Мухтар Тайжан: Кыргызстан должен отказаться от вступления в Таможенный союз

Казахстанский экономист рассказал о последствиях для Казахстана от вступления в ТС и предостерег Кыргызстан от подобного шага.
  14.05.13   17:28

Известный казахстанский политолог, кандидат экономических наук Мухтар Тайжан активно продвигает идею референдума о выходе Казахстана из Таможенного союза. Он считает, что подобная интеграция опасна для независимости республики. В интервью "ВБ" Тайжан рассказал, почему он пришел к таким выводам, чем членство в Таможенном союзе может грозить Кыргызстану.

- В чем отличие стартовых условий Кыргызстана и Казахстана при вступлении в ТС?

- В Кыргызстане есть условия для обсуждения таких общенациональных вопросов, как вступление в ТС. У нас же серьезных дискуссий с экспертами не проводилось.

Я изначально выступал против присоединения Казахстана к ТС и далее к Единому экономическому пространству. Сегодня очевидно, что я был прав. Недовольны все: производители, торговцы и потребители. На полках наших магазинов все меньше и меньше продукции местного производства. Внутренний рынок перестает быть нашим, на нем теперь властвует российский производитель. Статистика свидетельствует также о сокращении объемов экспорта в Россию.

- Но ведь экономическая интеграция - это общемировая тенденция.

- В экономической интеграции выделяют четыре ступени. Первая, это когда страны заключают договоры о создании режима наибольшего благоприятствования в торговле, взаимной защите инвестиций и избежании двойного налогообложения.

Вторая ступень – создание так называемой зоны свободной торговли. Например, у Казахстана с Россией никогда не было таможенных пошлин, ставка всегда была нулевая. Это самая распространенная в мире форма международного сотрудничества. На подобных условиях действует Всемирная торговая организация (ВТО).

Третья стадия интеграции – Таможенный союз. Она подразумевает также идентичный таможенный тариф по периметру внешних границ. До создания Таможенного союза России, Казахстана и Беларуси такая форма сотрудничества практически нигде не существовала за исключением Европейского союза.

Однако европейцы пошли еще дальше, создав экономический союз. У них общая экономическая политика, единая валюта, единый центральный банк. Страны ТС тоже к этому стремятся.

- Какие должны быть условия, чтобы интеграция принесла положительные плоды?

- Во-первых, страны должны быть примерно равными по размерам. В противном случае одна сторона сразу же завладеет рынком другой. В Европе такое условие соблюдается. Там нет одного гегемона, доминирующего игрока. Такие крупные страны, как Германия, Франция, Италия, Великобритания, Испания, Польша, уравновешивают друг друга. Самая крупная экономика – Германия – не занимает даже трети всей экономики Европы. В каждой отрасли существует по несколько мощных производителей, поэтому ни у одной страны нет монополистической позиции.

Второе условие - чтобы объединяющиеся страны были одинаково экономически диверсифицированы. Если аграрная страна объединится с промышленно развитой страной, то необходимой конкуренции опять-таки не возникнет.

Третье условие - страны должны интегрироваться на добровольных началах, никакого принуждения не должно быть.

- А как было в случае объединения Казахстана, России и Беларуси?

- Ни одно из названных условий не было выдержано. Размеры экономик разительно отличаются. Экономика России крупнее экономики Казахстана в 14 раз, а демографически она больше в 10 раз. Рынок Казахстана составляет всего 7 процентов от российского. Это все равно, что выпустить на ринг школьника и профессионального боксера.

Совершенно разная и структура экономик. Если в России производится все, начиная от линолеума и заканчивая автомобилями, то экономика Казахстана не диверсифицирована. Наш экспорт на 76 процентов состоит из сырья, из которых 51 процент приходится на нефть и 25 процентов – на металл и изделия из него.

Граждан Казахстана никто не спрашивал, хотят они объединяться с Россией или нет. Не было опроса общественного мнения или референдума.

- А как дела у белорусов?

- Им ТС выгоден, потому что у них диверсифицированная экономика. Их основной потребитель – Россия. У Беларуси появилась возможность беспошлинно получать российские нефтепродукты, перерабатывать у себя на заводах и экспортировать их на европейский рынок.

- Для чего члены ТС добиваются вступления Кыргызстана, ведь его вес еще меньше, чем у Казахстана?

- Это просто имперские амбиции России, и больше ничего.

- Один из крупнейших бизнесменов Кыргызстана, он же председатель Фонда прогрессивных инициатив Аскар Салымбеков заявил, что страны ТС в качестве компенсации рисков должны создать для Кыргызстана нечто вроде "плана Маршалла" с фондом в $5 миллиардов. Будет ли от этого эффект?

- Никакие фонды не помогут и ничего не компенсируют. Государственные фонды зачастую становятся кормушкой для недобросовестных чиновников и источником для создания непрозрачных схем.

- Какие ошибки были допущены Казахстаном при вступлении в ТС?

- Единый таможенный кодекс на 92 процента состоит из прежнего Таможенного кодекса Российской Федерации. Но российский кодекс нам абсолютно не подходит. Например, они защищают своего автопроизводителя. У нас своего автопрома нет. Тогда зачем нам высокие таможенные пошлины? Из-за них у нас резко подорожали автомобили.

Но даже поднятие размеров пошлин нам ничего не дает. Ведь из денег, собираемых на границах, 89 процентов идут в российский бюджет, Казахстану остается всего 7 процентов и 3 процента - Беларуси.

К тому же все свои полномочия мы передали в наднациональный орган и теперь не можем регулировать свои таможенные ставки. Сначала это была комиссия ТС, теперь Евразийская экономическая комиссия. Евразийская комиссия – это 2 тысячи человек, 84 процента из которых – российские чиновники. В интересах кого они будут проводить политику, понятно. Поэтому вам, дорогие братья-кыргызы, пока не поздно нужно отказаться от пагубной идеи вступления в ТС.

Вступление в Единое экономическое пространство говорит о том, что мы передаем свою внутреннюю экономическую политику в наднациональный орган. Речь об основных параметрах бюджетной, макроэкономической, тарифной политики, политике поддержки сельского хозяйства, общих стандартах проведения денежно-кредитной политики. На мой взгляд, такой шаг неконституционен и противоречит нашей декларации о независимости и суверенитете.

- А что можете порекомендовать Кыргызстану в качестве альтернативы ТС?

- Достаточно зоны свободной торговли с Россией, при которой действует нулевая таможенная ставка. Вот вам и открытые рынки, и ничто не будет мешать экспорту и импорту реализовывать совместные взаимовыгодные проекты. Что еще нужно? Это не потребует ставить на свои границы российские таможенные тарифы, делегировать кому-либо право ведения собственной внешнеэкономической и тем более внутренней политики. Мы дожились до того, что на наших границах уже стоят российские таможенники. Даже в Европе такого нет. Наши чиновники хотят уже вводить единую валюту, создавать единый центральный банк.

- К чему это в итоге должно привести?

- К созданию единой страны и государства, то есть идем туда, откуда недавно ушли. Хотя думаю, что сделать это не получится, потому что основная масса наших граждан против. Единственное приемлемое решение для Казахстана – выход из ТС. Нами предпринимались попытки организовать референдум по этому вопросу, собрать подписи, но пока они не увенчались успехом.

- И все-таки хоть какие-то плюсы от вступления в ТС Казахстан получил?

- Если вы разобьете о пол стакан, будут ли какие-то плюсы?

- Судя по всему, нет.

- Почему же? Вам придется нагибаться, напрягать зрение, чтобы собрать осколки. Словом, прилагать физические усилия. Разве это не польза? Вопрос лишь в том, стоило ли ради этого разбивать стакан. Аналогичная ситуация и здесь. Многих целей можно достичь и без ТС.

Справка

Мухтар Болатханулы Тайжан - экономист и общественный деятель Республики Казахстан, кандидат экономических наук.

Родился 10 сентября 1973 года в Алматы в семье профессионального дипломата Болатхана Кулжанулы Тайжана.

Образование: 1991-1997 годы - Варшавский университет, диплом магистра международных экономических и политических отношений.

Карьера: 1997-2001 годы - Агентство по стратегическому планированию и реформам РК (был в группе разработчиков Стратегии развития Казахстана до 2030 года, приоритет "Экономический рост"); администрация президента РК, рабочие органы Совета безопасности РК, аналитик по мировой экономике; 2001-2003 годы – наемный топ-менеджер; с 2003 года - предприниматель, в настоящее время президент компании Taizhan Terminal; президент фонда имени Болатхана Тайжана.

URL: http://www.vb.kg/227745