"Японец" на Памире спас борцов с наркотиками от верной смерти

Вся жизнь Александра Леонидовича Зеличенко связана с правоохранительными органами, борьбой с незаконным оборотом наркотиков. И, конечно же, в основу его талантливых рассказов порой ложатся именно они - истории, связанные с его правоохранительной работой.

С большим удовольствием с разрешения автора публикуем рассказ Александра Леонидовича из его "Памирской эпопеи" "Японец" на Памире":

Ещё сравнительно недавно у ошской грузовой базы, памятником самому себе, на пьедестале стоял грузовик-полуторка, первый поднявшийся на Памир в начале 1930-х годов, отечественный автомобиль.

Рядом же впору было бы водрузить... наш "антинаркотический "Крузак" № 1".

... Одним из первых международных контрнаркотических проектов в регионе был "Ошский узел". Тогда, в 1990-х, ООН наивно полагала, что поставив заслон наркотрафику на высокогорной трассе Хорог – Ош, можно будет решить проблему...

Объективности ради отмечу, что установить по крайней мере подобие контроля, на самой дороге кое как удалось. Другое дело, что героин тогда стал проникать не только по ней, но и через всю 800-километровую границу. Однако надёжно закрыть межгосударственный кордон невозможно даже сегодня.

Официальное название проекта было длинным и скучным. И тогда я, его Офицер, придумал живое и быстро закрепившееся название: "Ошский узел" накрепко связал наркотрафик, незаконную миграцию, торговлю оружием, зарождавшиеся радикализм и терроризм.

Мотались много. Амбициозно пытались собрать разваливавшуюся, ещё недавно единую и мощную советскую систему правоохраны. Для поездок на Памир идеально подходила "Тойота". Но руководству видней – выделенных средств едва хватило на УАЗ.

Слышал, японцы когда-то сказали об этой гордости советского машиностроения примерно следующее: чтоб не строить дорог, русские ... сконструировали уазик! Наш голландский шеф тут же окрестил машину "танком" и, прокатившись разок-другой, заявил, что не случись боевые действия, он больше в эту жёсткую тарахтелку не сядет.

Уж и не знаю, как удалось убедить Штаб-квартиру, но вскоре нам разрешили приобрести "японку". Но нашему удивлению не было предела, когда в ответ на закупочный реквест из Оша Страна Восходящего Солнца ответила категорическим отказом: в условиях-де помноженного на бездорожье высокогорья "Тойоты" зарекомендовали себя не лучшим образом, и потому, чтоб не терять лицо, их поставки на Памир прекращены.

Чисто японский подход: честь Самурая дороже всего на свете...

Но отдадим должное голландцу: методично, день за днём, по каналам диковинной еще в регионе электронной почты, он стал забрасывать производителя письмами, по два-три ежедневно.

И через месяц местные рассказали, что в городе с "совершенно секретной миссией" появился ... инженер из Йокогамы. Наняв за огромные деньги "Ниву", он смотался на границу. Осмотрелся, провёл рекогносцировку, и тихонько слинял восвояси. А вскоре, вслед за "добром" на покупку, прибыл, наконец наш "Крузак"...

Не забыть растаможку: такая машина в те края заводом-изготовителем была отгружена впервые. Шикарный контейнер, внутри авто на деревянном поддоне, для верности закреплено растяжкой из прочнейших, конопляных канатов. Будто запыхавшийся после долгой скачки жеребец арабских кровей, "Крузак" был покрыт тончайшим парашютным шёлком...

Куда мы только на том "Крузаке" ни мотались! В воюющую Тавильдару, на контрабандные тропы Мургаба, из Хорога, через все перипетии гражданской войны, в Душанбе...

А однажды, ради того случая и было задумано это повествование, красавец "Крузак" нам реально жизнь спас.

... Одним из самых дорогостоящих моментов "Ошского узла" было установление надежной связи от Бадахшана на Памире до Андижана в Ферганской долине, включая Ош. Опытнейшие эксперты из местных посоветовали транкинговую связь: в горах в определенном порядке устанавливаются вышки, передающие сигнал от одной к другой.

Разработали схему, определили место для каждой конструкции. Дело - за международным экспертом, кто, согласно правилам, должен был приехать, проверить и дать добро на строительство. Но начались обычные бюрократические проволочки. Иностранец всё не ехал, партнёры жаловались...

Появился "знаток" только через пять месяцев. Оказался спецом в радиосвязи, но в условиях местных не ориентировался абсолютно. Мне предстояло сопровождать его на Памир. Наступала зима. В горы средней высотой в 3 000 метров (максимальная – свыше семи!) в это время года без особой нужды не едут!

А тут еще Шеф "затупил". Ему в Ташкент нужно было, и ехать туда он решил с повышенным комфортом, на "Тойоте". Нам же приказал взять УАЗик. В столицу Узбекистана по накатанной, да в обжитой Ферганской долине можно было бы и на автобусе, не говоря уже о "танке". В памирской же эпопее разница между этими двумя "транспортными средствами" могла стоить жизни.

И я уперся. Как оказалось, не зря...

... В поездку, мало ли что, скидывались и всегда брали ящик водки: что в кишлаках, что на погранзаставах сорокаградусная была самой твёрдой валютой. Накормить-то гостей всегда накормят, а вот с "не палёным" спиртным, овощами да фруктами в горах проблема. Потому грузили еще помидоры-огурцы, яблоки-груши, лимоны, что в Оше водились вне зависимости от сезона, и 200-литровую бочку солярки – "запас беды не чинит"...

В тот раз случайно заметил, как водитель бережно паковал стеклянную банку с домашним консервантом: ягнёнка-козу утушили до трехлитровых объёмов. Я ещё пошутил: в голодный край что ли собрался?

И - сглазил...

Программа была выполнена, поездка заканчивалась. На обратном пути заночевали у старых друзей - мургабских пограничников. Легли пораньше, с рассветом – в путь, тогда поздним вечером можно уже и о теплом душе в Оше мечтать.

Но в 5.30 – посыльный: "Снежный шторм со стороны Хорога идет, вот-вот здесь будет.

Предложено отъезд отложить, переждать". Какое там, уже неделю трясёмся!

... Ураган накрыл уже в Кыргызстане, в узком ущелье, когда огоньки заставы уже видны были. Будто небо обрушилось! Какое-то время, ерзая взад-вперёд, еще пытались пробиться, но встали. А еще через двадцать минут "Крузак" наш двухметровый сугроб накрыл.

Ладно, хоть от ветра ледяного спаслись... Мотор не глушили, тепло держали. За бортом – минус 28, в салоне ж, - хвала японскому машиностроению, - + 19. А представляете, будь мы в УАЗе?!!!

Короче, двое суток пили водку, играли в карты и анекдоты травили. Время от времени брались за накрепко молчавшую рацию, Однажды, правда, - о, чудеса природы – на SOS ответила...метеостанция пакистанского Фаизабада, в тысячах миль от "места происшествия"...

Раз, когда эксперт иностранный, чтоб нужду справить, самостоятельно дверцу открыть не смог, он натурально расплакался: "По страховке за мной в любую точку должны прилететь, забрать. А я тут сижу, даже связи нет". Отшутились, дескать, раньше б приехал, уже б везде мачты стояли. Мог бы из самой Женевы иль Вены самолёт вызвать. И нас с собой прихватить...

... Ягненок в банке закончился. Лепешки съели давно и, когда я рукой загреб голимый, без единой мясной прожилки, бараний жир, водитель "прикололся": "Ну что, товарищ полковник, пригодилась "закусочка"?!

"Спасение утопающих – дело рук самих утопающих"... Едва метель утихла, подручной тойотовской лопаткой пробили мы наст и выбрались наружу. Стоя на крыше "японца", огляделись: насколько хватал взгляд, глаза резал девственный снег...

Эксперт шагнул и, как в культовом советском фильме "А зори здесь тихие", провалился по самые... ну в общем вам по пояс будет. Спасли. Затем несколько часов тропинку сквозь заносы торили. Больше всего доставалось первому. Менялись...

К ночи добрались до заставы. Усталые – не то слово, вдобавок мокрые и продрогшие. Там накормили, напоили, обогрели. Чуть всё не испортил начальник, российский старлей: "А я видел ваши огоньки". Втроём, поднявшись одновременно, мы чуть не порвали его! "А что я мог сделать, вон, стоит в гараже "Урал"-вездеход. А бензина – ни литра, уже неделю даже границу не охраняем"...

Реалии, мать их...

Пошёл я искать участкового. С ним вместе пошли по домам, бензин у местных выпрашивать: "Ака, давай я лучше кровь сдам, горючка позарез нужна", - но давали... Заправили "Урал", и на следующее утро, как немного подтаяло, вытащили наш "Крузак". Всего-то метров восемьсот на буксире, а дальше он уже и сам из плена снежного выбрался...

В Гульче, как обещал сельчанам, собрал я все наши командировочные, и направил им полтонны бензина.

... Шефу нашему по возвращении о снежном плене иностранец рассказал. Думаю, приукрасил. Пряча глаза, голландец извинился.

В сущности, он неплохим мужиком был...

Александр Зеличенко,

Ош-Бишкек, декабрь 2018


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

Комментарии
скафнюк
21.12.2018, 13:56

спасибо вам за ваш труд на благо государства и народа..если бы таких как вы было бы чуточку больше то мы бы наверное жили в другой стране где закон и порядок превыше чем родство и жажда наживы..

+1
Цитировать
Жалоба модератору
Болот
21.12.2018, 22:45

Пора уже снять фильмы по Вашим рассказам.

"Затем несколько часов тропинку сквозь заносы торили. Больше всего доставалось первому. Менялись...

К ночи добрались до заставы. Усталые – не то слово, вдобавок мокрые и продрогшие."

На самом деле, наверное, больше пары часов. Это же очень сложно, в холоде в горах в снегу под 2 метра целых 800 метров копать.

0
Цитировать
Жалоба модератору
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД