Отчаянное положение двух женщин в Бишкеке, которым очень нужна помощь

Сейчас тяжело всем. Но есть семьи, которые просто задыхаются от безысходности. Сегодня в нашей рубрике истории о двух женщинах, которые растят тяжелобольных детей, прикованных к инвалидным креслам и кроватям. Им очень нужна помощь!

Другая реальность Журавковых

Входная дверь в квартиру Журавковых закрывается с трудом: починить замок некому. Но это не сильно тревожит Наталью, ведь у них брать нечего. Главное богатство - двухнедельный запас подгузников для тяжелобольного сына Гоши и неходячей старенькой мамы.

Гоше - 33 года, у него аутизм и задержка развития, он "застрял" в возрасте 5 - 6 лет. У парня есть любимая игрушка - старичок–домовой с горящими глазами, но в этом откровенном уродстве вечный ребенок видит что–то особенное, гипнотическое. Гоша играл с домовенком много лет, но сейчас и эта радость ему стала недоступной. Аутизм прогрессирует, Гошка стал опасным для себя и окружающих, и мама вынуждена привязывать его к кровати, чтобы потом не лечить синяки и ссадины, теперь парень "распят" на своей постели.

- Самоагрессия - это страшно. Не смотрите, что он такой худенький, дети с расстройством аутистического спектра очень сильные. Раньше я ему только руки страховала, а теперь и ноги фиксирую, он недавно во время приступа начал колотить коленями друг о дружку, там такие гематомы образовались, еле вылечила! Когда ему больно, начинает рвать зубами футболку, посмотрите, она вся в дырах, но все равно любимая - он с ней не расстается. Снять ее для стирки - большая проблема. Такие дети видят и чувствуют реальность иначе, с ними не так–то просто. Сегодня он вон какой благодушный - вас увидел, обрадовался, гостинцы принесли! Он же внутри ребенок... Если бы так всегда было бы, я бы счастлива была. Но у Гоши состояние ухудшается на фоне других заболеваний, тогда он становится агрессивным, боюсь подойти к нему, кусается, как волчонок, - Наталья показывает руки, изувеченные шрамами от зубов Гоши.

Всю Гошину жизнь у Наташи был единственный человек, с которым она могла разделить тяжесть особенного материнства. Это мама. Но в позапрошлом году пенсионерка вышла за продуктами и на нее напали какие–то отморозки. Один толкнул старушку, другой дернул сумку с кошельком. При падении женщина сломала шейку бедра, ее прооперировали, но ходить она так и не смогла. Теперь бабушка и внук лежат на двуспальной кровати валетом, а Ната весь день их кормит, лечит, переодевает... Бабушка иногда занимается с Гошей - учит его читать, выкладывая на магнитной доске слова из разноцветных букв. На последнем уроке Гоша с бабушкой осилили целое предложение: мира и добра нашему дому! Только вот в реальности в их доме каждый день - сражение с судьбой и с обстоятельствами. Наталья пока выигрывает, но какой ценой!

- Посмотрите на мои руки, суставы совсем не гнутся. Я же до трех часов ночи стираю вручную тяжеленные простыни, постельное белье. Выжать не могу - сил нет, поэтому все стекает в ванную, а потом долго сохнет на кухне. Вывесить на балкон не могу, там соседи курят, а Гошка не может посторонние запахи переносить, сразу в крик. У меня же во время этого карантина случилась настоящая беда - сломалась стиральная машинка. Она у меня очень старая, немецкая - одноклассник гонял автомобили из Германии, вот и привез ее для нас. Это такое спасение было, ведь каждый день нужно стирать ворох постельного белья. У Гоши больные почки и очень большое мочевыделение - даже специальные взрослые с повышенной впитываемостью не спасают, приходится "укреплять" их урологическими прокладками. Но и это не всегда помогает - постель мы меняем практически ежедневно. Поэтому и стирки всегда гора! Машинка у меня хоть и старая, но мощная, все детали в ней металлические, а вот сальники, патрубки, щетки - это все, конечно же, выходит из строя. Пробовала сменить машинку, но обычная бытовая стиралка не выдержала и месяца такой интенсивной нагрузки. Промышленная же машина стоит порядка ста тысяч новая, около семидесяти тысяч - бэушная. Но для нас это просто астрономическая сумма! Поэтому я не теряю надежды починить нашу "ветеранку", но там нужно специально выпиливать детали и подбирать патрубки, с этим справится только опытный мастер, но я такого не знаю. Сколько бы ни звонила по объявлениям, приедут, посмотрят и советуют выбросить нашу старушку. Еще и за визит 400 сомов им нужно отдать... - вздыхает Наталья.

Сломанная машинка - это действительно трагедия для женщины, которая самоотверженно ухаживает за двумя лежачими инвалидами. И если сейчас не починить технику, "сломается" сама Наташа. Ведь даже у самого стойкого человека когда–то заканчивается запас прочности.

Для себя женщина не смеет просить ничего. Все только Гошке - ему нужны подгузники Super Seni Quatro (N2) - другие просто бесполезны. А еще каждый день ему требуются микроклизмы "Микролдакс", у Гоши прооперированный кишечник и ни в коем случае нельзя допускать роста давления в нем. А еще - реосорбилакт, он необходим для снятия интоксикации, которая и провоцирует у парня "приступное" состояние.

- Когда сыну делали операцию, к нему "прицепилась" внутрибольничная зараза, которая поразила почки. Чтобы они полностью не сморщились, Гоше назначили обильный питьевой режим - не менее трех литров жидкости в день! Вы представляете, как это сложно выполнить, ведь его невозможно заставить что–то выпить. Слава богу, мы нашли напиток, который он любит, это кофеек, пойдемте, покажу, как я его готовлю, - предлагает Наталья, мы идем на крошечную кухню. Она наливает полный бокал кипяченой воды и кладет в нее щепотку растворимого кофе. Затем открывает холодильник, чтобы достать очередное лекарство. - У нас тут не продукты хранятся, а медикаменты. Я за это время уже медсестрой высшего пилотажа стала, - грустно улыбается женщина. - У меня соседка - врач, иногда помогает мне с Гошкой, когда у него приступы. Но она не может ему капельницу сделать, он же выгибается, руку выкручивает, а я уже, не глядя, в вену ему попадаю и фиксирую иглу. Бывает, конечно, что он исхитрится и вцепится в руку или ногу зубами, но что сделаешь - держу его, сама реву, он плачет. Иногда у него такое состояние по два месяца держится.

Наталья очень любит сына, ее материнство - это тяжелое служение самому близкому человеку: ребенку, которому непосчастливилось родиться ТАКИМ. У Наты есть единственная цель: максимально облегчить жизнь ребенка, а теперь еще и мамы. Женщина не жалуется и не ноет: не перед кем дать слабину. Она даже умудряется шутить, чтобы окончательно не сойти с ума.

- С машинкой вот разговариваю, прошу ее - миленькая, ну потерпи еще немного. Страшно, если она отвечать начнет, - грустно улыбается Наталья. Она знает, что в эту пятницу выйдет статья о ней и будет очень ждать, что ее проблема со стиральной машиной как–то решится. Наташа даже не смеет надеяться на новую прочную машину - слишком дорогая. Ну а вдруг! Или мастер с золотыми руками реанимирует ее верную "старушку". Люди, помогите!

Телефон Натальи 0(588) 75–77–48, 0(312) 57–40–48.

Свет мил, пока есть Ира

Надежда Банщикова - пожилая женщина, которая больше всего боится стать такой же беспомощной, как ее 33–летняя дочь Ира. У Надежды сорвана спина - дочь постоянно приходится носить на руках из инвалидного кресла в кровать, ванную или на улицу. Но с каждым днем делать это становится все труднее.

Мир Надежды и Ирочки сосредоточен в двух полупустых комнатах с деревянным полом, испещренным следами от колес инвалидного кресла. Ирина очень любит, чтобы мама ее катала, иначе начинает плакать.

- Она ведь не всегда такой была. Конечно, с самого рождения проблемы были - в роддоме ее уронила акушерка, причем дочка упала на что–то острое, ей зашили голову, шрам был длинной с мизинец! Врачи сказали, что последствий, скорее всего, не будет, у маленьких детей не бывает сотрясения. Но нам не повезло - с каждым месяцем мы с мужем замечали, что она отстает в развитии от сверстников. В год стало понятно, что наша дочь никогда не будет, как все. Я никак не могла принять эту ситуацию - все время думала, какой бы она сейчас была, если бы не та травма. Она ведь знаете какой красивой была - глазища - во, ресницы до бровей! А косы - какие косы у нее были! Каждый день заплетала их и плакала: как увижу этот шрам, сразу слезы. А она не понимала, что происходит - росла очень ласковой девчушкой. А отца–то как любила. Но он не выдержал, ушел в другую семью, там умер. А она ведь как чувствовала, заберется на забор и плачет, кричит: "Папка–а–а–а... Где мой папка?". Ну кто–то из соседей и сказал ей, жалеючи: "Умер твой папка". И через день у нее произошли три инсульта подряд. Врачи ее спасли, но... В общем, отдали мне ее тогда, как тряпочку - ни рефлексов, ничего. Дышала только, - Надежда рассказывает о случившемся с такой болью, словно оно произошло вчера.

Пришлось начинать все сначала, - учить Иру сидеть, глотать еду и таблетки, отвечать кивком головы на простые вопросы. Но у девушки прогрессирует эпилепсия и гиперкинезы, иногда ее так скрутит, что коляска летит в одну сторону

- Ирина в другую. Ночами Надежда также караулит дочь, спит с ней рядом на диване, чтобы вовремя ухватить и зафиксировать голову дочки, если начнется приступ во сне. Трясет ее страшно...Но Надежда Банщикова уже привыкла, другой жизни и другой дочери у нее нет.

Живут они на две пенсии, но большая часть средств уходит на гигиену и уход за дочерью. Конечно, врачи назначают ей особое питание, но это - невыполнимая рекомендация для них, тут–то на основные продукты денег не остается.

- Для нас самое важное - подгузники. Без них никак. Пробовала переходить на тряпочки, но это невозможно - Иришка тут же становится мокрой, а переодевать ее - мучение, у нее же суставные контрактуры, все эти згибания–разгибания доставляют боль. К тому же дочка простывает моментально, ведь иммунитет нулевой. Поэтому мы лучше еду не купим, но возьмем подгузники. Что ж поделать, вот осталась она у меня вечным ребенком. Но люблю ее очень. Единственная доченька моя, - Надежда наклоняется к Ире и целует ее в макушку, та смотрит на нее большими темными глазами и улыбается.

Помощь Надежде Банщиковой нужна всегда. Но сейчас особенно, она ведь из дома боится выйти, чтобы не подхватить вирус, который может стать последним. Поэтому помощь им нужна с доставкой на дом. Их адрес: улица Осмонкула, 280. Дом сразу можно узнать: он маленький, давно не беленый, с завалившимся забором - тем самым, на который когда–то лазила Ирка.

Банщиковы с благодарностью примут помощь продуктами и взрослыми одноразовыми подгузниками второго размера.

Телефон Надежды 0(551) 55–99–79.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД