Конституционная палата объяснила свое решение по делу Атамбаева

Конституционная палата поставила точку в спорах о правомерности действий государственных органов в отношении экс-президента. Пресс-служба Конституционной Палаты ВС КР распространила текст решения судебной коллегии относительно законности лишения Алмазбека Атамбаева статуса экс-президента. Редакция VB.KG приводит его полностью без изменений:

- Права и свободы человека и гражданина имеют естественную природу происхождения, но состояние их объема может изменяться в зависимости от конкретных социальных условий, в которой оказывается тот или иной человек или гражданин. Одним из таких условий является социальная роль, которую индивид добровольно принимает на себя, и которая диктует соответствующую модель его поведения.

Общество не способно существовать без механизма, обеспечивающего слаженность его жизнедеятельности. Таким механизмом выступает государство, основополагающие принципы построения которого устанавливаются Конституцией.

Организационной основой государственного управления выступает государственный аппарат, который состоит из служащих и представляет из себя систему органов и должностных лиц. Государство обладает монополией на легальное применение различных методов принуждения по отношению ко всему обществу и каждому его члену, поэтому общество не может обойтись без строгой регламентации его деятельности, в том числе посредством введения определенных ограничений и запретов, направленных на исключение произвола власти и иного неправомерного поведения со стороны лиц, наделенных государственно-властными полномочиями.

Таким образом, вовлеченность индивида в государственно-властную сферу деятельности существенно изменяет его правовой статус в зависимости от выполняемых им задач и не может быть равнозначен правовому статусу обычного человека или гражданина.

Поэтому Конституцией допускается ограничение прав и свобод человека и гражданина в виду особенностей военной и иной государственной службы (часть 2 статьи 20). Тем самым, законодателю предоставляется право предъявлять к лицам, поступающим на государственную службу, повышенные требования, касающиеся их профессиональной подготовки, деловых и морально-этических качеств, а также устанавливать рамки допустимого поведения. Поэтому граждане, поступая на государственную службу, должны осознавать, что, тем самым, добровольно соглашаются на определенные ограничения прав и свобод человека и гражданина, гарантированные Конституцией.

Государственная власть обеспечивается служащими, занимающими политические, специальные, административные и муниципальные должности. Должность Президента является высшей политической государственной должностью Кыргызской Республики. В силу содержания и характера задач, возложенных на главу государства, их полноценное и эффективное выполнение возможно лишь при предоставлении ему соразмерных гарантий независимости и правовых средств защиты.

В то же время, Конституция, специально выделяя вопрос о правовом статусе экс-президента, обозначает важность правового положения лица, сложившего полномочия Президента. Иначе говоря, все пожизненные правовые и социальные гарантии, предусмотренные законом для экс-президента, в своей совокупности составляют правовой механизм, удовлетворяющий потребность в определенности и стабильности своего положения в будущем действующего Президента, как необходимого условия для полноценного выполнения им своих функциональных обязанностей.

Поэтому, эти правовые инструменты ни в коей мере не могут расцениваться как меры вознаграждения или личная привилегия для экс-президента, а составляют систему конституционно-правовых установок, необходимых для запуска системы сдержек и противовесов по надлежащему обеспечению деятельности действующего Президента. Тогда как отсутствие этих правовых средств, приведет настороженным действиям в период исполнения полномочий Президента, что может нанести ущерб национальным интересам.

Одной из главных составных частей механизма сдержек и противовесов является система конституционной безопасности, которая обеспечивает эффективность власти, ее сменяемость, ответственность и подконтрольность обществу, а также правовую защищенность личности от произвола власти. Одним из способов обеспечения конституционной безопасности является установление конституционно-правовой ответственности должностных лиц высших органов государственной власти, а также требований и ограничений к их персонам, образующим определенную модель их поведения.

Динамика конституционного процесса перехода от исполнения полномочий Президента к званию экс-президента, а также совокупность гарантий, предоставляемых последнему в силу закона, позволяют персоне экс-президента сохранить значимое место в сознании общества и свое влияние на общественно-политическую жизнь страны, которое может быть как позитивным, так и негативным. Именно это предопределяет весомую публичность звания экс-президента, в связи с чем он является субъектом, в отношении которого могут предусматриваться меры конституционно-правовой ответственности, в том числе, ограничения в форме требований воздержаться от осуществления деятельности, которые, по мнению законодателя, могут нанести ущерб национальным интересам Кыргызской Республики. В этой связи, введение ограничений прав экс-президента, а также установление ответственности в случае несоблюдения этих требований, законодателем осуществлено в рамках своей дискреции и Конституционной палатой расцениваются как соразмерные меры, направленные на обеспечение национальной безопасности и общественного порядка, и обусловлены правовым положением экс-президента и не противоречат Конституции.

Вместе с тем, лицо, обладающее званием экс-президента, которое обременено значительными обязательствами в силу вышеуказанных обстоятельств, вправе добровольно отказаться от этого статуса и уже в качестве гражданина реализовать все гарантированные Конституцией права и свободы человека и гражданина, а также пользоваться социальными благами на общих основаниях.

В соответствии с частью 3 статьи 5 Конституции установлен запрет государству, его органам и их должностным лицам выходить за рамки полномочий, определенных Конституцией и законами.

Любые формы выхода за пределы установленной компетенции чреваты неправомерным присвоением властных полномочий с высоким риском концентрации власти в одних руках, что может привести к узурпации государственной власти.

Поэтому в силу части 11 статьи 64 Конституции исчерпывающий перечень полномочий Президента устанавливается только Конституцией и не может быть расширен другими нормативными правовыми актами.

Однако, в соответствии с оспариваемой нормой, в случае несоблюдения экс-президентом установленных ограничений Президенту предоставлено полномочие прекратить предоставление ему всех гарантий, предусмотренных законом. Поэтому оспариваемая норма в этой части противоречит части 3 статьи 5, части 11 статьи 64 Конституции.

Частью 5 статьи 6, частью1 статьи 28 Конституции установлен, что закон или иной нормативный правовой акт, устанавливающий новые обязанности либо отягчающий ответственность, обратной силы не имеет. Никто не может нести ответственность за действия, которые на момент их совершения не признавались правонарушением. Указанное означает, что при установлении мер государственного принуждения за деяние, которое ранее не признавалось противоправным, закон не может распространяться на события, произошедшие в прошлом, до его введения в действие.

Введение новой обязанности означает установление совершенно новых правил и мер должного поведения, которые ранее не являлись правовыми категориями и не подвергались правовому регулированию. Новая обязанность сопровождается возникновением предписания совершить либо воздержаться от совершения определенных действий, а также отвечать за совершенные или несовершенные действия.

Закон считается отягчающим ответственность, когда имеет место увеличение размера или объема ранее установленной юридической ответственности за противоправное деяние, влекущее возложение на правонарушителя новых или более строгих мер принуждения или ограничения его субъективных прав.

Заявители утверждают, что Жогорку Кенеш Кыргызской Республики в нарушение части 5 статьи 6, части 1 статьи 28 Конституции Кыргызской Республики, распространив процедуру преодоления неприкосновенности экс - президента с 23 октября 2007 года, придал обратную силу закону, ухудшающему положение экс-президента, тем самым, лишив экс-президента абсолютной неприкосновенности, которую он имел до вынесения Решения Конституционной палатой Верховного суда Кыргызской Республики 3 октября 2018 года.

Конституционная палата отмечает, что принятая законодателем норма, содержащая процедуру преодоления неприкосновенности экс-президента, не содержит признаков введения новой обязанности или отягощения ранее установленной ответственности в том конституционно-правовом смысле, который заложен в части 5 статьи 6, части 1 статьи 28 Конституции. Соответственно, оспариваемая норма не может расцениваться как норма права, подпадающая под установленный конституционный запрет на применение обратной силы закона.

Одновременно с этим Конституционная палата констатирует, что отсутствие в законе процедуры преодоления правового иммунитета экс-президента не означает, что его неприкосновенность может быть абсолютной.

Правовой иммунитет является легитимным инструментом системы сдержек и противовесов, без применения которого построение конструкции государственной власти на основе принципа разделения властей невозможно. Поэтому, как правовое средство, имеющее значение исключительно в сфере государственного строительства, правовой иммунитет, к какой бы государственной должности не относился, должен иметь свои четкие пределы и процедуру преодоления. В противном случае, конституционно-правовой смысл правового иммунитета, заложенный в действующей Конституции, будет утрачен и это приведет к его трансформации в личную привилегию обладателя, что с точки зрения правового государства неприемлемо.

Поэтому отсутствие механизма преодоления правового иммунитета ни коим образом не может рассматриваться как определенное правовое состояние его обладателя и оцениваться как более благополучное, нежели чем после введения такой процедуры, тем более оцениваться как ухудшение его положения.

Таким образом, ухудшение положения экс-президента, обусловленное, по мнению заявителей, с введением законодателем процедуры преодоления неприкосновенности экс-президента Кыргызской Республики с 23 октября 2007 года не находится в причинно-следственной связи с конституционной установкой о запрете применения обратной силы закона.

В этой связи, статья 2 Закона "О внесении изменений в Закон Кыргызской Республики "О гарантиях деятельности Президента Кыргызской Республики" не противоречит части 5 статьи 6, части 1 статьи 28 Конституции, - говорится в сообщении.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp



Комментарии
Арзымат
25.10.2019, 11:12

Власть еще очень мягко относиться к Атамбаеву, жили мы в другой стране где реально диктатура, там и разбираться не стали бы... 

0
Цитировать
Жалоба модератору
Коля
25.10.2019, 11:20

Клоуны !

Вопрос стоял довольно простой -имеет ли закон обратную силу ?

Палата почесав репу сказала следующее.

"Какой такой обратный закон- макон !Это нормальный закон ! Вы просто не с той стороны и не правильно смотрите !"

0
Цитировать
Жалоба модератору
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД