Статьи закона "О нацбанке КР" проверили на конституционность

Конституционная палата рассмотрела дело о проверке конституционности частей 2, 3 статьи 85 Закона "О Национальном банке Кыргызской Республики, банках и банковской деятельности", устанавливающих обязанность физических или юридических лиц, намеренных приобрести пороговое участие в капитале банка путем косвенного владения, предварительно получив письменное разрешение Национального банка. А также части 9 статьи 86 этого же Закона, согласно которой в случаях приобретения порогового участия в капитале банка без разрешения Национального банка, последний вправе обратиться в суд с требованием о применении последствий ничтожной сделки. Об этом сообщает пресс-служба Конституционной палаты КР.

Текст решения:

"Конституционная палата в своем решении отметила, что оспариваемая норма сформулирована по методам разрешительной системы советского периода, характеризующаяся отсутствием четких критериев, ясных и строгих граней правового регулирования, предоставляющая управомоченному органу широкое и произвольное усмотрение. Тогда как удельный вес подзаконных актов Национального банка по вопросам осуществления банковского надзора и объем полномочий, делегированных на ведомственный уровень правотворчества, не должен допускать свободной трактовки воли законодателя подзаконными актами и должен быть строго лимитирован до пределов, не позволяющих переступить грань, за которым начинается ограничение прав и свобод, гарантированных Конституцией Кыргызской Республики.

Соотношение задач и функций, возложенных Конституцией на Национальный банк и значения конституционных гарантий свободы экономической деятельности недвусмысленно определяет границы возможного распространения в гражданский оборот компетенции Национального банка. Этот механизм может включаться лишь тогда, когда субъект предпринимательства уже становится косвенным владельцем порогового участия в капитале банка, а не до этого, как указано в оспариваемой норме. Предварительное регулирование условий сделок между лицами, еще не являющимися субъектами банковских правоотношений, является вторжением в зону свободного предпринимательства, тем самым, существующее правовое регулирование выходит за пределы допустимости компетенции Национального банка, перечень которого строго очерчен Основным Законом. Также Конституционная палата усматривает упречность оспариваемой нормы в том, что в силу предоставления Национальному банку самостоятельно определять порядок выдачи разрешения, уполномоченный орган путем ведомственного нормотворчества безгранично вторгается в такую чувствительную сферу, как введение со стороны государства ограничительных мер.

Вместе с тем Конституционная палата учитывает существование общепринятых международных стандартов (Резолюция 1617 (2005) Совета Безопасности ООН (ФАТФ), рекомендации Базельского комитета по банковскому надзору), которые содержат требования об осуществлении банковского надзора посредством более глубокого вторжения в сферу гражданского оборота нежели, чем это дозволено Национальному банку Конституцией Кыргызской Республики.

Принимая во внимание требования Венской конвенции о праве международных договоров о недопустимости невыполнения международного договора на основании положений своего внутреннего права, а также возможности в связи с этим наступления международно-правовых последствий санкционного характера, Конституционная палата признала оспариваемые нормы непротиворечащими Конституции.

В принятом Решении также отмечено, что при отсутствии устойчивых законодательных барьеров, способных исключить возможность совершения сделок бенефициаром, даже через третьих лиц, без прохождения процедуры согласования с Национальным банком (нотариальное удостоверение, государственная регистрация), применение такой суровой меры воздействия как признание сделки ничтожной, которая может привести к значительным имущественным потерям, в том числе, для добросовестных участников гражданского оборота, является перекосом в правовом регулировании и очевидным нарушением конституционных принципов справедливости и равной правовой защиты прав и интересов собственников всех форм собственности.

Исходя из общего смысла конституционных установок государство обязано строить отношения с субъектами предпринимательской деятельности на основе добросовестности, честности, недискриминации и равноправия всех участников гражданского оборота.

Соответственно, правовые последствия, предусмотренные частью 9 статьи 86 рассматриваемого Закона, являются не соразмерным посягательством на конституционные гарантии о праве каждого на неприкосновенность собственности, экономическую свободу и свободное использование своего имущества".


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД