История одного завода. Как получить от госбанка $1 млн "на банкротство"

В 2011 году "Заводу нестандартного оборудования "Электротерм" был выдан кредит на "развитие бизнеса". Причем кредит более чем в 1 млн долларов одобрил государственный "РСК Банк". Через несколько лет завод отошел банку за долги. А еще через несколько – он был объявлен банкротом. Казалось бы, одна из заурядных историй краха частного бизнеса. Но, как бы не так.

Об этом предприятии еще в 2015 году сообщалось как об одном из важных игроков на рынке продаж металлопроката КР, обеспечивающем рост промышленного производства страны. И, как выяснилось, кредит госбанком, как и отъем имущества, были оформлены мошенническим способом с использованием поддельных документов. Теперь один из учредителей завода, чье имущество было отнято банком без его ведома, пытается отстоять свои права.

История завода

ОсОО "Завод нестандартного оборудования" Электротерм" расположен в Жайылском районе Чуйской области. Рабочие цеха находятся в промышленной зоне города Кара-Балта на территории общей площадью 4,5 га. Проектная мощность завода, по данным 2015 года, составляла 10 тысяч тонн металлопроката в год. Основным видом деятельности завода являлось производство строительных металлических конструкций.

Учредителями ОсОО являются физические лица – граждане Кыргызстана (данные Минюста КР):

- Олег Ермолаев (доля в уставном капитале 10%)

- Бекболот Саргалдаков (руководитель, 45%)

- Закирджан Исхаков (45%).

По словам Закирджана Исхакова, который выкупил свою долю в 45% в 2007 году, фактически заводом управлял Бекболот Саргалдаков.

"В 2007 году Бекболот Саргалдаков предложил мне 50% доли в уставном капитале. Я выкупил 45%, еще 45% он оставил себе, а оставшиеся 10% якобы передал Ермолаеву Олегу, которого сам и назначил директором. Примерно через год Саргалдаков резко изменился. Наглость и самоуверенность у него возросли. Оказалось, что он стал сватом известного в стране человека - Камчы Кольбаева. С тех пор, прикрываясь его именем, Бекболот делал все, вплоть до грубых угроз, чтобы я не появлялся на заводе, к управлению предприятием меня не подпускал, мои письма игнорировал, а охранников предупредил меня не пропускать. Я вынужден был беспокоиться за свою жизнь и моих близких. Против продажи моей доли другим он категорически возражал, обещал, что выкупит сам. Вопросы о дивидендах игнорировал, - рассказывает Исхаков.

Кредит

В 2011 году Бекболот Саргалдаков решает взять кредит якобы на развитие бизнеса.

"Он произвел оценку завода, это было около трех миллионов долларов. Мне как одному из учредителей позвонили с ЕАБР спросили моего согласия на получение кредита в 1 млн долларов. Я категорически отказался. Затем позвонили с "РСК Банка", и я снова отказался. Позже меня пригласили в "РСК Банк", где я подтвердил свой отказ. Там у меня взяли паспорт якобы для сверки данных, думаю, тогда они сделали его (паспорта) ксерокопию… Когда я отказался от кредита, Бекболот мне сказал: "вы зря это делаете, я все равно добьюсь своего". Я не воспринял его слова, думал, что банк - это все-таки серьезная организация и не станет выдавать такие большие деньги без согласия всех трех учредителей", - вспоминает Закирджан Исхаков.

Но в июне 2011 года кредитный договор между ОАО "РСК Банком" и ОсОО "ЗНО "Электротерм" все-таки был заключен (как это уже вопрос следствию). Заемщику было предоставлено 6 млн 530 тысяч юаней (порядка 1 млн долларов) на 48 месяцев на "прочее производство, приобретение оборудования". В качестве предмета залога выступил сам завод "Электротерм", а также имущество в виде двух квартир и жилого дома учредителей Саргалдакова Б. и Ермолаева О.

"Во-первых, кредитный договор подписывал Ермолаев О., не являясь генеральным директором по данным Министерства юстиции. Во-вторых, имеются два из трех поручительства, а именно Саргалдакова Б., Ермолаева О., но нет от Исхакова З. Поэтому банк не мог не знать, что третий учредитель был против кредита, тем более что Исхаков сам лично это подтверждал банку. По нашему мнению, заинтересованные лица ОАО "РСК Банка" выдали незаконный кредит в сговоре с Саргалдаковым Б. При этом, он позже расплатится с банком имуществом Исхакова", - говорит представитель по доверенности от Исхакова Канатбек Усенканов.

На какие конкретно цели ушел миллион долларов кредитных средств и как именно производились выплаты по задолженности (производились ли вообще) доподлинно неизвестно. Но вот результатом этой сделки стало то, что в 2016 году завод перешел "РСК Банку". Соглашение об отступном рассматривалось якобы на общем собрании учредителей. Только вот Закирджану Исхакову об этом собрании не сообщили, хотя его подпись в протоколе каким-то образом появилась.

"Подпись абсолютно не моя. Экспертиза показала, что она подделана. И еще подделана подпись нотариуса, которая якобы присутствовала на собрании учредителей и как раз следила за подлинностью документа. Почему, когда выдавали кредит в 2011 году, в банке не требовали нотариального заверения протоколов? А потом их видимо вынудили, и пришлось подделывать подписи - мою и нотариального заверения", - считает Исхаков.

Со слов представителя потерпевшего им удалось найти оригинал протокола собрания учредителей от 2016 года с поддельной подписью Закирджана Исхакова, где нет никакого нотариального заверения.

"Следствию МВД КР и Национальному банку необходимо выяснить эти факты и кто именно подделывал подписи Закирджана Исхакова в протоколах общих собраний, а также частного нотариуса Жайыльского района Чолпонкуловой Г.", - настаивает Усенканов.

Что интересно, до этого в ходе разбирательств (об этом подробнее ниже) заместитель правления ОАО "РСК Банк" Т. Кугобаев пишет официальный ответ начальнику следственной службы ОВД Жайылского района, что Саргалдаков Б. и Ермолаев О. в 2011 году никакие кредиты не получали, где залогом является завод "Электротерм". Вот это поворот! Тогда на каком основании завод был передан банку, не рейдерский ли захват?

"При этом отмеченный Кугобаев Т. осведомлен о наличии кредитного договора, так как будучи членом правления банка сам участвовал в вынесении решения по залогу", - подчеркивает Канатбек Усенканов.

Уголовное дело

Закирджан Исхаков о получении кредита без его ведома узнал в апреле 2018 года, начал обращаться в правоохранительные органы в Совет безопасности, в правительство КР и даже трижды на имя президента КР. Просил принять меры в отношении Саргалдакова Б. и Ермолаева О., которые мошенническим путем без его ведома получили кредит в банке.

Госорганы бездействовали год и лишь в 2019-ом дело было зарегистрировано в ЕРПП РОВД Жайылского района по статье "Мошенничество". В 2020 году Следственная служба ОВД Жайылского района постановила признать Исхакова потерпевшим по делу. Но уведомления о подозрении в преступлении до сих пор никому так и не вручены.

В настоящее время дело передано в ГУВД Чуйской области. Его ведет следователь по особо важным делам Баястанов Бакыт. Было проведено несколько допросов и очных ставок, произведена выемка документов из банка. Но расследование, отмечает потерпевший, не движется.

В подтверждение тому, Прокуратура внесла представление о привлечении к дисциплинарной ответственности следователя и руководителя СС ГУВД Чуйской области за допущенную волокиту.

"В очных ставках Саргалдаков Б. признает, что должен мне деньги за мою долю и обещает отдать. С него даже взяли расписку о невыезде за границу. Хотя он меня и следователя умолял, мол, отпустите, я поеду в Китай, Казахстан и верну деньги. Это его заявление было зарегистрировано. Не раз так говорил. Пару раз он мне принес красные книги на какие-то земельные участки, я сказал - "продай и отдай деньгами. Но денег он так и не вернул", - уверяет Исхаков.

"Следствие стоит, тогда как кроме подделки подписи Исхакова З. всплывает подделка подписи нотариуса, незаконная выдача кредита. Еще вопрос - куда делся Ермолаев? По данным банка (!) он покинул страну, его надо найти и допросить. Куда только мы не обращались. Как такое возможно, выдать млн долларов кредита, такие махинации в документах и обвиняемые не установлены?", – вопрошает Усенканов.

Меж тем, в 2019 году решением межрайонного суда Чуйской области ОсОО "ЗНО Электротерм" признано банкротом.

"Специальный администратор Чубак Мамбетов, осведомленный об уголовном деле по факту "Мошенничество", где Закирджан Исхаков является потерпевшим, при выяснении причин банкротства прибыльного предприятия и появления у него долгов за несколько лет по неуплате налогов в сумме 1 млн 479 тыс сомов, столкнулся с сопротивлением и давлением со стороны ОАО "РСК Банк". Цель была закрыть данное дело", - отметил Канат Усенканов.

Родственные связи или при чем тут Камчы Кольбаев

Как выяснилось, и это занесено в материалы дела, Камчы Кольбаев (ныне Камчыбек Асанбек) является сватом Бекболота Саргалдакова.

В ходе последнего задержания Кольбаева, по некоторым данным, он даже дал показания по делу о заводе "Электротерм".

"Прошла информация о возможном участии Кольбаева в "рейдерстве" завода "Электротерм". Хотя потерпевший считает, что он не имеет фактического отношения к этому делу. Считаем, что Саргалдакова Б. использовал имя криминального авторитета в своих целях", - уверен Усенканов.

Есть еще один интересный факт из биографии Бекболота Саргалдакова. Его сыном является бывший (до недавнего времени) следователь ГКНБ КР по особо важным делам, а с февраля 2021 года судья Октябрьского районного суда Бишкека - Искандер Саргалдаков.

Позиция Нацбанка

И напоследок, в качестве информации – Нацбанк не считает нужным проводить внутреннее расследование по выданному с такими нарушениями кредиту государственным "РСК Банком".

"Банк со 100% долей государства выдает кредит в 1 млн долларов. Мы прямо спросили, был ли данный кредит из средств налогоплательщиков и почему банк отнял имущество не тех, кто получал кредит, а Закирджана Исхакова? Кто ответит за подделку документов и за то, что у человека без его ведома мошенническим путем отняли имущество? Пока на эти вопросы нам никто не дает ответа, а следствие затягивается", - заключит Канатбек Усенканов.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД