "Мегакома" в пользу россиян, получили различные денежные средства, в их числе Канат назвал Текебаева, ГКНБ, Генпрокуратуру. Он также сказал, что вопрос решен со всеми судьями и другими членами депутатской комиссии, остался лишь Абдырахманов, которому предложен 1 млн долларов. Я спросила Каната, кто представляет интересы российской компании в КР, на что он ответил, что Рыкунова. Услышав, я усомнилась в честности сделки, так как была знакома с Рыкуновой, и сказала, что он связался не с теми людьми, попросила его уйти. Вечером обо всем рассказала мужу, он мне не поверил и сказал, что все сказанное Канатом ложь, и на этом вопрос был исчерпан", - говорится в показаниях Айдакеевой.

Стоит напомнить, в период, о котором идет речь, должность исполняющего генерального прокурора занимал Кубатбек Байболов. Он был назначен на эту должность указом Розы Отунбаевой 13 сентября 2010 года. 31 марта 2011 года указом президента Байболов был освобожден от исполнения обязанностей генпрокурора. Причиной отставки стали подозрения Байболова в коррупционных делах, связанных с "Мегакомом". А ГКНБ возглавлял Кенешбек Душебаев, он занимал должность главы спецслужб с 7 апреля 2010 года по 5 декабря 2011 года. Кстати, Душебаев и обвинил Байболова в коррупции.

Байболов также дал показания в суде по делу Текебаева. Азат Базаркулов, кроме прочего, заявил в суде, что в сентябре 2010 года встречался с подсудимыми и другими чиновниками, и речь шла о ЗАО "Альфа Телеком" и дальнейшей судьбе сотовой компании. Среди присутствующих на встрече Азат Базаркулов назвал и Кубатбека Байболова.

"Я Базаркулова Азата увидел впервые на очной ставке в ГКНБ. Я с ним никогда не встречался. И удивлен, почему он так нагло врет. Его, видимо, принуждают дать ложные показания", - сказал экс-генеральный прокурор страны.

Но показания Айдакеевой уже дают повод усомниться в словах Байболова. О его интересах в "Мегакоме" много говорилось в СМИ, особенно в период его руководства Генеральной прокуратурой. "В частности, распространялась информация, что Байболов продал "Мегакому" свое имущество, оценив его в 400 тысяч долларов. Точнее, крупные средства сотовой компании, предназначенные для покупки имущества, через компанию "Сарамжал Транс" поступили компании, принадлежащей супруге Байболова Нуржамал айым. По поводу перевода крупной суммы денег подавал голос сам назначенный в то время в управление компании "Мегаком" Азамат Мурзалиев. Он раскрыл, что Нуржамал Байболова каким-то образом причастна к подозрительным операциям между компаниями. Кажется, по указанному факту Нуржамал айым допрашивали в ГКНБ. Работавший в то время генпрокурором Кубатбек Байболов горячился в средствах массовой информации, что "если вина будет доказана, готов возбудить дело в отношении даже собственного отца". Но несмотря на резонансность указанного дела, оно так и не было завершено и затихло", - говорилось в одной из публикаций.

Сторонники и адвокаты Текебаева сейчас пытаются манипулировать общественным мнением и как-то опровергнуть свидетельские показания и доказательства, которые появились в ходе процесса. Доходит до смешного. К примеру, они начали писать о том, что Текебаев находился во время полета в Москву в салоне бизнес–класса, а Маматкеримов - в экономе. При этом забывают, что рядом с Маматкеримовым во время перелета в Москву находился и телохранитель Текебаева Абдрахманов. Но факт остается фактом, совместную поездку подтверждают как показания свидетелей, так и обнародованные документы. Даже сам Текебаев.

В ходе процесса он, отвечая на перекрестные вопросы, заявил, что с Маевским он встречался два раза.

" Да, мы встречались с ним два раза, и действительно летом 2010-го в конце августа. Тогда велась предвыборная кампания. Мои штабисты сказали, что нужно поехать и в Россию. В то время Кулов встречался с Медведевым, Атамбаев - с Путиным, Бабанов - с Нарышкиным, а у меня кроме Миронова не было каналов. Чотонов позвонил и сказал, что в Бишкеке находится парень, у которого есть связи в Кремле. Тогда мы встретились с ним в "Супаре", он пообещал обеспечить безусловное освещение визита в РФ", - сказал Текебаев. "Перед уходом пришли девушки-журналистки, взяли интервью у меня. В тот же день я вернулся в Бишкек. Однако ни тогда, ни сегодня публикаций не нашел", - пояснил суду Текебаев.

А вот что рассказал суду Маевский: "Переговоры с Текебаевым шли по телефону. Спустя некоторое время он приехал в Москву с делегацией. Он говорил, что будет главой страны. Меня впечатлило, как все его встречали, как говорится, "снимали шапку". Текебаев искал журналистов, чтобы его приезд осветили в СМИ. Когда он встретился с представителями СМИ, я узнал журналиста Связина. Последний сказал, что уважает Текебаева. После встречи мы были наедине с Текебаевым в моем кабинете. Там он сказал, что после выплаты миллиона я должен отдать 10% пакета акций государству. Я ответил, что это невозможно, так как я уже потратил большую сумму на экспертов, специалистов".

В качестве свидетелей защита Текебаева привлекла бывших членов временного правительства. Что можно было ожидать от показаний бывших членов временного правительства Феликса Кулова, Данияра Нарымбаева кроме того, что они начнут просто выгораживать Омурбека Текебаева? Сюрприза не произошло. Все отыграли как по нотам и даже попытались перевести "стрелки" на президента Алмазбека Атамбаева.

В показаниях этих людей даже доходило до того, что они начали клятвенно заверять, что Текебаев не мог встречаться с Леонидом Маевским. Фактически отрицалось уже установленное и даже подтвержденное другими свидетелями защиты. К примеру, помощником Текебаева Абдрахмановым, также выступавшим в качестве свидетеля защиты Сарылбеком Борубашевым. Правда, последний свидетель сообщил, что Текебаев просил тогда Маевского помочь ему организовать встречу с представителями политического бомонда России, в частности с членами партии "Справедливая Россия".

Даже сам Текебаев подтверждает факт встреч с Маевским. Он также заявил, что встреча с Маевским могла касаться только организации переговоров с депутатами Госдумы. "Я в квадрате сожалею, что связался с этим человеком (Маевским)", - сказал Текебаев.

Реакция временщиков была понятной и естественной. Если кому приходилось участвовать в других судебных процессах, где рассматривались уголовные дела по обвинениям в тяжких преступлениях, знают, что обычно так и ведут себя подсудимые и свидетели защиты. К примеру, обвиняемые в изнасиловании даже под грузом неопровержимых доказательств пытаются увильнуть от справедливого приговора. Чего только они не говорят в пользу своей невиновности! Начинается с того, что все было взаимно, потом переходят к тому, что потерпевшая врет и прочее. А свидетели защиты начинают просто морально топить потерпевшую, говорить о том, что она сама гулящая, мол, все село знает, а подсудимый – ангел, стал жертвой падшей женщины.

Так же себя вели и свидетели защиты Текебаева. Маевский, мол, непорядочный человек, об этом все знают, он – мошенник и аферист.

Если так подходить к делу, то достаточно будет раскрутки одного видеоролика с участием Текебаева, чтобы свидетели обвинения начали говорить о том, что моральный облик лидера "Ата Мекена" уже предполагает склонность к совершению самых тяжких обвинений.

Экс–президент переходного периода Отунбаева, которая всегда ратовала за правовое государство, вдруг начала переходить к каким–то намекам в адрес судьи, которые можно расценить как давление на суд. В нормальном правовом государстве за подобные намеки свидетеля привлекли бы к ответственности за неуважение к суду. И в показаниях Отунбаевой все сводилось к тому, что Текебаев невиновен, потому что невиновен. Возможно, Роза Исаковна руководствовалась и личными мотивами, так как дело Текебаева – это только один большой эпизод в бурных событиях вокруг "Мегакома", который стал лакомым куском после революции 2010 года. Летом 2012 года тогда еще депутат парламента – лидер фракции "Ата –Журт" Камчыбек Ташиев заявил о причастности сына Отунбаевой Атая Садыбакасова к выводу крупной суммы из "Мегакома" в Германию.

Стало понятно, Роза Исаковна пытается на дальних подступах отвести от сына угрозу, так как спецслужбы копают все сомнительные дела вокруг "Мегакома"? И наверное, с этим связано заявление Отунбаевой о том, что процесс по уголовному делу против Текебаева политический.

Кроме того, все, кто наблюдал за показаниями свидетелей защиты Текебаева, заметили, что бывшие члены временного правительства Кулов и Нарымбаев пытались все повернуть против Атамбаева. Если вспомнить о некоторых заявлениях президента Кыргызстана, то и эти показания понятны.

Атамбаев не раз заявлял, что надо поставить точку по скандальным событиям вокруг банковский ячеек, привлечь к уголовной ответственности тех, кто был причастен к мародерству в ночь с 7 на 8 апреля, к рейдерству. Помимо этого, президент страны пообещал забрать с собой на "отдых" всех старых политиков, которые уже не могут адекватно оценивать реальность, а напротив, становятся тормозом или угрозой для успешного развития страны.

"Старая гвардия" так и не смирилась с ролью аутсайдеров, и поэтому Атамбаев, похоже, стал костью в горле. Отсюда и надо плясать, когда думаешь, что стоит за показаниями временщиков и вышедших в тираж политиков. Текебаев все правильно рассчитал, но вот насколько такая комбинация будет иметь успех?


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД